Подробнее Запомнить город


Конфликт в Донбассе: новая стратегия

размер текста:

В своей статье "Никогда так не было, и вот опять" (ZN.UA, № 26 от 06.07) Сергей Немирич задает много правильных вопросов, от ответов на которые зависит будущее Украины. 

Но самых ответов автор дает очень мало. И действительно, их мало. Ситуация, в которой мы находимся, к сожалению, оставляет мало места для маневра. Чрезмерная зависимость от внешних партнеров, слабая экономика и агрессивная Россия — все это не дает возможности самостоятельно двигаться в направлении реализации собственных национальных интересов. 

Но наличие ответов на сложные вопросы — это вызов и задание для интеллектуального сообщества страны. История учит, что даже в безвыходных ситуациях страна может найти решения, открывающие новые возможности. В течение двух лет наш Институт активно работал над разработкой новой стратегии Украины по конфликту в Донбассе. Мы моделировали все возможные сценарии, изучали мировой опыт и ниже презентуем нашу стратегию для широкой дискуссии. Конечно, эта стратегия была передана новому президенту и его соратникам, которые, несмотря на обещания представить новые подходы, до сих пор этого не сделали и все больше попадают в зависимость от международной повестки дня, навязанной Россией. Впрочем, по нашему мнению, ключевое в решении конфликта — это восприятие украинским обществом того или иного решения. Без позиции общества какие-либо подходы и стратегии будут обречены на провал.

Невозможность мира

Наступление мира характеризуют очень четкие и понятные параметры: 1) мир наступает, когда побеждает одна из сторон; 2) мир наступает, когда стороны изменяют свои позиции в отношении конфликта; 3) мир наступает, когда причины конфликта исчезают или изменяется общая ситуация конфликта. К сожалению, ничего из этого на нынешнем этапе украино-российской войны мы наблюдать не можем. Украина и Россия стоят на позициях, исключающих возможность компромисса и достижения мира. Ключевые интересы Путина в конфликте состоят в достижении большого соглашения с Западом по распределению сфер влияния, согласно которому Украина и ряд других стран вернутся в зону интересов Кремля. Для этого ему нужна слабая и нестабильная Украина, которая будет снижать ожидания Запада на построение здесь сильной демократии, что, в конце концов, должно подтолкнуть к этому большому соглашению. Для Украины возврат доконфликтного статус-кво, с равными условиями для Донбасса и автономией Крыма, является не просто приоритетом, а вопросом выживания. Компромисс в этих интересах может породить только еще большую дестабилизацию и хаос. 

Россия играет вдолгую. Путин прекрасно понимает, что убедить Запад отступиться от своих ценностей и интересов можно только в течение длительного времени. Его стратегия основывается на том, что западные страны должны осознать устойчивость России и ее интересов, невозможность решать локальные конфликты без учета российских интересов. Кремль не хочет быть врагом Запада, он хочет быть равноценным партнером. Путин хочет сидеть за столом на равных, а не быть изгоем. И ему хватает рациональности, чтобы понять: достичь этого можно не оружием, а только временем и убеждением в своей правоте. Но если во внешней политике время работает на Путина, то во внутренней — против него. Застой и стагнация позднего Советского Союза уже маячат на горизонте российской политики. Институционная усталость, умноженная на кризис позитивных ожиданий, все больше угрожает наступлениям политических кризисов и неминуемого политического обновления российской власти.

Соответственно, для Украины время играет наоборот. В международной политике начинаются тектонические сдвиги в пользу РФ. Отсутствие экономических и политических прорывов со стороны украинской власти за последние пять лет все больше разочаровывает и подрывает доверие западных партнеров к Украине как успешному государству. Ситуация в ПАСЕ и "Северный поток-2" будут только первыми звоночками в ближайшие годы. Запад живет в ожидании новой волны финансового кризиса, что вынуждает его чрезвычайно прагматически относиться к России. Санкции в этой ситуации выступают неприятной ложкой дегтя, которую связывают с Украиной. Поэтому не исключено, что 2019-й и 2020-й станут годами поиска быстрых гибридных решений и соглашений между Западом и РФ, без учета интересов Украины. Это дополнительно заставляет власть думать над новыми стратегиями и подходами. Впрочем, для внутренней ситуации время работает в плюс. Нам требуется время, чтобы провести всю необходимую модернизацию, от экономики до армии. Только эта модернизация сможет усилить наши позиции на внешней арене и вернуть подорванное доверие партнеров. Тратить попусту отведенное на это время является преступлением против нашего будущего. 

Минский тупик

В этом году Минские договоренности будут отмечать пятилетие своего невыполнения. Собственно, не был выполнен даже первый пункт — прекращение огня. Вряд ли после пяти лет можно надеяться на выполнение этих договоренностей, но именно за Минск держатся наши западные партнеры как за ключевой путь к достижению мира. К нему же привязаны и санкции против России. Эти договоренности на сегодняшний день являются архитектурой перемирия, но, к сожалению, тупиком в достижении мира.

