Подробнее Запомнить город


На дорогой игле: зачем Украине делать ставку на мертвые кредиты Запада

размер текста:

В середине июня стало известно об очередном заимствовании Украиной кредитных средств у Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Речь идет о кредите в размере 50 млн евро сроком на 13 лет на строительство дорожной инфраструктуры. Некоторых экономических экспертов возмутило, что Украине за обслуживание кредита придется заплатить практически столько же, сколько она одалживает — более 47 млн евро. “Апостроф” разбирался, насколько целесообразно привлекать кредитные средства на подобные проекты, почему ставки по кредитам для Украины гораздо выше, чем для других стран, и что нужно сделать для их снижения.

В два счетчика 

“Неужели Денис (Шмыгаль) не знает, что ставка рефинансирования Европейского центробанка (ЕЦБ) уже давно на уровне 0%, то есть базовая процентная ставка по кредитам в Европе, которая определяет стоимость денег в экономике, оставлена на нулевом уровне”, — так прокомментировал директор Института развития экономики Александр Гончаров информацию о планах привлечения Украиной 50 млн евро у ЕБРР. 

По данным Гончарова, этот кредит Украина берет на 13 лет по ставке 7,29% годовых, в то время как в некоторых странах — эти ставки вовсе являются отрицательными. 

“Теперь только по этим обязательствам мы, налогоплательщики, должны к 2033 году возвратить тело кредита (50 млн евро) плюс 47,39 млн евро по процентам. Итого: взяли в долг 50 млн евро, а возвратить должны 97,39 млн евро”, — возмущается экономист. 

Средства, о которых говорит Гончаров, собираются направить на реконструкцию дорог, в частности, в Днепропетровской области. Во всяком случае, именно этот вопрос недавно обсуждал украинский премьер с представителями ЕБРР. В свою очередь, на сайте Днепропетровской ОГА содержится информация о кредите именно с указанными Гончаровым параметрами — 50 млн евро сроком на 13 лет. 

С одной стороны, если смотреть объективно, для Украины подобная процентная ставка не является какой-то слишком уж экстраординарной, как для кредитных программ Европейского банка реконструкции и развития. Возможно в сравнении с европейскими процентами 7,29% это и много. Но история последних лет и месяцев показывает, что ЕБРР нередко выделял по своим украинским программам деньги под 6-8%. Более того, участники подобных программ были вполне удовлетворены подобными процентами, поскольку, к сожалению, кредиты в отечественных банках пока обычно стоят гораздо дороже. 

“Порядка 7,5% в долларах, евро или в гривнах — это нормальная ставка сейчас. Если вы посмотрите на рынок еврооблигаций, то там порядка 6-7% — это нормальный рыночный уровень. Поэтому понятно, что по-другому вы деньги не возьмете”, — считает инвестиционный банкир и финансовый аналитик Сергей Фурса. 

С ним согласен и аналитик Международного центра перспективных исследований Егор Киян. “Я бы сказал, что это вполне разумный процент. Разумеется, такой стране, как Украина, никто не будет давать деньги по самым минимальным процентным ставкам, учитывая, что любые международные финансовые организации, и ЕБРР в том числе, при открытии кредитных линий закладывают определенные финансовые риски. И эти риски покрываются за счет большего процента для тех стран, в которых нет уверенности. Таким образом, Украине где-то даже повезло с ее состоянием экономики привлечь деньги под такой процент”, — говорит эксперт МЦПИ. 

С другой стороны — одно дело, когда кредит берется под реализацию бизнес-проекта (пусть даже при участии государственных структур), который гарантирует его окупаемость. В данном же конкретном случае, считают эксперты, привлечение 50 млн евро вызывает очень серьезный вопрос о целесообразности такого заимствования. 

