Подробнее Запомнить город


Поменять избирательную систему

Председатель Верховной Рады Владимир Литвин рассказал о своих взглядах на требования парламентской оппозиции, о проблемах бюджетной дисциплины, а также о том, почему не состоялась коалиция БЮТ и Партии регионов

Вопрос: Владимир Михайлович, вы поддерживаете требования регионалов по повышению минимальной зарплаты и прожиточного минимума?

Ответ: Я поддерживаю серьезный и аргументированный разговор. А к требованиям, как и любой человек, отношусь отрицательно. Требования регионалов — это запоздалое беспокойство о потребностях народа, отзвук того, что не смогли договориться и поделить страну, попытка показать БЮТ и премьер-министру их место.

Совершенно очевидно, что серьезный разговор по поводу прожиточного минимума следовало вести давно. Нужно думать, как защитить людей. Но для этого следует понять, как это правильно сделать, а не заниматься пустыми декларациями.

Обратимся к недавней истории. 2002 г., когда Партия регионов пришла к власти и сформировала правительство. Первое, что было сделано,— приостановлено действие закона о прожиточном минимуме, составлявшем на тот момент 237 грн., и введена другая сумма — 205 грн. Ибо, как считали тогда регионалы, других возможностей выполнения бюджета не было.

Дальше — больше. Летом 2003 г. Кабмин Виктора Януковича инициировал утверждение в парламенте изменений к закону об оплате труда, которыми предусматривалось, что устанавливать прожиточный минимум и минимальную зарплату имеет право только правительство, а не народные депутаты и парламент. Одновременно по инициативе того же Кабмина были приняты изменения в Бюджетный кодекс следующего содержания: минимальная зарплата и прожиточный минимум устанавливаются одновременно с принятием госбюджета и только по представлению правительства. Таким образом, именно регионалы лишили парламент ключевого полномочия, которое позволяло контролировать и подстегивать правительство, дабы оно не занижало социальные стандарты.

Сегодня, когда ПР прозрела и выступила с новацией о необходимости повышения минимальной зарплаты и прожиточного минимума, для начала следует отменить все эти решения, авторами которых те же регионалы и являются. Они же говорят, что хорошо знают бюджетный процесс, поскольку принимали множество бюджетов. Отсюда следует вывод — эти бюджеты они принимали методом революционной целесообразности, без учета законодательных норм. Проще говоря, игнорировали их.

Еще важный момент. Если согласиться с предложениями регионалов и пойти на нарушения упомянутых норм законов, следует указать источники покрытия возникающих дополнительных расходов. Вместо этого приводятся голые цифры, а расчетов, за счет чего обеспечивать повышение социальных стандартов, нет. Что свидетельствует о сугубо политическом, а не экономическом характере инициативы. Общий вывод — это популизм, который ведет к превращению Верховной Рады в похоронную команду Украины. Ведь совершенно очевидно, что инициатива ПР приведет к полной разбалансировке всей экономической системы и коллапсу.

Уж если предпринимать такие рискованные шаги, то нужно вместе с Кабмином просчитать суммы, необходимые на покрытие расходов, определить этапы пошаговой реализации, а также прожиточную базу на 2010 г. Пока этого нет, инициатива регионалов остается предвыборной тактикой. У нас идут, как правило, по наезженной колее. Вы знаете, что в 2004 г., когда шла президентская кампания, директивным путем — постановлением Кабмина — были повышены пенсии из воздуха, и последовал всплеск инфляции. Сейчас предлагают повысить минимальную зарплату и прожиточный минимум — аналогия очевидная. Социальная система, и без того ублюдочная, вообще будет разрушена, цены резко возрастут. Проиграют и без того бедные люди.

Вопрос: Но повышение ударит по крупному бизнесу, широко представленному в парламенте и в той же ПР.

Ответ: Да, до них с большим опозданием дошло, что если принять это решение, то собственникам заводов, фабрик и пароходов придется платить большую зарплату. Это также приведет к тому, что уборщица будет получать больше, нежели квалифицированный специалист — токарь, фрезеровщик и т.д. И уже начались разбирательства между своими же, мол, а к чему эти призывы приведут?

