Logo
В азотной яме
07.05.2015 07:00
В 2014 году украинские производители азотных удобрений понесли суммарные убытки в размере 36 млрд грн. И фактически вся эта убыточная глыба легла на плечи одного человека – Дмитрия Фирташа. Чтобы оценить масштаб падения, достаточно небольшого сравнения. У металлургов, которым тоже пришлось несладко, потери оказались на 10 млрд грн. меньшими.

Шишки на Макара

30 апреля Венский суд снял ограничения на свободу перемещений украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа, после чего тот заявил, что хотел бы вернуться на Родину. Возврат хозяина был бы очень кстати, так как вся его химическая конструкция сегодня шатается, словно подвесной мост под самосвалом. Как раз к концу апреля все азотные комбинаты страны опубликовали свои финансовые отчеты. Есть что сопоставить. У "Днипроазота" Игоря Коломойского получилась даже небольшая прибыль – около 17 млн грн. У все еще государственного Одесского припортового завода – убыток, но гораздо меньше, чем годом ранее (270,5 млн грн. против 1,14 млрд грн.). В этом контексте финрезультаты предприятий из группы OstChem выглядят удручающе: "Стирол" – 12,7 млрд грн., северодонецкий "Азот" – 10 млрд грн., черкасский "Азот" – 8 млрд грн., "Ривнеазот" – 5,2 млрд грн. Это все – убытки.

Сумма убытков более чем в два раза превышает объемы реализации этих же предприятий за прошлый год. Как при таком соотношении никто из них еще не заявил о банкротстве – большая финансовая загадка. Понятно, работу химкомбинатов дотирует материнская компания, поскольку экспортная маржа от продажи минудобрений оседает преимущественно на швейцарских счетах OstChem. Но даже при такой модели распределения заработков Фирташу все сложнее поддерживать в рабочем состоянии свои украинские активы. Тем более что на его группу активно давит не только экономический кризис в Украине, но и власти, и кредиторы.

Еще в конце 2014 года российский "Газпромбанк" потребовал от холдинга Ostchem погасить кредиты на 842,5 млн долл. или же отдать 5,679 млрд куб. м газа, выступающих залогом под этот заем. Месяц переговоров привел стороны к компромиссу, детали которого они не раскрывают, но, очевидно, Фирташу удалось договориться о реструктуризации долгов. Хотя, как утверждают источники, лишь до октября текущего года. Однако прошло совсем немного времени, и на Ostchem обрушился удар с другой стороны.

28 апреля ГП "Газ Украины" подало в суд иск против компаний холдинга, обвинив их в причинении убытков на 5,7 млрд грн., из которых 3,3 млрд грн. – это неоплаченные азотным комбинатам Фирташа поставки газа еще за 2010-2011 годах, остальное – недополученные газовиками доходы. В Group DF, куда входит Ostchem, уже назвали такой шаг экономическим шантажом. Параллельно в компании готовятся к долгой судебной канители, понимая, что в данном случае договориться о мировой, как удалось с российскими кредиторами, почти невероятно. По постановлению Печерского райсуда Киева уже наложен арест на 500 млн куб. м газа группы в подземных хранилищах. Но поскольку формально почти весь этот газ принадлежит северодонецкому "Азоту", то прямого ущерба деятельности компании этот арест не наносит. В Северодонецке сегодня вообще отказались от использования природного газа в качестве сырья. Предприятию выгоднее ввозить цистернами аммиак из россошанских "Минудобрений" и перерабатывать его в готовую химпродукцию.

Не в бровь, а в газ

Реализовать подобную схему на других комбинатах группы не позволяет слишком длинное транспортное плечо. Поэтому в Ровно и Черкассах Ostchem пытается быстро и недорого модернизировать производство, чтобы хоть немного снизить расход природного газа. На черкасском "Азоте" (ключевом на сегодня предприятии группы) в прошлом году на покупку газа было потрачено около 2 млрд грн. При этом комбинат в целом реализовал продукции на 6 млрд грн. То есть каждую третью заработанную гривну ему приходится тратить на газ. На каждую тонну произведенного аммиака здесь расходуется 1029 куб. м газа, что, кстати, на 15-20% больше, чем на современных химкомплексах за рубежом.