Кредиты в никуда 

“Вопрос здесь в том, стоило ли вообще привлекать эти деньги? Ведь, во-первых, сумма не такая уж и большая, как для проекта по модернизации государственной инфраструктуры. И чтобы ее покрыть, вполне можно было бы использовать внутренние ресурсы, а не переплачивать вдвое. А, во-вторых — не следует забывать, что у нас и так грандиозный процент неиспользованных кредитов от международных финансовых организаций. Если проанализировать отчеты Минфина, Госказначейства, мониторинговых организаций — то можно обнаружить, что по ЕБРР процент использования средств еле-еле дотягивает до 50-60%. Так может быть стоило бы сначала провести аудит по уже полученным деньгам, разработать планы повышения эффективности их использования? Ведь они висят мертвым грузом на нашей экономике, а в это время мы все равно платим по ним проценты. Может, стоило бы, все же, сперва разобраться с этими кредитами, прежде чем “вешать” на себя новые 50 млн евро?”, — говорит Егор Киян. 

Второй важный момент — это, собственно, целевое назначение полученного от ЕБРР кредита, а именно — на ремонт дорожного покрытия. 

“К сожалению, в Украине сложилась уже некая традиция: чуть что — строим дороги. Конец бюджетного года — закатываем деньги в асфальт. Не использовали половину из 64 млрд грн коронавирусного фонда — уже появились идеи закатать эти деньги в асфальт. Теперь вот очередная идея — взять 50 млн евро у ЕБРР и опять же — закатать их в асфальт. Как будто нет возможности реализовать другие, более рентабельные и экономически эффективные проекты, получить с них прибыль и вложить затем в инфраструктуру. К сожалению — фантазии хватает лишь на кредиты для строительства дорог, отдача от которых совершенно экономически неочевидна. Ведь это же не платная дорога, как за рубежом, которая окупает сама себя. Подозреваю, что в данном случае дорога лишь “съест” 50 млн евро плюс столько же процентов, которые, как всегда, придется заплатить обычным гражданам из своего кармана”, — полагает эксперт МЦПИ. 

По мнению Сергея Фурсы, позитив здесь может быть в том, что, поскольку кредит на дороги выдает ЕБРР, будет гарантия, что ремонтные работы проведут качественно. 

“Когда кредитует ЕБРР, то он контролируют качество, и следит, чтобы там никто не воровал. Поэтому, уж лучше, пусть туда направят деньги ЕБРР, нежели Укравтодор будет закатывать деньги из бюджета в асфальт”, — полагает Фурса. 

Впрочем, у Александра Гончарова на этот счет другое мнение. “Вы ведь знаете наших чиновников. Они еще до получения денег договариваются об откатах. Тем более — здесь речь идет о кредите на дороги, а мы же все прекрасно знаем, где у нас чаще всего закапываются коррупционные деньги. Откаты там просто сумасшедшие”, — говорит экономист. 

Не исключает коррупционных рисков и Егор Киян. “Зная, сколько уже было манипуляций в Украине на строительстве дорог, не могу исключить коррупционных рисков и в данном случае”, — отмечает эксперт. 

Как платить меньше 

Если уж Украина решила искать деньги на ремонт дорог за рубежом — то возможно ли одолжить их под меньший процент? Или использовать другие механизмы, чтобы не переплачивать за кредит вдвое? Эксперты полагают, что альтернативные пути существуют. 

“Уверен, что можно было бы спокойно привлечь эти деньги не в форме кредитов, а в форме инвестиций. Построить, в конце концов, какую-то платную параллельную дорогу. Для того, чтобы не перекладывать это долговое бремя на граждан Украины, а сделать ответственностью инвестора — он строил бы ее за свои средства, и сам распоряжался этой дорогой, сам бы обеспечивал ее рентабельность и сам отвечал бы в случае возникновения рисков”, — считает Егор Киян. 

Заменить кредитный подход в сфере развития экономики на инвестиционный предлагает и Александр Гончаров. 

