Подробнее Запомнить город


Станислав Дубко: "У нас відсутні банки, що мають рейтинг з позитивним прогнозом"

размер текста:

П'ять років в Україні почалося обов'язкове рейтингування облігацій, і навколо цієї теми було зламане чимало списів.

Першими дуже обурювалися банки, які були зацікавлені в купівлі боргових паперів, і які самостійно оцінювали ризики вкладення в них. Вони відверто не хотіли платити гроші за рейтингування.

А законодавча вимога вкладати гроші лише в рейтинговані бонди дуже перешкоджала фінансовим схемам страховиків.

Але головне обурення викликало те, що на ринку рейтингування в Україні працює єдина акредитована державою внутрішня агенція - "Кредит-Рейтинг".

Сьогодні обурення банків та страховиків нікуди не зникло. "Кредит-Рейтинг" - все ще єдина акредитована агенція. Але три роки тому почався бум цільових облігацій, за допомогою яких населенню продавали житло.

Саме тоді сталися у нагоді рейтинги. Якби населення дивилося на оцінки окремих паперів, то дізналося б, що ті здебільшого є лише клаптиками паперу. Ризики прострочення за ними, навіть не дуже великі, - це просто системне явище.

Забудовники почали говорили про майбутні дефолти ще до початку кризи. Вони вже тоді прострочували термін введення житла в експлуатацію. Але коли в Україні почалася масштабна криза, почалися проблеми не лише по цільовим, але і по звичайним облігаціям.

За останні декілька місяців вже зафіксована низка дефолтів. Поки що це так звані технічні дефолти - затримка сплати. Вже найближчим часом очікуються як технічні, так і справжні дефолти, що будуть супроводжуватися банкрутствами компаній.

Крім того, сьогодні порівняння рейтингів показує, які компанії чи банки є більш безпечними. Принцип є простим: чим нижче рейтинг, тим більша вірогідність дефолту.

Наприклад, банк з поганою оцінкою майже гарантовано буде затримувати повернення депозиту. Як виглядає українська економіка з точки зору рейтингів, "Економічна правда" з'ясовувала у директора агенції "Кредит-Рейтинг" Станислава Дубка.

- За последние месяцы вы зафиксировали уже несколько случаев невыполнения обязательств по облигациям. На какие группы можно разделить эти дефолты?

- Есть смысл разделять дефолты по денежным обязательствам, которые оформлены процентными облигациями, и по обязательствам строительных компаний о передаче инвестору жилье, которые оформлены целевыми облигациями.

Дефолт по целевым облигациям обычно проходит незамеченным, если существует лишь задержка с реализацией проекта, а не его полная остановка. А по классическим процентным сразу становится известен всему рынку, потому что это публичный инструмент заимствований.

В 2005 году у нас был один дефолт по таким бумагам - "Агропродукт". Все его хорошо запомнили, и впервые обратили внимание, что у этих облигаций был рейтинг глубоко спекулятивной категории В+.

В ноябре 2007 года был следующий случай - компания "Витамины" допустила дефолт по выплате купона. В 2008 году дефолты были уже по семи выпускам шести компаний. Это те же "Витамины" по оферте (имеется в виду отказ погашать облигации- ред.) и другие эмитенты.

Мы считаем, что в 2009 году дефолтов по процентным облигациям будет еще больше. Но насколько больше, сложно сказать. Легче оценить зону риска. Финансовое состояние компаний ухудшается, мы это видим по их отчетности. Пока, за исключением "Киевмедпрепарата", дефолты шли по бумагам, имеющим спекулятивный рейтинг.

- А в этом случае?

- У "Киевмедпрепарата" на момент дефолта был инвестиционный уровень рейтинга, но мы сразу отреагировали его понижением. Там сложилась интересная ситуация...

Кредитный рейтинг отражает уровень кредитоспособности заемщика, то есть его возможность и желание платить. По большому счету, возможность платить у компании была, так как финансовое состояние позволяло аккумулировать средства для выплат по оферте (погашение облигации - ред.).