Более того, у меня возникает закономерный вопрос: почему сегодня на предприятиях, которые контролируют депутаты от ПР, сокращают людей, отправляют их в неоплачиваемые отпуска, переводят на сокращенную рабочую неделю? У этих же депутатов в руках львиная доля украинской экономики, и может для начала нужно выполнить те социальные обязательства, которые они обязаны выполнять, но упорно их игнорируют, прикрываясь мировым кризисом?! А потом думать, как двигаться дальше.

Еще раз считаю нужным предупредить о резком скачке инфляции, которая последует за повышением минимальной зарплаты и прожиточного минимума и которая уже на сегодня с начала года составила 8,6%. Ведь получится, что дадут — то сразу и заберут. Даже больше.

В: Какие источники дополнительного наполнения бюджета предлагают регионалы? Эти же деньги придется у кого-то забрать.

О: Разговор пока происходит на пальцах. Я предложил внести пакет законов по части внесения изменений в госбюджет, дабы указать реальные источники покрытия дефицита. Например, нужно упорядочить пенсии. Мне выдвигали аргумент, что человек не может прожить на 500 грн. в месяц. А какие у вас, господа депутаты, пенсии? Почему вы не хотите временно снизить и ограничить их потолок? Это же дополнительный источник. Предлагали повышение акцизов на товары, не являющиеся предметами первой необходимости, что не нашло поддержки в сессионном зале. Так, может, вернуться к этому?

Одновременно к этим расчетам я предлагаю приложить и смету расходов. Пока же все это похоже на попытку всучить людям талоны на галоши, которых нет и не будет. Понятно, что народ устал, хочет слышать то, что ласкает слух. Потому такие предложения ложатся на благоприятную электоральную почву. Но нельзя же так цинично издеваться над людьми. Это аморально и преступно.

В: Чем тогда продиктована аналогичная законодательная инициатива народного депутата от вашего блока Олега Зарубинского, который предлагает повысить в близкой перспективе минимум до 2 тыс. грн.?

О: Она продиктована необходимостью развития логики, предлагаемой ПР. И демонстрации ее абсурда.

В: Доведением ее до абсурда?

О: Когда ПР предлагает ничем не отоваренное повышение прожиточного минимума и минимальной зарплаты, я говорю, что проголосую за это, но в пакете с назначением на пост главы Минфина регионала, который и обеспечит реализацию этого нововведения. Но не хотят.

Уж если они предлагают прожиточную базу на 1 декабря 2009 г., то мы ее сделали исходной базой на 1 января 2010 г. и, согласно опять-таки предложению регионалов, расписали все поквартально. Коль в ПР уверены в том, что это справедливая постановка вопроса, как и в том, что они возьмут власть, то по логике они должны взять на себя эти обязательства и выполнить их в 2010 г. И снова не хотят. Это еще одно подтверждение того, что все это нужно для получения власти. А дальше, как всегда, будут действовать по ситуации.

Здесь есть еще один момент. С 2000 г. наши правительства ввели практику — с принятием бюджета останавливать действие социальных законов. Если интересно, могу по годам сказать, когда и какое количество законов было остановлено.

В: Интересно. Перечислите, пожалуйста.

О: (берет с рабочего стола бумаги): Эта практика была апробирована в 2000 г. при премьере Викторе Ющенко. Тогда остановили действие десяти законов и их отдельных положений. Посчитали, что на их реализацию нет средств в бюджете. В 2001 г. по нарастающей остановлено действие уже 25 законов. В 2002 г. — 29. В 2003 г. — 41, в 2004 г. — 62. В 2005 г., когда закончилась эра Януковича и Тимошенко пришла к власти, остановлено действие 19 и внесены изменения в 100 законов, также сократившие социальные расходы.

