Logo
Как работают законы коррупционной рентной экономики
05.07.2019 13:59

Айзек Азимов в свое время сформулировал три закона робототехники. У коррупционной, рентной модели экономики тоже есть свои законы, только не робото-, а "работехники". Мы уже публиковали статьи на тему институциональных ловушек, в сети которых попала Украина, и более детально рассмотрели "ловушку Эйхенгрина" в контексте замедления темпов роста экономики и "средних доходов" населения, что уже и происходит, судя по свежим данным Госстата. В этой статье мы рассмотрим смысловую антиутопию, которую поддерживают в Украине политические элиты, связанные прочным "линком" с системой большого бизнеса.

Политические инвестиции должны приносить финансовые дивиденды в виде коррупционной ренты провластных "элит" – первый закон рентной коррупционной экономики. Население должно воспринимать политические инвестиции как собственное демократическое волеизъявление и приветствовать выплату коррупционной ренты как инструмент государственного развития – так гласит второй закон. И третий: все законы, правила и судебные решения не могут противоречить первому и второму законам.

На минуту отвлечемся от сложных логических конструкций. Перейдем на микроуровень как на наиболее иллюстративный. Когда едешь по центру Италии, через Апеннинские горы, можешь воочию увидеть, как функционирует формат богатого государства и условно бедного населения: эстакады и подземные туннели протяженностью во многие километры и достаточно скромный автопарк, движущийся по, заметьте, платным автобанам. В Украине один единственный бескидский тоннель строили несколько президентов, а по "убитым", но зато бесплатным дорогам движется "автопарк" не в пример итальянскому. Вопрос "цены государства" является ключевым для нас. Украинцы не хотят платить налоги, потому что все они будут тут же украдены через систему распределения бюджетных расходов. Никто не хочет скинуться на новую яхту для прокурора или очередной джип, зарегистрированный на "кумасю" розовощекого генерала. Но все хотят получить от государства качественный пакет услуг в виде дорог, образования, медицины, социальной политики. А для этого нужны налоги, которые тут же украдут. Круг замкнулся, точнее "замкнуло" цепь рентной коррупционной экономики.

Главный источник функционирования любого государства – налоги. С 1996 по 2008 год, Украина жила в условиях негласного общественного договора, консенсуса между зарождающейся олигархией и населением. Первые стали главными выгодополучателями процесса приватизации и сконцентрировали в своих руках основные экономические активы, созданные во времена УССР; население же довольствовалось "чечевичной похлебкой" в виде низких тарифов, смягченных требований по выходу на пенсию, высоких теневых доходов. На эти быстропортящиеся "бонусы" общество и променяло свое право первородства. Данный пакт о ненападении был нарушен в 2008-м, когда глобальный кризис ускорил распад неэффективной экономической системы, построенной на выдавливании из нее регулярных коррупционных рент.

 

Сейчас политические элиты уже не хотят компенсировать обществу образовавшиеся социальные дефициты в виде низких пенсий, зарплат и высоких тарифов. Примерно 42% ВВП распределяются через фонд заработной платы, и этот своеобразный коэффициент эксплуатации в Украине — один из наиболее токсичных в мире. В развитых странах он в полтора-два раза выше.

Новая повестка дня в виде очередного общественного договора будет опираться на либертарианскую модель, которая в реальности означает окончательную десоциализацию и деиндустриализацию государства. "Каждый сам за себя, и Бог против всех". Но это лишь дымовая завеса, идеологический камуфляж. На самом деле задача провластных элит сохранить абсолютную величину изымаемой с экономики коррупционной ренты, а с учетом ее скукоживания до размера шагреневой кожи сделать это можно лишь с помощью увеличения нормы рентных сборов: если раньше с ВВП величиной в 180 млрд долл. снимали 10%, то сейчас для получения той же суммы нужно изымать все 15%. Никто не хочет соскальзывать в мясорубку, где общество перемалывается на электоральный фарш: ни сами "элиты", ни их обслуга в виде 5% населения, куда эти 15% коррупционных рент частично "просачиваются".

Именно поэтому в ближайшее время ключевая задача власти не допустить падения размера получаемых коррупционных рент. Это первый закон рентной коррупционной экономики. Но как это обеспечить в условиях катализации социальных процессов?

Сформировать новый провластный консенсус поможет второй закон. Общество нужно убедить в том, что для развития экономики нужно снижать налоги, отменять старые и вводить новые, более "мягкие". На первом этапе это приведет к временным трудностям, и придется затянуть пояса, но зато в итоге экономика получит мощный импульс к развитию, и лет через пять, а лучше десять, все наладится. А пока все не устаканится, самые буйные головы могут отдохнуть на стройках Польши и Чехии. Можете не сомневаться, именно такая повестка дня и будет предложена уже в августе-сентябре.

 

А может, нам и вправду нужно снижать налоги?

112.ua

Нынешняя структура доходов бюджета выглядит следующим образом: налоговые и таможенные платежи приносят в бюджет примерно одинаковые суммы – 399 и 369 млрд грн соответственно (по итогам 2018 года). Третье и четвертое места делят единый социальный взнос (поступает в Пенсионный фонд) и местные бюджеты – до 230 млрд грн каждый.

112.ua

Относительно ВВП налоговые поступления в центральный бюджет составляют всего 11%. Столько же дают и таможенные отчисления.  

112.ua

Если распределить налоги и прочие сборы по донорам, которые их формируют, получится и вовсе занимательная картина. Население в виде подоходного налога, ЕСВ (платят работодатели, но начисляют на фонд оплаты труда) налога на недвижимость, формирует 41% от общих сборов, превышающих 1,2 трлн грн в год.
 