Но, скорее всего, не было желания платить, и они планировали договориться с кредиторами, чтобы те не предъявляли бумаги по оферте. Другими словами, они не хотели вынимать средства из оборота.

Причем, такие переговоры в 2008 году шли по целому ряду эмитентов. Сначала они немного избаловали рынок тем, что по всем выпускам стандартно давали оферту. Такая практика существует далеко не на всех рынках.

- А их покупали бы позже без оферты?

- Наверное, это был элемент конкурентной борьбы. Из-за этого принимались слишком рискованные решения. То же самое мы видим в случае с банками. В погоне за депозитами они предлагают завышенные проценты, хотя не всегда в состоянии их выплачивать.

В результате, риски кредитной деятельности не оценивались, или был расчет, что и так пройдет. Эмитент предлагал оферту потому, что ее предлагали все. Хотя реально никто по ней платить не планировал. Финансовые потоки под эти случаи не перенаправлялись. И сейчас очень многие вынуждены вести долгие и трудные переговоры по реструктуризации задолженностей.

Наверное, когда рынок облигаций восстановится, все будут осторожнее. Именно тогда кредитные рейтинги будут еще более востребованы. И пока наша статистика демонстрирует хорошие результаты.

До сих пор не было дефолтов по бумагам с высокими рейтингами. Опять же, вовремя сработало регулирование. Например, страховые компании и негосударственные пенсионные фонды не имели права инвестировать в облигации без рейтинга или с низким рейтингом. Это позволяет надеяться, что эти инвесторы не понесут существенных убытков по вложениям в ценные бумаги даже в условиях финансового кризиса.

Вероятность дефолта по облигациям с рейтингами инвестиционного уровня значительно ниже. Кроме того, и это важно, даже при дефолте по таким облигациям, как в случае с "Киевмедпрепаратом", инвестор, пусть и с задержкой, но все же сохраняет высокие шансы получить все средства, вложенные в облигации.

- Чем закончилась эта ситуация?

- В случае с "Киевмедпрепаратом", можно говорить о техническом дефолте. В отличие, например, от дефолта по "Агропродукту", который был полным и фактическим. Расчета по облигациям не произошло и уже не произойдет.

Технический дефолт - это временная неспособность эмитента вовремя и в полном объеме рассчитаться по своим обязательствам. В основном, это происходит по техническим причинам, которые могут быть устранены.

Проблема в том, что ни в украинском законодательстве, ни в деловой практике не определен срок, в течение которого дефолт может считаться техническим.

За рубежом, к примеру, есть совершенно стандартная практика. В договорах на покупку-продажу облигаций фиксируется период - как правило, не более 30 дней. В это время дефолт считается техническим, и эмитенту дается возможность урегулировать ситуацию без объявления фактического дефолта и без применения к нему санкций.

Это разумно, если, например, банк задержал деньги. Если за это время платеж произошел или удалось договориться о реструктуризации, тогда дефолт считается техническим, и это не так сильно портит репутацию эмитента облигаций. Если нет - дефолт становится фактическим.

"У СТРОИТЕЛЕЙ ВСЕГДА БЫЛИ НИЗКИЕ РЕЙТИНГИ"

- Я так понимаю, сейчас идет много пересмотров рейтингов. В каком состоянии находятся крупнейшие отрасли? Банковский сектор, строители и промышленные предприятия...

- Можно начать со строительной отрасли, потому что застройщики привлекли очень большие объемы средств. Объем эмиссии целевых облигаций за несколько последних лет превысил 60 миллиардов гривен. Реально размещенные объемы могут быть меньше, но не кардинально.

У строителей всегда были низкие рейтинги. Исторически, всего 12% из них имели оценки инвестиционного уровня. Так было и три, и четыре года назад. Поэтому нам сегодня и не приходится эти рейтинги особо пересматривать.

Случаи дефолтов по целевым облигациям лишь подтверждают правильность наших оценок, так как почти всегда эмитенты имеют рейтинги спекулятивного уровня.

Еще года два назад мы ввели понятие "глубины дефолта" в отношении целевых облигаций. Если бумага имеет спекулятивный рейтинг, это не только говорит о том, что вероятность несвоевременного расчета по ней высока. Мы дополнительно даем оценочную информацию о том, какое время займет выход из состояния дефолта.