В 2006 г. остановлено действие 52 законов, в 2007 г. — 69. В 2008 г. опять отменено действие 19 законов и внесены изменения еще в 100. Напомню также, что последние изменения принимались при участии президента страны, который подписал их прямо в сессионном зале. И вся эта пагубная практика привела к тому, что социальная система в стране изуродована.

Когда сегодня твердят о социальной справедливости, я говорю в ответ: «На каком основании инициаторы сегодняшнего повышения социальных стандартов остановили, будучи при власти, действие закона о детях войны? Не лучше ли для начала восстановить этот закон?» Ведь речь идет о более 6 млн. человек, которые криком кричат, требуя справедливости! И при этом извиниться перед людьми. Ведь их же власть обокрала. Нагло и цинично!

В: Кроме того, дети войны заваливают суды исками против государства, которые дружно выигрывают.

О: Да, суды просто завалены этими делами. Уж если говорить о морали, то регионалам следует восстановить действие этого закона. Это будет логично. А то у нас никто так не «заботится» о людях, как политики, потерявшие власть.

В: Насколько в свете решения Конституционного суда, запретившего практику остановки социальных законов, возможно продолжение сворачивания социальной системы под предлогом борьбы с дефицитом?

О: К счастью, уже невозможно. Но скажу откровенно — останавливать уже нечего.

Но выход, пусть не лучший, еще есть. Нужно посчитать суммы, необходимые на социальные выплаты детям войны, чернобыльцам, инвалидам и всем остальным незащищенным группам, а потом сопоставить это с нашими реальными возможностями. И честно сказать народу: мы не можем, условно говоря, к 700 грн. пенсии доплачивать еще 300, но можем 200. Люди возьмут эти реальные деньги и поймут ситуацию, согласившись еще потерпеть.

А у нас громадные декларации на бумаге, которые на деле не реализуются. Хвост социальных обязательств тянется за государством и увеличивается с каждым годом и месяцем. Из-за чего абсолютно неэффективной становится система функционирования Украины как государства. Но каждая политическая сила во время политических кампаний обещает новые популистские меры, а придя к власти, забывает о них.

В: Следовательно, система нуждается в коренной перестройке.

О: Согласен. Но все равно вначале нужно скрупулезно все посчитать, а для эффективности подсчетов — расчистить поле, захламленное ничем не отоваренными решениями. Взять ту же бесплатную медицину, которая гарантируется, согласно Конституции, каждому гражданину, а на деле каждый гражданин считает, сколько ему нужно денег на лекарства и лечение. Так следует честно сказать: до среднего уровня государство гарантирует бесплатное лечение и профилактику, а далее — увы. Здесь должна быть внятная и открытая политика, которой нет. У нас масса законов, о которых забыли или делают вид, что забыли. Но народ же о них помнит! И все это трансформируется в латентный конфликт между властью и народом. Сегодня люди лишь пассивно оказывают сопротивление власти — тотально игнорируя и не уважая ее.

В: Ранее вы упомянули, что инициатива регионалов — это стремление показать БЮТ и Юлии Тимошенко их место, поскольку коалиция БЮТ и ПР не сложилась.

О: Когда велись переговоры о создании «ширки», то решение о повышении прожиточного минимума никому не пекло. Ибо понимали: когда объединятся, то решат все свои проблемы по распределению мест во власти и обрежут страну в плане социальных выплат по самое никуда, как говорят в народе. Для этого и предлагались выборы президента в парламенте, продление полномочий Рады до 2014 г. — чтобы зажать страну в кулак, в том числе и в плане социальных выплат, отказав народу в праве иметь социальное государство.

А когда не сложилось, сразу сознательность прорезалась. Но речь же идет не о детях, у которых прорезаются молочные зубы. Такие эксперименты и выверты до добра не доведут.

В: Как вы думаете, почему коалиция ПР и БЮТ все-таки не сложилась?

