Logo
В Багдаде не все спокойно
18.02.2014 07:00
Ирак в последние годы стал весьма важным рынком для отечественных металлургов. По данным за январь-ноябрь 2013 года, на него пришлось 28,4% украинского экспорта арматуры, а общий объем поставок за 11 месяцев составил почти миллион тонн. Быстро развивающийся и наращивающий добычу нефти Ирак является потенциально перспективным рынком сбыта и для других украинских товаров. Однако в начале 2014 года Ирак резко сократил импорт отечественной стальной продукции вследствие внутриполитической нестабильности.

Перспективный Ирак


В прошлом году Ирак являлся одним из крупнейших покупателей украинской стали – 4,8% от общего объема экспорта. А среди импортеров готовой стальной продукции он по итогам января-ноября 2013 года вообще занимает третье место, уступая только России и Турции. За этот период иракские компании приобрели в нашей стране более 700 тыс. тонн арматуры и почти 200 тыс. тонн горячего и холодного плоского проката.

На черные металлы приходится в настоящее время почти 80% украинского экспорта в Ирак (остальное – это в основном поставки продовольствия). Однако эта страна, безусловно, может стать крупным покупателем отечественной промышленной продукции, хотя пока что последней сделкой на этом направлении является неудачная поставка бронетранспортеров, не принятых заказчиком и отправленных им обратно.

Главное богатство Ирака – это огромные (четвертые или пятые в мире) запасы углеводородного сырья. При этом Ирак, с 1990 года находившийся в международной изоляции, а затем долгое время приходивший в себя после вторжения западной коалиции в 2003 году, является последним в мире крупным неразработанным источником легкодоступной нефти. На иракских месторождениях сегодня работают китайские, американские, европейские, российские компании.

В январе 2014 года добыча нефти в стране достигла рекордного значения – 3,52 млн баррелей в день, а максимальные объемы экспорта в первом полугодии прошлого года превышали 2,5 млн баррелей в день. К концу текущего года правительство страны рассчитывает довести объем производства до 4 млн баррелей в день, а экспорта – до 3,4 млн. Более долгосрочные планы развития национальной нефтяной отрасли предусматривают выход на уровень 9-12 млн баррелей в день к концу текущего десятилетия. Западные аналитики приводят в своих прогнозах более скромные показатели – порядка 3,6 млн баррелей в день в текущем году и 5-6 млн – через 5 лет. Тем не менее общая тенденция выглядит вполне очевидной: в ближайшие годы Ирак будет увеличивать добычу нефти и, соответственно, доходы от ее экспорта.

По оценкам Arab Steel, ежегодная потребность Ирака в стальной продукции составляет в настоящее время порядка 4,5-5 млн тонн в год, но этот показатель быстро увеличивается. Иракская Национальная комиссия по инвестициям прогнозирует, что в 2020 году в стране будет ежегодно использоваться не менее 7 млн тонн стали в год, а при благоприятных для национальной экономики условиях – и все 10 млн тонн. Страна отчаянно нуждается в новых инфраструктурных объектах – железных и шоссейных дорогах, мостах, воздушных и морских портах, нефте- и газопроводах. Кроме того, в Ираке очень острой является жилищная проблема. По оценкам Мирового банка, только в ближайшие пять лет в стране необходимо построить порядка 3,5 млн квартир. Наконец, существуют планы строительства в Ираке нескольких современных нефтеперерабатывающих заводов.

При этом черная металлургия в Ираке развита сравнительно слабо. В настоящее время в стране насчитываются всего четыре интегрированных сталелитейных предприятия совокупной производительностью менее 1,2 млн тонн длинномерного проката в год. Правда, на юге страны строятся еще два предприятия, общая мощность которых в проекте достигает 1,5 млн тонн готовой продукции в год, но далеко не факт, что они смогут дать этот объем. Как и в других странах Персидского залива, в Ираке весьма актуальна проблема обеспечения сталелитейного производства сырьем и энергией.

Кроме того, иракская металлургия распределена неравномерно. Основные мощности находятся на юге страны либо на севере, на территории Курдской автономии, в то время как в центральной части своего производства нет. При этом внутренняя транспортная связность оставляет желать лучшего, да и политические противоречия между южанами-шиитами, в настоящее время контролирующими правительство страны, суннитским меньшинством и курдами не содействуют внутренней торговле. Потребности Багдада в арматуре поэтому в значительной мере удовлетворяются за счет импорта арматуры из Турции и Украины, поступающего в страну сухопутным путем со стороны Средиземного моря, к которому Ирак выхода не имеет.

В последние годы Ирак является одним из крупнейших клиентов для комбината "Арселор Миттал Кривой Рог" и вторым по величине (после России) покупателем украинской арматуры. Но с начала 2014 года объем закупок внезапно резко упал – практически до нуля. Из-за этого украинским компаниям приходится отправлять свою продукцию по низким ценам в Ливан и даже Алжир, невзирая на действующую в этой стране 15% импортную пошлину.