Например, для рейтинга ВВ мы считаем, что на решение проблем уйдет не более шести месяцев. Для В - до 12 месяцев, для ССС и ниже - более 12 месяцев, при существенном росте риска полного невыполнения обязательств.

Поэтому, если происходит дефолт в категории ВВ, но ситуация должна решиться в течение полугода, то мы не меняем рейтинг.

- То есть, понижений пока должно быть небольшое количество?

- Они не столь массовые. Хотя, все равно, индивидуальные рейтинги меняются. Например, проекты, которые шли хорошо, а теперь могут затормозиться. Мы вынуждены понижать их рейтинг.

- Есть уже признанные дефолты по строительным компаниям, когда компания еще продолжает существовать в таком состоянии?

- Да есть (разворачивает таблицу). Вот, например, состояние готовности проекта - 100%, здание введено в эксплуатацию. С 22 сентября идет передача квартир собственникам.

Вот 98% готовности. Есть 44%. А есть, как в Вышгороде, готовность 94%, но строительные работы полностью остановились, и неизвестно, что будет дальше.

То есть, дефолт далеко не всегда означает конец света. И по целевым, и по процентным облигациям ситуация может быть разрешена. Но дефолт есть дефолт. Он показывает, насколько адекватно компания оценивает свои возможности.

- Нет такого, что выпуск аннулируется, и людям возвращаются деньги?

- Так, в принципе, и нельзя сделать. Целевые облигации предусматривают расчет именно жильем, введенным в эксплуатацию.

При желании, стороны могут заключить дополнительное соглашение, предусмотреть иные формы исполнения обязательства. Но эмитент не может в одностороннем порядке так сделать.

- А как ГКЦБФР реагирует на наступление дефолта? Например, "никак не реагирует"...

- Они реагируют. Анализируют рейтинговые отчеты и выявляют наиболее типичные причины, приводящие к низким рейтингам, а затем пытаются устранить это через законодательство.

Например, раньше можно было выпускать облигации и привлекать средства инвесторов, даже не имея разрешительной документации на строительный проект. Это в комиссии устранили.

Был другой фактор - многие строители очень сильно налегали на заемные средства. Начинали строить совершенно без собственных денег. Поэтому ввели привязку максимального объема эмиссии к размеру собственного капитала эмитента.

Уровень дефолтов госкомиссия, естественно, отслеживает. По сути, это нарушение условий обращения бумаг. Когда происходит дефолт, но после него наступает расчет, они все равно выдают свидетельство, но уже с отметкой, что погашение состоялось невовремя.

Я не знаю, собираются ли в госкомиссии ограничивать возможности эмитентов, которые допустили просрочку. Хотя вряд ли это нужно делать. Дефолты - это нормально для рыночной экономики.

Просто пока в экономике нет кризиса, их немного. Это в нынешних условиях "выстреливают" все слабые места. Главное, чтобы регулятор информировал рынок о рисках. В следующий раз заемщику, допустившему дефолт, дадут деньги под более высокую ставку, как более рискованному.

"МЫ ПО-НОВОМУ ВЗГЛЯНУЛИ НА МАЛЕНЬКИЕ БАНКИ"

- Какая ситуация по долговым инструментам, выпущенным банками?

- В последние три месяца большинство рейтинговых событий связаны с ухудшением оценок. Такого количества негативных событий у нас еще не было никогда.

В целом, из 75-ти банков, которые мы мониторим, по паре десятков понижение составило одну и больше ступеней. В том числе, в двух случаях произошел переход из инвестиционной в спекулятивную категорию. Сейчас порядка 20-ти банков относятся к этой категории.

Хотя у большинства, все же, рейтинги относятся к инвестиционной группе. Есть финансовые учреждения, имеющие высокие рейтинги уровней А или ВВВ. Но также около 20 банков находятся в самом низу инвестиционной категории, и не исключено, что они выскочат в спекулятивную.

На 1 октября 2008 года в целом банковская система еще показывала нормальные результаты. Отчетность по итогам года пока готовится, но мы видели промежуточные данные на начало каждого месяца.