Более того, сами минудобрения как конечный продукт "Азота" стоили в прошлом году дешевле изначального сырья. Например, черкасский комбинат продавал селитру в среднем по 274 долл./тонн на внешних рынках и по 245 долл./тонн – на внутреннем, карбамид – по 299 и 265,5 долл./тонн соответственно. Газ же никогда в этот период ниже 300 долл./тыс. куб. м не стоил. Правда, к весне 2015 стоимость удобрений на украинском рынке заметно подскочила, по крайней мере, в гривневом эквиваленте. Для Ostchem – это повод увеличить внутриукраинскую конкурентоспособность своей продукции.

До сих пор в сегменте селитры она активно бодалась с российскими производителями, но повышение размера заградительной пошлины на их продукт с 11,91% до 36,03% не просто уравняло шансы, а перетянуло чашку весов на ее сторону. В карбамидном сегменте главным конкурентом черкасского "Азота" с коллегами выступал днепродзержинский "Днипроазот" из семейства "Привата". На протяжении почти всего 2014 года он мог себе позволить такую роскошь, как газ по дешевке. Но осенью прошлого года Кабмин принял ряд решений, которые фактически заблокировали доступ предприятию к газу дружественной компании "Укрнафта" и ее партнерских СП, накопленному в подземных хранилищах. В результате с декабря 2014 "Днипроазот", как и остальные представители азотной отрасли, получает природный газ "на задвижке" по 6,6-7 тыс. грн./тыс. куб. м.

Сменившиеся обстоятельства вынуждают днепродзержинский комбинат в 2015 году более активно заняться экспортом. Если годом ранее за границу ушло только около 11% изготовленного там карбамида, то в 2015 на предприятии настроены на показатель не менее 20%. При этом маркетологи "Днипроазота" отмечают, что масштабные рынки Индии и Пакистана Украина уже фактически потеряла: конкурировать там с китайской и иранской продукцией нереально – пришлось бы продавать товар чуть ли не вдвое ниже себестоимости. Но зато она может обрести новых клиентов на рынке азотных удобрений ЕС и попытаться удержать позиции в традиционных для своего сбыта странах – Турции, Италии, Бразилии, Мексике, Нигерии.

Одесский припортовый завод более чем кто-либо в украинской азотной промышленности ориентирован на экспорт. На внешних рынках ОПЗ получает около 90% своего дохода. Но при этом работает в минус. По оценкам конкурентов, в 2014 году производство удобрений (900 тыс. тонн аммиака и 600 тыс. тонн карбамида) принесло ему около 1 млрд грн. убытков. Частично компенсировать их предприятие смогло благодаря другой грани своей деятельности – перевалке чужих химикатов. За прошлый год оно перегрузило почти 4 млн тонн удобрений и метанола, преимущественно от российских заказчиков. Этот бизнес хотя и скромнее по объемам финансовой выручки, но гораздо рентабельнее.

К тому же в 2014 году ОПЗ дважды поднимал ставки тарифа на прием, хранение, охлаждение и перевалку жидкого аммиака. Второй раз, в ноябре, более чем на 50%. Такое решение привело к конфликту между заводом и другим госпредприятием – "Укрхимтрансаммиаком", обслуживающим аммиакопровод "Тольятти-Одесса". Последнее утверждает, что теперь отправка аммиака морем в Одесскому порту обходится дороже, чем в аналогичных портах Европы и США. В начале 2015 "Укрхимтрансаммиак" подал на ОПЗ в суд, требуя пересмотра беспочвенно повышенных тарифов. Но окончательное решение по иску пока не принято. Однако этот хозяйственный спор еще раз привлек внимание к аспекту, который будет иметь существенное значение при будущей приватизации Одесского припортового. Потенциальному инвестору он может быть интересен не только (или не столько) как производитель химикатов, сколько как незаменимый элемент химтранзита через Украину.