Впрочем, то же самое уже случалось в начале 2013 года, когда иракские компании точно так же практически отсутствовали на внешнем рынке до середины февраля, а затем, как говорится, наверстали. Пауза в обоих случаях объясняется тем, что большая часть крупных строительных и инфраструктурных проектов, в которых используется украинская арматура, финансируется государством. Выделение же средств происходит только после утверждения парламентом государственного бюджета, с чем были проблемы в прошлом году и снова возникли в нынешнем. Однако сегодняшняя ситуация выглядит более сложной, чем прошлогодняя. Вследствие этого не исключено, что спрос на украинскую стальную продукцию в Ираке сократится по сравнению с прошлым годом.

Субъективные трудности

Американская оккупация не принесла в Ирак качественного государственного управления. Наоборот, в этой стране очень высокий уровень коррупции, значительная часть бюджетных средств тратится на содержание бюрократического аппарата, условия для ведения бизнеса откровенно плохи. Более того, в прошлом году в Ираке снова вырос уровень насилия. Количество погибших во время терактов достигло максимального показателя с 2008 года. В январе 2014 года боевики-исламисты, пришедшие из Сирии, даже захватывали города в центральной части страны – достаточно далеко от нефтяных месторождений юга и севера, но всего в нескольких десятках километров от Багдада.

Все это, естественно, оказывает негативное воздействие на экономику Ирака. Хотя в прошлом году рост ВВП страны составил 9%, этот показатель обеспечивался в основном ростом нефтедобычи. В "ненефтяной" экономике Ирака, скорее, наблюдался спад. При этом в текущем году ситуация может ухудшиться. И одним из основных факторов риска является как раз государственный бюджет.

В этом году иракские власти планируют государственные расходы в объеме 164,5 трлн динаров (141,2 млрд долл.), тогда как ожидаемые доходы должны составить только 139,6 трлн динаров. При этом в бюджет заложены весьма оптимистичные ожидания, связанные с экспортом нефти: 3,4 млн баррелей в день против 2,39 млн баррелей в день в прошлом году. Из этого объема 400 тыс. баррелей в день должны дать месторождения Курдской автономии. Исходя из этого показателя рассчитан и ожидаемый вклад курдов в общегосударственную копилку.

Основное противоречие здесь заключается в том, что прошлогодний экспорт нефти из Иракского Курдистана составлял только в среднем 250 тыс. баррелей в день, и существенно увеличить этот показатель не представляется возможным. Единственным значимым экспортным маршрутом для североиракской нефти является нефтепровод, ведущий из Киркука в турецкий порт Джейхан, причем эту трубу регулярно взрывают и всячески мешают ее работе. Поэтому власти Эрбиля (столицы Курдской автономии) отказываются вносить в государственный бюджет столько отчислений от экспорта нефти, сколько требует центральное правительство в Багдаде, а курдские депутаты отказываются голосовать за бюджет. Переговоры продолжаются до сих пор, но пока не привели ни к каким результатам.

Впрочем, даже после принятия бюджета украинским поставщикам арматуры трудно рассчитывать на существенное улучшение спроса со стороны Ирака. Во-первых, по оценкам экспертов Международного валютного фонда, бюджет на 2014 год, очевидно, будет секвестирован, так как не обеспечивается достаточными доходами. Во-вторых, в нем предусмотрено сокращение ассигнований на инвестиции, в том числе в инфраструктурные проекты. Уже к концу 2013 года резервы Фонда развития Ирака, из которого финансируются государственные капиталовложения, уменьшились до 6,5 млрд долл. по сравнению с 18,5 млрд годом ранее.

Наконец, в-третьих, на иракском рынке арматуры усиливается конкуренция со стороны турецких металлургов. Испытывая большие трудности со сбытом на внутреннем рынке, и столкнувшись со снижением спроса со стороны ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта, турецкие компании стараются расширить свое присутствие в Ираке, в частности, предлагая арматуру по более низким ценам.

Поэтому, хотя государственный бюджет в Ираке, безусловно, рано или поздно будет принят, а спрос на импортную арматуру в целом восстановится, в этом году условия для украинских компаний на этом рынке, скорее всего, ухудшатся. При этом дальнейшие перспективы Ирака будут зависеть не только от него, но и от положения в соседних странах – Сирии, Турции, Иране, Саудовской Аравии. Здесь также надо учитывать и то, что крупнейшие игроки на мировом рынке нефти не заинтересованы в значительном расширении иракского экспорта, поскольку это может привести к падению цен.

В то же время, если ближайшее будущее "ненефтяного" сектора иракской экономики представляется не слишком благоприятным, в нефтедобывающей отрасли вероятен рост. Поэтому Ирак выглядит достаточно перспективным рынком сбыта труб. Правда, украинские компании практически не представлены в Ираке. В 2012 году в эту страну было отправлено всего 4,2 тыс. отечественных стальных труб, а за 11 месяцев 2013 года – менее 3,5 тыс. тонн.

Однако в начале февраля 2014 года украинская компания "Интерпайп", в прошлом году включенная в список поставщиков иракской государственной нефтяной компании SOC, провела конференцию для представителей Министерства нефтяной промышленности и иракских нефтегазовых компаний. Это, безусловно, дает надежду на подписание новых контрактов на поставку украинских труб в Ирак.

Виктор Тарнавский

МинПром
http://www.minprom.ua/page2/news146898.html