Отчетность банков все еще не свидетельствует о глобальных проблемах. Но условия их работы и тенденции на рынке явно ухудшаются.

По многим рейтингам выставлен негативный прогноз. Если ситуация будет и дальше так развиваться, то могут быть дальнейшие понижения по таким финансовым учреждениям.

- Как можно охарактеризовать состояние банков в целом?

- Доверие к системе существенно подорвано. Банки отрезаны от ресурсов - население деньги давать не хочет, предпочитая забирать депозиты по истечении их срока.

У предприятий тоже нет возможности и желания размещать временно свободные средства на депозиты. Нет доступа к внешним источникам финансирования.

Ухудшается качество кредитных портфелей. Экспертные оценки потенциального уровня невозвратов звучат разные - 20%, 25%, 30%. Это очень тревожный сигнал.

Банки вынуждены работать в очень сложных условиях. Те, кто в свое время выбрал агрессивную стратегию развития и не особо следил за рисками при выдаче кредитов, сегодня ощущают реальные проблемы.

- С конца прошлого года прошли массовые понижения рейтингов украинских банков со стороны международных агентств: Moody's, S&P's и Fitch. Причем, новости появлялись очень часто, и складывалось впечатление какой-то паники. Как вы оцените эти понижения?

- Большинство этих движений, все-таки, связано с понижением суверенного рейтинга. Впервые за новейшую историю начали понижаться рейтинги Украины, которые до этого только росли или оставались неизменными.

Соответственно, понижение основного суверенного рейтинга приводило к

автоматическому понижению международных рейтингов всех банков. А поскольку ведущих агентств аж три, получился очень нехороший информационный фон.

В то же время, в случае, скажем, с банками "Надра" или "РОДОВИД" было видно, что агентства реагируют на индивидуальную ситуацию.

Однако следует понимать, что еще до понижений у украинских банков были довольно низкие рейтинги. Уровень "В" по международной шкале подразумевает, что порядка 35% банков с такими рейтингами в течение 10 лет могут допустить дефолты по своим долгам перед зарубежными инвесторами. Но по некоторым банкам рейтинги понижаются еще сильнее - до уровней "ССС" или "СС".

- Это оправданно?

- На наш взгляд, международные агентства имеют достаточно опыта и возможностей, чтобы сравнивать между собой банки в глобальной перспективе. Поэтому, скорее всего, эта оценка соответствует тому, как реально выглядит картина по украинским банкам в сравнении с финансовыми учреждениями в других странах.

Но если брать рейтинги по национальной шкале - мы думаем, что все же тяжело их присваивать, не имея офиса в стране и не зная местных реалий. Здесь нужно сравнивать уже не с другими странами, а в рамках одной экономики с учетом ее специфики.

Поэтому иногда у международных агентств могут быть, на наш взгляд, немного странные оценки или неверные ориентиры. Рейтинги, присвоенные ими по национальной шкале, могут вдруг резко упасть. Скорее всего, очень быстрое изменение рейтинга говорит о том, что рейтинговое агентство ошибалось, выставляя изначально высокую оценку.

Нам кажется, что в условиях украинского рынка рейтинги по национальной шкале более показательны. Международные оценки объективно нужны международному инвестору, чтобы сравнивать между собой кредитоспособность заемщиков из разных стран. Но если вы пытаетесь разобраться в реалиях украинской экономики, на них опираться сложно.

Любой украинский банк будет иметь низкий международный рейтинг, в тот время как некоторые из них могут иметь высокий рейтинг по национальной шкале.

Это значит, что по гривневым обязательствам внутри страны у них есть возможность исправно рассчитываться. Если и внутренний рейтинг низкий, значит, у этого банка и по меркам внутреннего рынка дела обстоят не очень хорошо.

- Какими могут быть сценарии развития событий в банковской системе?

- У нас почти нет банков с рейтингами, имеющими позитивный прогноз, немногие имеют стабильный. Зато очень большая группа имеет негативные рейтинги. Учитывая, что отслеживаемые нами 75 банков - это почти половина банковской системы, на их примере можно говорить, что ухудшение положения вероятно.

