Подробнее Запомнить город


Мирные выборы на Луганщине закончились кровью

размер текста:

За полчаса езды до райцентра Луганской области Новоайдарска военные на блок-посту предупредили, что там стреляют, якобы напали на избирательный участок. Наша машина двигалась из севера — из райцентра Сватового. На следующем блок-посту люди в униформе сказали, что стрельба утихла, и городок под контролем. Правда, не было понятно, чей это блок-пост. На людях в униформе не было распознавательных знаков, а на самом блок-посту отсутствовали флаги, сообщают Экономические Известия.

Еще через несколько километров мы увидели наставленный на нас автомат и знак притормозить. Водитель выполнил приказ. И тут же нам подали знак двигаться, но не спеша. Кроме наведенного на нас в лоб автомата, с обеих сторон дороги в нас целились еще два ствола.

У обочины дороги стояли два автомобиля «Жигули» с выбитыми окнами. Люди в форме колдовали над колесами, похоже, прикручивали их. Мы решили не расспрашивать, что происходит.

На въезде в поселок на обочине стоял серый «Ланос» с простреленными колесами и дверью, открытой в сторону леса. Вероятно, водитель удирал через эти двери. На протяжении где-то километра на дороге валялись ошметки шин. Машина ехала с пробитыми колесами.

На выезде из города возле кафе «Один плюс один» и автозаправок находилась пробитые пулями красная «Митсубиси», а далее — черный «Ланос». На обоих автомобилях виднелись следы крови.

Свидетель, который по понятным причинам отказался называть свое имя, рассказал, что следил за событиями после того, как услышал стрельбу. По его словам, стрелять начали приблизительно в 16.35. Он увидел человек тридцать в камуфляже, вооруженных автоматами.

Он увидел, что они давали знак остановиться машине «Митсубиси», но она не остановилась, и они расстреляли водителя. «Ланос» завернул в сторону заправки, и люди в униформе дали ему знак двигаться в их направлении. Он остановился и дал задний ход. В машину выстрелили и водитель, видимо, механически нажал на газ. Ее вынесло на основную трассу. Там она остановилась.

Очевидец говорит, что, когда стрельба затихла, в 17:21, он бросился к «Ланосу» посмотреть, что с водителем. Увидел, что у него были выбиты мозги, но сердце еще жило. Человек находился в агонии. По его словам, это был таксист из Луганска. У него в Новоадарске имелась подруга, которую он регулярно проведывал.

По мнению очевидца, людям в камуфляже нужны были машины, и они таким образом пытались их себе раздобыть. Другой свидетель сказал, что в стрельбе участвовали СБУшники. Правда, по каким признакам он их определил — не объяснил. Сказал также, что они обещали вернуться и установить на выезде из городка блок-пост.

Врачи местной больницы, куда доставили раненых и убитых, передали слова одного из пострадавших. Их маршрутку оставили люди в форме, предупредили, что здесь сейчас будет стрельба и предложили удирать. К каким подразделениям принадлежали эти люди – было непонятно.

Милиционер, изучавший место боя, сообщил, что сепаратисты напали на два участка в селах Безгиновом и Бахмутовом. В Новоайдарске было продолжение боя, но он не в курсе, кто с кем воевал.

Министр внутренних дел Арсений Аваков ниписал у себя на Фейсбуке: «Террористы из так называемый ЛНР громили с оружием 263-й избирательный участок. Подразделения АТО отреагировали вовремя. Двое террористов уничтожены, 14 задержаны, остальные скрылись. С нашей стороны трое легко ранены. Среди кучи изъятого оружия, казачьих папах, морпеховских подсумков и сдавленного русского говорка и соответствующей лексики — типы с документами — атаман, вахмистр Донского казачества… Задержанные вертолетами переправлены в одну из соседних областей».

Медики местной больницы сообщили, что один молодой человек лет двадцати двух погиб. Он умер от огнестрельной раны в голову, когда его несли на носилках на второй этаж больницы. У женщины 1963-го года рождения рана в области поясницы. У мужчины 1938 г. рождения ранено бедро. И еще один мужчина с раной головы пребывает в реанимации. На мой вопрос, сможет ли он выжить, врач сделал скептическую гримасу.

Обрезанный избирательный процесс


Райцентр Новопсковск уникален тем, что это единственный районный центр области, где нет памятника Ленину. Его убрали решением поселкового совета в то время, когда в стране начался так называемый ленинопад. Здесь не очень жалуют коммунистов, которые поддерживают так называемую Луганскую народную республику. Посему, в отличие от большинства захваченных сепаратистами районов области, тут открылись избирательные участки.

Выборы проходили в двух из двенадцати округах области — 114 и 115. Несколько районов, входящих в эти округа, расположены на севере Луганщины и относятся не к Донбассу, а Слобожанщине. Местные жители считают, что отсюда и другой менталитет, позволяющий им не допустить у себя сепаратизма.

Председатель Новопсковской районной государственной администрации Николай Старцев говорит, что из 31 одного участка открылись 28. Три из них находятся в тех селах, где сильны позиции его политических оппонентов, по его мнению, поддерживающих сепаратизм.

Он идет голосовать на участке 440303. Член избирательной комиссии этого участка Юлия Нетикша говорит, что никаких угроз им не поступало. Утверждает, что у них угроз не боятся, потому как сепаратисты в «своих» районах не способны навести порядок, потому поддерживать их тут никто не будет.