С девальвацией наперегонки

Года полтора назад этот фактор обязательно привлек бы на приватизационный конкурс российских субъектов – "Тольяттиазот" или россошанские "Минудобрения". Поскольку в нынешних условиях это нереально, то отсутствием серьезных соперников может воспользоваться "Приват", который уже контролирует всю нефтяную перевалку в Одессе. Дмитрию Фирташу, как уже отмечалось выше, сейчас тоже не совсем до ОПЗ. Ему важнее не утратить контроль над тем, что уже имеет, а в самом крайнем случае сохранить присутствие хотя бы на азотных комбинатах в Ровно и Черкассах.

Горловский "Стирол", похоже, надолго выпал из баланса группы OstChem. Благо, она успела вывезти оттуда запасы аммиака и отдать на переработку другим предприятиям холдинга. А запускать на полную мощность северодонецкий "Азот" у Фирташа также не спешат. Во-первых, зона боевых действий близко. Во-вторых, линии электропередач, питающие комбинат, в значительной мере повреждены или находятся на самозахваченной территории. Поэтому в эксплуатацию там запущена только линия по производству аммиачной селитры – наиболее востребованного (потому что дешевого) удобрения на внутреннем рынке, а мощности по выпуску аммиака и карбамида продолжают простой.

В то же время на 2015 год OstChem озвучил довольно смелые планы увеличения объемов производства в Ровно и Черкассах. Динамика первого квартала подтверждает их лишь отчасти. На черкасском "Азоте" объемы выпуска продукции действительно выросли на 20% по сравнению с показателями за аналогичный период 2014 года, но на "Ривнеазоте" – только на 3%. Не входящие в орбиту Фирташа азотные предприятия первоквартальных показателей по тоннажу пока не объявляли. Но, судя по финансовым сводкам, и у них дела пошли на поправку. Так, "Днипроазот" увеличил свою доходность более чем в 20 раз, получив 233 млн грн. прибыли. Одесский припортовый тоже смог похвастаться прибылью в размере 90 млн грн.

Причиной такого прогресса стал значительный рост цен на внутреннем рынке. По данным Минагрополитики Украины, в течение 2013-2015 годов цены на азотные удобрения в стране выросли в 3,4 раза – с 3420 до 11502 грн./тонн. При этом самый длинный прыжок пришелся на конец прошлого – начало текущего года. По словам главного аналитика компании "Инфоиндустрия" Дмитрия Гордейчука, подорожание удобрений шло упреждающими темпами даже по сравнению с девальвацией гривны. Причину этого явления он видит в дефицитной составляющей. Во-первых, аммиачной селитры украинского производства на всех желающих не хватает, а импортная – дороже. Это уже толкает цены вверх. Во-вторых, тот, кто не затоварился селитрой, переходит на более сложные удобрения – сульфат аммония, карбамид, КАС. По данным Дмитрия Гордейчука, в 2014 году объемы потребления карбамида в Украине выросли вдвое, и этот тренд будет актуальным на протяжении еще нескольких ближайших лет.

А генеральный директор OstChem Александр Халин обращает внимание, что в нынешнюю посевную на 57% вырос спрос на жидкие комплексные удобрения КАС. "Обычно, спрос на КАС повышался весной, но в этом году на рынке сформировалась новая тенденция – предприятия начали активно отгружать удобрения еще в январе и в феврале, – отметил он. – Кроме того, наши сельхозпроизводители уже начали строить специальные хранилища для хранения КАС и закупать специальную технику для его внесения в почву", – подчеркнул Александр Халин.

Впрочем, ценовое оживление на внутреннем рынке удобрений для их производителей может вскоре оказаться палкой о двух концах. Ситуацией с высокими ценами уже заинтересовались чиновники из Антимонопольного комитета. И можно не сомневаться, что в первую очередь спросят они с компаний Дмитрия Фирташа.

Ярослав Ярош

МинПром
http://www.minprom.ua/page2/news183869.html