Мы ждем его как по отдельным учреждениям, так и в целом по системе. Финансовая устойчивость банков ухудшается. Есть конкретные проблемы, которые начинают проявляться. Например, задержки платежей.

Пока что ситуация складывается не в пользу благоприятного развития ситуации.

- Давайте зайдем с другой стороны. Благодаря чему банки до сих пор остаются в инвестиционной категории?

- Есть разные причины. В целом, мы смотрим на такие показатели, как капитал, ликвидность, вероятность поддержки акционеров и качество системы риск-менеджмента. Девальвация гривны сильно ударила по капиталу.

В то же время, некоторые банки с иностранным капиталом отличаются тем, что у них и капитала, и ликвидности хватает. Они работают в спокойном режиме.

От размера банка его устойчивость не зависит. Хотя в целом большой размер это, скорее, позитив. В инвестиционной категории у нас есть небольшие банки, которые просто придерживались консервативной политики развития. У них не было активного потребительского кредитования, не было перекоса в сторону кредитов в иностранной валюте.

Очень часто такие банки связаны с финансово-промышленной группой, которую они обслуживают. Акционеры просто дали им средства, и они занимались операциями с невысокой степенью риска. Планы по развитию были скромными, банки не пытались всю страну покрыть сетью отделений.

Их состояние останется стабильным, если сейчас их акционеры нормально себя чувствуют, и нет вероятности, что они станут использовать банк для поддержки своего бизнеса без учета интересов самого банка.

Мы даже начали по-новому смотреть на такие банки. На практике ряд небольших банков, которые могли восприниматься как не самые надежные, достаточно спокойно переживают эти времена.

- А как себя чувствуют дочерние учреждения крупных иностранных банков?

- Среди наших клиентов есть небольшие банки с иностранными акционерами, которые имеют рейтинги инвестиционной категории. Такие банки, как правило, хорошо капитализированы. Плюс, у акционеров явно есть возможность их докапитализировать, при необходимости.

Основной признак, который объединяет банки с высокими рейтингами - это эффективные системы риск-менеджмента. К сожалению, мы не раз видели обратное, когда банк пытался успеть захватить свою долю рынка, пренебрегал тщательной оценкой рисков, и в итоге получал не очень высокое качество кредитного портфеля.

Хотя, конечно, сам факт наличия иностранного акционера не есть панацеей от возможных проблем. Все зависит от того, насколько хорошо себя чувствует материнская компания.

- Как обстоит ситуация в промышленном секторе?

- По-разному. С началом кризисных явлений в экономике, мы начали анализировать отдельные секторы. Раньше у нас изменения рейтингов носили индивидуальный характер.

Но уже были случаи, когда общие для сектора проблемы приводили к изменению прогнозов или понижению рейтингов целой группе компаний, работающих в этой сфере экономики.

Ритейл - явные сложности. Компании работают за счет оборотного капитала на фоне общих сложностей с ликвидностью. Поэтому у нас были понижения рейтингов торговых компаний.

Начало этого года ознаменовалось дефолтом супермаркета электроники City.com. Его финансовые показатели не очень хорошо выглядят. Хотя, в данном случае, на ситуацию наложился внутрикорпоративный конфликт.

- "Сократ" отказался от предложения City.com по реструктуризации долга. Он был основным держателем долга?

- Он не единственный держатель. Видимо, таким заявлением он пытается усилить свои переговорные позиции. Дескать, "делайте что хотите, но с нами рассчитывайтесь".

Но такие ситуации - сплошь и рядом. Просто большинство из них не выливаются на публику. В случае с "Киевмедпрепаратом", "БМ Банк" тоже вначале отказывался от реструктуризации.

- Кроме ритейла, кто еще сильно пострадал?

- Плохо себя чувствуют предприятия, у которых кардинально упал спрос или изменились цены. Проходят два-три месяца, и их начинает лихорадить. Это металлургия, машиностроители.