О: Не с того начали. Если бы сначала публично обсудили положение, в котором находится страна, всех взяла бы оторопь от того, что мы стоим над пропастью и уже занесли над ней одну ногу. Затем следовало произвести тщательные расчеты и предложить народу не молочные реки и кисельные берега, а, как сказал один видный политик, «пот, кровь, мозоли и работу». И уже после этого следовало предлагать изменения в Конституцию, как инструмент реализации неотложных задач.

А начали с дележа портфелей и подгонки Основного закона под себя. Оставалось разве что еще прописать фамилии в Конституции и проголосовать такой пакет как данность. Вы же знаете, что денег и власти много не бывает, потому и не договорились. А после, когда тайное стало явным, еще и начались разговоры, что никаких договоренностей не было… Да все было!

В: На каком этапе переговоров вы лично узнали о намерениях БЮТ и ПР?

О: У нас, когда кто-то что-то собирается сделать, то, как правило, за несколько недель в парламенте об этом уже всем известно. Изменения же в Конституцию в виде документов я увидел в среду — за четыре дня до Троицы.

В: Когда БЮТ и ПР передали их вам?

О: Да. Тогда же я и высказал свою точку зрения. Но и ранее поступавшая информация позволяла мне и членам нашей фракции высказывать предостережения. Когда первая попытка широкой коалиции наметилась в сентябре прошлого года, я четко зафиксировал свою позицию — и она не изменилась.

Но должен уточнить: если бы объединение делалось для работы, то в нем был бы плюс для всей страны.

В: Возможно, это был бы плюс. Поскольку за последние четыре-пять лет развитие страны остановилось и, кроме вступления в ВТО, не состоялось ни одного системного решения по тому, куда и как двигаться дальше.

О: Страна не остановилась, страна идет вспять последние годы. Виновата в этом, конечно же, власть, у которой политический авантюризм, бессовестность, вороватость возведены в ранг государственной политики — все живут одним днем.

Непрофессионализм очень хорошо виден на примере формирования институтов исполнительной власти, на уровне местной власти, хорошо это заметно и на уровне органов местного самоуправления. Но часть вины лежит и на людях, которые до сего времени не прочувствовали тот факт, что власть такова, какую они избирают. Наш народ еще не осознал своей ответственности за формирование власти. Люди долгое время не имели отношения к формированию власти, а когда такая возможность появилась, они, надо прямо сказать, из рук вон плохо выполняют эту функцию.

Простой пример. В одном из небольших городов на востоке Украины жители возмущаются тем, что у них самые высокие коммунальные тарифы, даже выше, чем в Киеве. А воду они получают два часа в сутки. Я начал разбираться, и что оказалось? Люди избрали в горсовет владельцев коммунальных предприятий. Те же ради получения прибыли провели через горсовет выгодные для себя решения и живут по принципу «мы не пашем, не сеем, не строим, мы гордимся общественным строем». Тарифы — заоблачные, депутаты получают сверхприбыли, но даже пальцем не пошевелят ради города и своих избирателей. И я говорю этим избирателям: это же ваш выбор. Тем более что в том горсовете сидят представители именно той партии, которая сегодня так печется о судьбах народа.

В: Вы привели в пример город в Луганской области?

О: Нет, в Донецкой. Потому, повторюсь, что у нас нет оппозиции, есть люди, которые временно не у власти. Точнее — частично не у власти. Весь юг и юго-восток страны принадлежит бело-голубым. Какая оппозиция? Потешная!

В: Фактически вы говорите о коррупции на всех уровнях. Коррупция — это первое, с чем нужно справиться? И как это сделать?

О: Первое, что необходимо сделать,— поменять избирательную систему. Сегодня, когда кричат, что нужно провести внеочередные выборы, я готов согласиться с необходимостью такого шага. Но если выборы пройдут по партийным спискам, то все остальное — лишь борьба с ветряными мельницами.

Списки должны быть открытыми — каждая сила формирует их из 450 кандидатов, распределенных по округам. Затем список в алфавитном порядке подается в Центризбирком. Люди, голосуя за человека, голосуют и за партию. А ЦИК на основании подсчета голосов в округах формирует уже списки прошедших в парламент. Не партия или блок — именно Центризбирком на основании волеизъявления людей. В этом случае у нас не будет в Раде бизнес-клубов, именующих себя партиями.