Как мы видели выше из анализа украинских и российских интересов в конфликте, Минские договоренности противоречат каждой из сторон, и поэтому с самого начала не имели шансов быть выполненными. Наконец, сам текст договоренностей сразу ставил РФ на "растяжку". Выполнение уже первого пункта, а именно "прекращение огня", будет означать, что Кремль все же целиком и полностью контролирует оккупированные территории, и его позиция склонить к переговорам с предводителями боевиков будет нерелевантной. В то же время, если прекращение огня состоится после таких официальных разговоров между украинской стороной и боевиками, это даст основания российской пропаганде говорить о гражданской природе конфликта. 

Но "плохой мир лучше войны" — именно эта логика работает для Запада в контексте Минска, и для Украины тоже. Понятно, что эта логика потеряет смысл со временем, и момент, когда станет понятно, что достижение мира нуждается в иной архитектуре, — не за горами. Украина же от Минска выигрывает необходимое ей время, которое, в том числе, должно быть использовано для запуска будущего нового формата достижения мира. Поэтому отказ РФ обеспечить первый пункт договоренностей дает нам возможность развить свою стратегию, не нарушая имеющейся конфигурации.

Новая стратегия "Люди сначала"

Одна из ключевых черт конфликта в Донбассе — "ожидание быстрого решения". Хотя, уже даже принимая во внимание пять лет со времени его начала, его можно причислить к длительным. Это порождает неправильные модели поведения всех ключевых игроков. Запад надеется максимально быстро снять с себя эту головную боль и вернуть Россию за стол. Украина же годами не решает колоссальных проблем переселенцев и инфраструктуры подконтрольных территорий. Краткосрочная стратегия строится на том, что каким-то образом оккупированные территории быстро возвратятся. 

Поэтому первый и ключевой пункт нашей стратегии — объявить конфликт длительным. Причиной такого объявления должно быть именно необеспечение Россией прекращения огня. Более того, политика паспортизации дополнительно свидетельствует о нежелании идти по пути мира. Соответственно, обвиняя Россию в препятствовании мирному процессу, мы имеем право объявить конфликт длительным, пока, наконец, не будет выполнен первый пункт Минских договоренностей — или пока в РФ не сменится политическая власть.

Такой шаг дает нам несколько преимуществ. Во-первых, мы обрезаем возможность закулисных договоренностей без нас и устраняем неоднозначности в нашей позиции. Во-вторых, мы определяем Россию ответственной за оккупированные территории и даем понять, что платить за эти территории придется долго. В-третьих, мы можем перейти именно к тому, что дает нам выигранное время: начать перестройку прифронтовых регионов, их экономики, запустить масштабные инфраструктурные проекты и, это главное, начать возвращение людей с оккупированных территорий.

Основная цель нашей стратегии — реинтегрировать переселенцев, вытянуть из оккупированных территорий и России людей, которые были вынуждены оставить свои дома. Летом прошлого года наш институт проводил фокус-группы на оккупированных территориях. Исследование показало, что жизнь наших граждан в оккупации ужасна. И хотя материально она для них стабилизировалась, люди чувствуют себя брошенными, лишенными перспектив или будущего. К сожалению, процент положительного отношения к Украине тоже низкий, и, вопреки устойчивому мнению, не из-за российских СМИ. В последние годы мы не демонстрировали никакой потребности в этих людях, никаких сигналов, что мы воюем за своих граждан. "Им же нужны территории, а не мы", — говорит на фокус-группе житель оккупированного Донецка. Именно это и надо изменить. 

Мы должны начать реализацию масштабной политики вытягивания людей с оккупированных территорий. Это не только наша обязанность перед своими гражданами, это еще и прагматический расчет, который будет содействовать приближению мира. Уменьшение численности населения оккупированных территорий, прежде всего рабочих, обернется увеличением затрат на их содержание. Фактически полная экономическая нежизнеспособность ОРДЛО наносит ощутимые финансовые потери Кремлю, и, если играть вдолгую, — в определенный момент эти потери станут очень ощутимы. 

Кроме того, в Украине образовались серьезные предпосылки для перевозки рабочей силы. Значительная миграция в Польшу создала дефицит кадров по всей стране. По данным службы занятости, в июне 2019 года зафиксировано на 10% вакансий больше, чем в июне 2018-го. Значительный спрос на рабочую силу есть и у иностранных инвесторов, создававших производство в последние годы.