“Пора уже, наконец, заменить кредиты на инвестиции. На сегодняшний день для Украины достаточно много предложений, хочу это подчеркнуть — именно по инвестиционным проектам. А, как говорят в Одессе, кредиты и инвестиции — это две очень большие разницы. Ведь инвестиции не ложатся на экономику долговым бременем, как кредиты под 7,3% годовых, а наоборот способствуют ее развитию. И сейчас есть множество иностранных инвесторов, готовых вкладывать и развивать украинский реальный сектор экономики. Единственное, что они ждут от нас — чтобы мы провели реформы и сформулировали прозрачные правила игры — привели в порядок законодательную, нормативно-правовую базу. Ведь просто так, с закрытыми глазами, ни один инвестор в Украину не придет”, — считает Гончаров. 

По мнению Сергея Фурсы проведение структурных реформ, помимо прочего, позволит Украине и серьезно снизить стоимость для нее привлекаемых из внешних источников средств.

“Когда мы говорим о низких процентных ставках (по кредитам) в Европе в сравнении с Украиной, то не следует забывать, что они зависят от кредитных рейтингов для страны. У них инвестиционный рейтинг triple-A, а мы вечно ходим под риском дефолта. Это вообще несравнимые вещи. Когда риски государства Украина будут такие же, как, хотя бы, в Албании — тогда о чем-то можем говорить. А для снижения рисков нужны структурные реформы, которые позволят нам выглядеть более платежеспособным и надежным заемщиков в глазах инвесторов. Короче говоря — вот, у нас есть меморандум с МВФ, его нужно выполнить полностью, желательно за год-два. Это — судебная реформа. Реформа силовиков. Налоговая реформа. Таможенная реформа. Оставить, наконец, в покое Нацбанк. Научиться сохранять макроэкономическую стабильность. И тогда у нас будет совсем другой рейтинг и другие отношения с инвесторами”, — отмечает Фурса. 

В аналогичном ключе высказался и Егор Киян. 

“Украина сейчас имеет имидж не совсем благонадежной в экономическом плане страны. При таком кредитном рейтинге, который мы сейчас имеем, к нам могут пока заходить лишь спекулятивные инвестиции — заработать на гособлигациях, или быстро вложиться аграрный сектор, забрать прибыль и уйти. Очевидно, что Украине нужно серьезно менять свои подходы к экономическому развитию. Нам нужно повысить институциональную эффективность, уменьшить коррупцию, отрегулировать фискальную политику, таможенную политику, судебную систему. Это не обязательно называть словом “реформы” — просто власти нужно начать хорошо выполнять свою работу по управлению страной. Это, в первую очередь, зависит от политической воли. К сожалению, пока люди во власти больше заняты политической борьбой, борьбой за сферы влияния, за разные рынки, а интересы страны оказываются на последнем месте”, — говорит Киян. 

Дешевые деньги не нужны? 

Помимо наведения порядка в указанных выше сферах, отмечают эксперты, важным для имиджа Украины перед зарубежными инвесторами было бы научиться правильно распоряжаться теми средствами, которые ей предлагают. Поскольку опыт последних месяцев показывает, что у украинской власти с этим наблюдаются серьезные проблемы. 

“Взять ту же историю с недавними переговорами о средствах МВФ. Напомню, один из вариантов предполагал, что мы вместо получения транша реструктуризируем долги перед ним. У нас на этот год было предусмотрено 160 млрд грн выплат, которые мы сейчас могли бы, условно говоря, просто не забирать из бюджета. А по факту — мы, для того, чтобы рассчитаться, забрали у медицины, образования… Чтобы потом попытаться вернуть через коронавирусный фонд. Очень “эффективно” вышло. Напоминает, как у нас делают дороги — сначала кладут асфальт, а затем раскапывают, чтобы проложить трубу”, — говорит Киян. 

По второму варианту Украина могла получить те же $2 млрд в качестве так называемого коронавирусного транша. 

“Здесь важно, что мы могли получить эти деньги под те же проценты что и по обычным программам МВФ, но без дополнительных условий, чтобы потратить их на целевые проекты. Однако наше правительство не научилось эффективно и прозрачно использовать средства, в том числе и на целевые проекты. В результате — мы, как известно, из-за политических игр выбрали третий вариант. И теперь под прикрытием якобы требования меморандума с МВФ у нас будет приватизация. Да уж, гениальное решение — в кризис приватизировать предприятия, когда они стоят копейки”, — отмечает Киян. 