Тем не менее, тут проходил так называемый референдум о независимости Луганской народной республики. Сторонники этой идеи собирали бюллетени в картонную коробку. Старцев говорит, что процентов десять в районе могут поддерживать ЛНР, но не шестьдесят как объявили организаторы этого мероприятия.

По дороге из Новопсковского района в Старобельский водитель нашей машины шутит, что гаишники скоро будут не за кустами прятаться, а в ямах на дороге. Дороги в области — в жутчайшем состоянии. Именно это ставит в вину власти старобельский таксист Дмитрий Червяк: «А что власть сделала хорошего для людей? Ни эта, ни прошлая — ничего. Потому мы и хотим Луганскую республику».

Местные говорят, что таксисты тут — самые большие сторонники сепаратизма. Они сидят кучками и обсуждают эту проблему. Впрочем, среди них есть одна «белая ворона». Андрей Панько говорит, что родиной он не торгует. Уверен, что проблемы нужно решать не оружием и революциями, а реформами.

У таксистов сегодня не простые времена. Панько рассказывает, что местные жители еще в феврале испугались Майдана и прекратили тратить деньги, стали откладывать на черный день. Заказов почти нет. Андрей уже одолжил у приятеля триста гривен. Когда вернет — не знает. Он едва ли не единственный, кто пошел из группы голосовать на выборы президента.

Таксисты между собой спорят мирно. Никто из-за расхождений во взглядах не бьет друг другу физиономии. Андрей считает, что в этом отличие слобожанцев от донбасовцев.

Сепаратистов поддерживает также работники местного рынка. Они кормились в большой степени за счет России. После того, как начался конфликт, был значительно усложнен доступ россиян ни их рынок и они начали терять прибыли. Стали выражать недовольство.

Рыночники даже пробовали блокировать украинских военных. Стали посреди дороги и не пускали армейские грузовики. Военные вызвали проукраинскую самооборону на помощь. В результате конфликта один из рыночников был ранен, а другие разбежались.

Это был единственный случай такого рода. Сейчас военная техника без проблем курсирует улицами города. На моих глазах она спокойно проезжала мимо двух знаковых городских скульптур. Во-первых, Нестора Махно, установленного на балконе, откуда он действительно он когда-то выступал. Во-вторых, героя знаменитого романа «Золотой теленок» Кисы Воробьянинова. Считается, что прообразом описанного в книге Старгорода был именно Старобельск.

Возле местного участка я встретил настоящего ветерана войны. 90-летний Григорий Афанасьев приехал на участок на велосипеде. Она рассказал, что воевал на Третьем украинском фронте. Был танкистом. Сейчас на пенсии Я спросил его ходил ли он на референдум от ЛНР. Он ответил просто: «Я что? Дурак? Зачем нам нужно отделять свою землю от Украины? Это обыкновенная глупость». Он уверен, что с новым президентом многие нынешние проблемы будут решены».

В соседнем райцентре Сватовом военных можно встретить на каждом шагу. Тут находится окружная избирательная комиссия. Сюда же переселилась и глава областной государственной администрации бютовка Ирина Веригина. На крыше здания РДА можно обнаружить автоматчиков.

С началом конфликта на Донбассе местные жители собрали сходку и решили создать самооборону. Ею руководит местный предприниматель Леонид Привалов. «Туда вошли люди, не желающие допустить того, что творится в других районах Донбасса. У многих есть разрешение на оружие, преимущественно гладкоствольное», – рассказывает Привалов, который является подполковником запаса. Он уроженец российской Брянщины, но всю жизнь служил в Украине. «Сепаратисты настолько ленивы, — продолжает он, — что они не могут уехать в Рооссию. Они зовут ее сюда».

Он не только принимал участие в референдуме о создании ЛНР, но еще и занимался подсчетом голосов. Объясняет это желанием избежать преувеличения количества участвовавших. По его словам, в референдуме приняло участие 1624 человека, тогда как избирателей в районе около 22 тысяч.

Мимо нас проходит человек, которого Привалов приглашает подсесть за стол и представляет как одного из инициаторов референдума. Александр Цымбал, называющий себя специалистом по компьютерам, объясняет, что они против использования оружия, но хотел, чтобы на референдуме прояснилось мнение сватовчан.

Привалов обвиняет Цымбала в том, что они сами не знают чего хотят. Одни за отдельную ЛНР, другие за вхождение в состав России, третьи — за федерализацию в составе Украины, но не знают, что слово» федерализация» значит. Цымбал начинает спорить и диалог становится похож на отрывки то ли из Гоголя, то ли из Нечуя-Левицкого.

Позже глава ОГА Ирина Веригина встречается с журналистами. Говорит, что ее сепаратисты лишили права голоса. Она зарегистрирована в Красном Луче, но не может там голосовать. Убеждена, что попытки срыва выборов происходят при поддержке народных депутатов от Партии регионов. Она подготовила письмо в парламент с предложением лишить таких деятелей депутатского мандата. Правда, фамилии конкретных депутатов назвать отказывается.

Собственница бара, где обедает группа журналистов, говорит, что после начала потрясений в Украине они потеряли своих клиентов. Люди, по ее мнению, бояться завтрашнего дня и на всем экономят. Собственники бара из-за такого положения вещей задолжали 30 тыс. гривен.

Два журналиста, Вячеслав Бондаренко и Максим Осовский, собираются ехать в Лисичанск. Размышляю, не поехать ли с ними. Не поехал. Позже становится известно, что их задержали сторонники ЛНР и отвезли в здание СБУ в Луганске, где содержат всех пленных. Я же отправился в сторону Новоайдарска.

Юрий Луканов

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


новости
22.02.19
21.02.19


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!