У них резко падает рентабельность, а в отдельных случаях возникают убытки. Соответственно, снижается их способность рассчитываться по долгам. Не у всех, естественно. Даже в этих отраслях у некоторых компаний все хорошо с заказами.

В сельском хозяйстве за последние месяцы тоже были негативные рейтинговые действия. Опять же, не по всем компаниям.

Вообще, принадлежность к определенной отрасли еще ни о чем не говорит. Даже в отрасли, которая больше других пострадала в целом, могут быть компании, которые без потерь переживут тяжелые времена, потому что их, например, готовы поддержать акционеры.

Верно и обратное. Есть отрасли, которые, в целом, чувствуют себя неплохо. И спрос есть на продукцию, и цены особо не упали.

Но предприятие залезло в валютные кредиты. А рядом стоит такое же, но оно никогда не пользовалось кредитами. У последнего, скорее всего, кредитный рейтинг останется высоким.

- Девальвация на промышленности отразилась?

- Тут индивидуальная ситуация. Например, предприятие продает продукцию на внутреннем рынке и в то же время сильно закредитовано в валюте.

Самочувствие такого предприятия сильно ухудшится. А вот экспортеры некоторых видов продукции со стабильным спросом могут только выиграть от текущей ситуации.

- Когда можно ждать восстановления облигационного рынка?

- В целом, перспективы облигационного рынка не очень хорошие. В какой-то степени, он является альтернативой банковскому кредитованию.

Скорее всего, говорить о восстановлении облигационного рынка можно будет только после того, как банки начнут снова кредитовать предприятия, реальный сектор. В облигационных схемах есть свои плюсы, со временем заработают и они.

- Новых выпусков облигаций на рынке почти нет. И все же, некоторые компании продолжают выпускать бонды. На что они рассчитывают?

- Сейчас сложно сказать. Есть такие проекты и с целевыми облигациями в строительной сфере, и с процентными. Но все равно это, скорее, исключение, эпизодические случаи. Их количество будет существенно меньше, чем в предыдущие годы.

Новых первичных размещений не будет еще и потому, что многим эмитентам пришлось выкупить бумаги по оферте. При восстановлении рынка они могут не регистрировать новые выпуски, а выпускать эти облигации в обращение, и привлекать деньги под уже зарегистрированные бумаги.

Несмотря на то, что новых рейтингов, естественно, будет присваиваться не так много, как раньше, возрастает важность поддержания уже присвоенных рейтингов.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
19.09.18, Deutsche Welle
Российские шахтеры рассчитывают на удвоение экспорта угля в Азию, но в мире ширится борьба за отказ от самого неэкологичного энергоносителя. Ученые изучили ключевые для РФ рынки.
19.09.18, ubr.ua
В 10-летний юбилей мирового кризиса аналитики сделали прогнозы по новым потрясениям
19.09.18, Дело
Территориальный спор между Японией и Россией тянется уже более 70 лет. Однако предложение Москвы подписать мирный договор до конца года скорее заморозит переговорный процесс по территориям, чем ускорит его
Даже если бы поданный проект бюджета был идеален, оппоненты по закону жанра раскритиковали бы и его. Тем более что градус дискуссии добавляет фактически стартовавшая предвыборная кампания
19.09.18, ubr.ua
Кому придется смириться с сокращением вливаний — это льготникам, получающим субсидии на коммунальные услуги.
19.09.18, Сегодня
С начала года цены выросли на 15% — в 4 раза больше инфляции.
19.09.18, Бизнес
Малий та середній бізнес може перетворити Україну на нового, тепер уже європейського, а не азійського, тигра. Проблема в тому, що цей тигр, який чотири роки тому з усіх сил стрибнув у Європу, завис у повітрі.
Администрация США реализовала одну из главных торговых угроз — в ночь на вторник было объявлено о введении дополнительных десятипроцентных пошлин на поставки из Китая в объеме $200 млрд с перспективой обложения и оставшегося китайского импорта.
Соединенные Штаты пошли в наступление в торговой войне со всем миром: ввели новые масштабные пошлины на продукцию из Китая.
18.09.18
Рост социальных расходов продиктован предстоящими выборами.
17.09.18
15.09.18
14.09.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!