Еще один яркий пример неэффективной работы с донорами — это история со средствами, которые, как сообщают источники “Апострофа”, предложил Всемирный банк в рамках программ финансовой помощи государствам, пострадавшим от эпидемии. Речь идет о $350 млн, которые ВБ собирался выделить Украине под сверхнизкий процент с единственным условием — потратить их для помощи наименее социально обеспеченным гражданам страны. А Украина просто взяла, и… отказалась помогать своим гражданам. 

“Подозреваю, что наши чиновники просто испугались ответственности. Ведь чтобы раздать эти деньги — это же нужно готовить программу, выбирать, кому именно раздавать, планировать отчетность. А в таких вопросах наше правительство демонстрирует полнейшую несостоятельность. Взгляните, у нас сейчас медики, самые важные сегодня люди — протестуют. Потому что не могут получить выделенные для них деньги. Это вообще бред. А все из-за того, что чиновники элементарно не могут наладить процедуру выплат. И в случае с деньгами ВБ они, очевидно, подумали, что, мол, это же дополнительная нагрузка на госорганы, дополнительные расчеты, дополнительная работа, необходимость минимизации возможных рисков. Поэтому, видимо, просто испугались этой дополнительной работы и решили, что проще будет отказаться, чем за нее браться”, — предполагает Киян.

Как видим, практика обращения с иностранными заимствованиями в Украине оставляет желать лучшего. Неверная оценка целесообразности привлечения кредитов, неэффективное использование средств, элементарная боязнь принимать ответственные решения — все это характеристики подхода украинских чиновников при работе с кредитными средствами. Очевидно, что пока такой подход будет сохраняться, кредитные долги Украины будут лишь накапливаться. Сумеют ли это понять в высоких кабинетах и справить ситуацию — покажет время. 

Антон ЧИЖОВ

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
Во многих странах активно внедряют эксперименты по отоплению помещений водородом. Может ли водород заменить газ в Украине.
23.09.20, Дело
Спор между ЕС и Украиной относительно многолетнего моратория на экспорт леса-кругляка дошел до арбитражных слушаний.
21.09.20
Рынок недвижимости пострадал от коронакризиса не так сильно, как, скажем, туризм, или ивент-индустрия, но утверждать, что кризис на нем никак не отразился, было бы неправильно.
Только ленивый не обсуждает сейчас в Запорожье тему выбросов заводов. На острые вопросы запорожцев отвечает специалист в сфере внедрения новых экологических технологий для металлургии, генерального директора научно-производственного предприятия "Днепроэнергосталь" Вадима Осипенко.
18.09.20
На валютном рынке опять штормит: курс доллара пополз вверх, и гривня стала активно дешеветь. Всего за месяц украинская валюта упала в цене почти на одну гривню.
17.09.20
17.09.20, Капитал
Китайский рынок госзакупок является закрытым для других стран. Учитывая, что государство в Китае является основным инвестором в строительство инфраструктуры, то это приводит к развитию китайских компаний.
16.09.20
Выполнение бюджета 2021 будет осуществляться в условиях экстраординарных шоков, вызванных продолжающейся с прошлого года рецессией экономики, усиленной кризисом коронавируса.
Ресурсное проклятие – именно так называют состояние стран, которые, понадеявшись на богатые недра или пользующиеся спросом монотовары, утратили тонус национальной экономики и в результате оказались у разбитого корыта.
15.09.20
В первой половине этого года рынок жилой недвижимости в Украине переживает спад. Строительство жилья в Украине подкосили карантин, дефолты застройщиков, реформа ГАСИ и отсутствие платежеспособного спроса.
Нефтяная отрасль понесет основные потери в энергетическом секторе в связи с последствиями пандемии COVID-19, следует из долгосрочного прогноза BP.
14.09.20
11.09.20
08.09.20
07.09.20
04.09.20
03.09.20
02.09.20
01.09.20
31.08.20
28.08.20
27.08.20
26.08.20
25.08.20


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!