На втором месте – конечный потребитель, за счет которого формируются такие косвенные налоги, как НДС и акциз, включенные в стоимость внутренних и импортных товаров, причем именно импорт (пошлины, акцизы, НДС) является бюджетообразующим финансовым потоком. Он очень опосредованно связан с состоянием реальной экономики. Достаточно сказать, что за счет трудовых трансфертов из-за рубежа формируется значительный внутренний платежеспособный спрос, который через сектор торговли конвертируется в рост ВВП и наполняет бюджет даже на фоне остановившихся заводов. Конечный потребитель – это в значительной степени тоже население.

Бизнес (налог на прибыль, единый налог, экологический налог, рента за добычу природных ресурсов, туристический сбор) формирует лишь 14% бюджетных поступлений.

112.ua

В частности, вся добывающая промышленность в 2018 году принесла в бюджет в виде налоговых сборов в центральный бюджет по классификации видов экономической деятельности (ДК 009:2010) всего 82 млрд грн. А строительство, которое переживает исторический микробум и которое нарекли чуть ли не драйвером экономического роста страны, – всего 13 млрд грн. Немногим более – сельское хозяйство, еще один драйвер развития – 23 млрд грн.

Общая капитализация фискального потока не впечатляет: в долларовом эквиваленте получаем 14 млрд долл. поступлений в центральный бюджет, 8,5 млрд долл. – в местные бюджеты и 13 млрд долл. от таможни.

 
112.ua

Если не учитывать таможенных сборов, то показатель Украины tax-to-GDP (налоги к ВВП) составляет 24%, а с учетом таможни – 34%, что адекватно среднему показателю в группе стран ОЭСР. В развитых странах этот индикатор больше и зачастую превышает 40%, в Центральной Европе примерно соответствует нашему. В динамично развивающихся экономиках – существенно меньше. Но при сопоставлении наших данных с международными всегда нужно помнить о высоком удельном весе в налоговых сборах украинской фискальной системы платежей населения и конечного потребителя, то есть опять-таки населения.

В мире наблюдается несколько базовых фискальных моделей. Богатые страны по мере роста благосостояния населения повышают налог на конечное потребление (НДС) и подоходный налог (физические лица).

Группа лидирующих развивающихся экономик подходит к вопросу построения налоговой шкалы более избирательно: по социальным группам товаров и услуг вводятся пониженные ставки НДС с целью стимулировать потребительский спрос и рост качества и стандартов жизни. Прямые налоги (на прибыль и подоходный) удерживаются на низком уровне. Такие государства, как Сингапур, применяют еще более радикальные модели фискального стимулирования в виде снижения прямых налогов, которые компенсируются косвенными.

Украина также нуждается в формировании многоступенчатой системы взимания НДС, когда для продуктов питания, одежды и коммунальных услуг будут применяться пониженные или нулевые ставки налога. Это поможет снизить уровень цен и простимулировать рост потребления и качества жизни. Необходимо снижать и уровень подоходного налога до 10-15%, при этом вводить прогрессивную шкалу налогообложения для зарплат выше 50 тыс. грн в месяц и премий в размере "261 млн грн", ведь эти заоблачные суммы облагаются сейчас по ставке, аналогичной налогу на зарплату уборщицы в супермаркете.

А как же бизнес? А вот здесь и кроется скрытая "начинка". Значительная часть бизнеса, так или иначе вовлеченного в этот скрытый консенсус с политической системой, сейчас либо не платит налоги, либо платит "сколько не жалко". Существуют две реальности: фискальное зеркало в виде официальной базы налогообложения и зазеркалье в виде реальных платежей. В центральный бюджет перераспределяется чуть более 10% ВВП (без учета таможни). Это, по сути, скрытая "десятина", которую получает государство. В то же время крайне неудобная налоговая модель отпугивает от нашей экономики внешних инвесторов. Получается замкнутая система: чужие здесь не ходят, а свои не платят. Токсичная налоговая матрица нужна рентной модели экономики для того, чтобы заблокировать приход на внутренний рынок системных инвесторов, которые могут пошатнуть доминирование уже сложившихся местных монополий и олигополий. Все лакомые куски бизнеса у нас уже поделены, а низкая емкость и капитализация рынка не дает возможности поделиться с "чужаками". В то же время этот квазирыночный базис и защищающая его политическая "надстройка", не пуская внешние компании "в свой огород", не спешат платить налоги в бюджет. Политический лоббизм позволяет местным ФПГ проводить глубокую налоговую оптимизацию, которую не могут себе позволить системные иностранные компании, которые платят все положенные налоги.

В этих условиях любые налоговые послабления – это лишь очередной "ярд", подаренный отечественным финансово-промышленным группам, ведь даже если снизить налоги до нуля, иностранные инвесторы все равно не придут, то есть любая налоговая либерализация – это всего лишь инструмент повышения абсолютного значения коррупционной ренты, которую "выдаивают" из тощей коровы национальной экономики.

Вот кто действительно нуждается в ослаблении налоговой удавки, так это население, то есть конечный потребитель. Домохозяйствам нужно разрешить снижать уплачиваемые налоги за счет инвестиций в свое развитие. Кроме того, от налогов нужно освободить семьи, получающие минимальные доходы. НДС на социальные товары и услуги должен быть снижен до 0-5-10%. Вот только адвокатов у населения ни в прошлом парламенте, ни в будущем как не было, так и нет. И слуги народа, если и служат, то "народу" из нескольких семей, фамилии которых написаны на шпаргалке в носке высших должностных лиц страны. Ведь третий закон коррупционной рентной экономики никто пока не отменял.

Алексей Кущ

http://www.minprom.ua/page3/news254421.html