Для реализации этой политики необходимо создать Фонд реинтеграции, который будут наполнять совместно украинский бюджет и международные партнеры. Объявление конфликта длительным позволит многим международным организациям перейти от оперативных проектов к долгосрочным. Ключевая задача Фонда — покупка жилья для людей с оккупированной территории и передача его в лизинг. Основанием для покупки жилья является наличие у переселенца трудового договора. Кроме того, Фонд должен заняться также финансированием всей необходимой инфраструктуры для жителей оккупированных территорий. В частности, это модернизация КПВВ до полноценных пунктов пропуска, где будут размещаться ЦПАУ, пенсионные фонды, органы социальной защиты — все, в чем будут нуждаться наши граждане, приезжающие с оккупированной территории. 

В этом контексте требует решения еще одна проблема — блокада. В момент принятия решения об экономической блокаде оно было реакцией на незаконный захват наших предприятий. Но логика блокады была абсолютно неправильной, и сейчас надо это исправить. Цель блокады — наказать боевиков за кражу предприятий и заставить их вернуть. В то же время фактически блокада обернулась местью всем заложникам террористов. Мы предлагаем такую логику: жители оккупированной территории могут беспрепятственно закупать все необходимое и в любых объемах и вывозить на оккупированную территорию. Никаких ограничений с нашей стороны в сторону оккупированных территорий быть не должно. Что же касается торговли на подконтрольной территории, то право на нее должно предоставляться только зарегистрированным тут предприятиям. Более того, должен действовать запрет на поставки продукции с "украденных" предприятий и какое-либо сотрудничество с ними, пока не будут восстановлены права украинских владельцев.

Кроме того, важно запустить крупные инфраструктурные проекты. В условиях краткосрочных ожиданий завершения конфликта государство не хочет инвестировать в строительство новых путей, мостов, железных дорог. Но игра вдолгую требует вывода подконтрольных территорий из логистических тупиков, в которые они попали из-за оккупации областных центров. Более того, агрессия РФ в Азовском море вынуждает искать новые инфраструктурные решения и для Мариуполя и Бердянска. Не менее важный вопрос, требующий решения, — поставки воды через оккупированные территории. Сюда также надо зачислить и структурную трансформацию экономики подконтрольных территорий, учитывая размещение там немалого количества военных и техники.

При обсуждении указанных наработок мы часто сталкиваемся с одним простым вопросам: что делать в случае новой агрессии РФ? Наш ответ простой: новая агрессия нивелирует многолетние дипломатические усилия РФ, направленные на выход из-под санкций. Экономический кризис, который пусть медленно, но надвигается на Россию, заставляет думать не о военных операциях, а о дипломатической фиксации успехов. Бесспорно, военная агрессия, о чем свидетельствует рост военных сил на границе с Украиной, остается вполне реалистическим сценарием. Но на данный момент мы оцениваем ее как "крайность" для российского истеблишмента. 

Предложенные шаги — всего лишь часть значительно большего и более глубокого документа, разработанного экспертами Института. За нашими предложениями стоят значительные аналитические расчеты, от военных сценариев до описания инфраструктурных проектов. Мы уверены, что разработанная стратегия предлагает новый маневр для Украины и перехват инициативы в неблагоприятной международной среде. Ведь самое плохое, что может постигнуть Украину и новую власть, — это ждать решений от наших западных партнеров, особенно на фоне возвращения РФ в ПАСЕ без выполнения каких-либо условий.

Виктор Андрусив

... ...
 


Комментарии
комментариев: 50

Новости партнеров


Дайджест
Як рекордне зниження Нацбанком облікової ставки на два відсоткових пункти вплине на депозити, кредити, курс гривні і ціни в магазинах?
13.12.19, Сегодня
Минздрав предлагает ввести понижающий коэффициент к тарифам за медуслуги
13.12.19, Страна.UA
Нацбанк сегодня решился на самое серьезное разовое снижение учетной ставки в своей истории: сразу на 2% годовых, и с 13 декабря 2019 года она составит 13,5% годовых. До сих пор регулятор опускал ее не более чем на 0,5-1% в течение одного месяца.
Компания Saudi Aramco продала 1,5% акций за $25,6 млрд и вложит их в избавление от нефтяной зависимости.
12.12.19
Контрольована Ігорем Коломойським Укртатнафта добивається зміни ставок акцизів на скраплений газ та бензин. Як це вплине на ринок нафтопродуктів та що означає для споживачів.
Министр финансов Оксана Маркарова считает, что в Украине может быть внедрена дифференцированная шкала налога на добавленную стоимость.
12.12.19, Страна.UA
11 декабря, был опубликован законопроект Кабмина №2571 О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по отдельным вопросам функционирования банковской системы.
Одним з оголошених новою владою пріоритетів було виведення з тіні грального бізнесу.
Укргазбанк готовят к приватизации – уже сделаны первые шаги. Ничего особого в этом кейсе нет, но интересно, что по тому же самому сценарию позже могут приватизировать Приватбанк. Или все же не по такому?
11.12.19
10.12.19


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!