Второе. Победить коррупцию невозможно, ее можно и нужно придушить — мерами публичными, если хотите, жестокими. Коррупцию следует уравнять с государственной изменой, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мы приняли ряд законов, они драконовские, но нужно провести их коллективную читку, чтобы каждый понимал, какую ответственность будет нести за возможные деяния. И чтобы люди понимали, как оценивать то или иное действие лиц, облеченных властью.

Третий шаг — полная деполитизация силовых структур.

В: И судебной системы, соответственно.

О: Именно! Это будет следующий шаг. Тогда исчезнет эта ярмарка тщеславия с ее запредельным цинизмом, демонстрируемая представителями народа, на который им наплевать.

В: Деполитизация силовых структур и судов нереальна без внесения изменений в Конституцию.

О: Да не в этом дело! Нужно выполнять действующие законы. СБУ должна обеспечивать госбезопасность, а не прослушивать украинских политиков. Какой еще закон для этого нужен? Кого-то, хотя бы показательно, наказали за подобное правонарушение? Нет. Установили, что незаконно прослушивали заместителя генпрокурора (Рената Кузьмина.— «і»),— и все. А как тогда быть простому гражданину, на котором выполняется план борьбы с преступностью? У нас Конституция не работает. Люди, которые должны обеспечить ее выполнение, ее же и игнорируют.

Надо начинать с зачистки власти. При этом народ должен понимать, что это — последний шанс, другого не будет. Но людям сегодня не дают выбора! Им говорят: выбирайте из того, что есть. Да, обожглись по два раза, но никого другого нет — выбирайте. И опять — все тот же раскол, то же противостояние, те же незаживающие раны.

Избирательная система — а именно она сегодня определяющая политического кризиса во всех смыслах — не пропускает новых людей. Вы же прекрасно понимаете, что в партийных списках есть квоты, в рамках которых спонсоры расставляют своих людей. Дошло до того, что в нашем парламенте представлены водители, охранники, массажистки, братья, кумовья, родственники и т.д. Таким квадратно-гнездовым способом кланы захватывают власть.

В: Вы говорите о выборах по открытым спискам. Но у депутатов, избранных по такой системе, неизбежно возникнет конфликт между интересами избирателей в округе и волей руководства фракции.

О: Если депутат избран в округе, он принадлежит к той или иной партии исключительно по идейным соображениям. И зависит не от воли руководства партии, а от избирателей. Я же предлагаю в том числе ввести механизм отчетности депутата перед избирателем и механизм его отзыва. Такой депутат не будет лежать под трибуной, потому что ему нужно будет в Минфине и Минэкономики решать проблемы своего округа. И он не будет высчитывать, у кого и какой рейтинг, и сколько нужно заплатить за место в списке, дабы гарантированно попасть в ВР. Он будет знать, что если люди его уважают, он пройдет и в следующий состав парламента. А его вождь может и не пройти. Здесь есть риск для лидеров партий. И я, как руководитель партии, это осознаю. Но лидером можно быть только тогда, когда у тебя есть авторитет и ты руководишь по принципу «делай, как я», а не «делай, как я сказал».

В: В местные советы вы предлагаете проводить выборы на мажоритарной основе. Вы считаете, что это решит проблему?

О: Конечно. Кстати, когда мы составляли список нашего блока на внеочередные выборы, то были единственной силой, которая предварительно опубликовала список и попросила людей высказать свои замечания к претендентам. На несколько десятков человек мы получили отрицательные отзывы и исключили их из списка.

Я обращаюсь к молодым людям: кто хочет — приходите, дадим участок работы. Я готов лично заключить соглашение. Сегодня не следует придерживаться старого принципа, когда авторитет партии определялся количеством людей, числящихся в ней. Это атавизм, который сидит в нас со времен КПСС. В КПСС было 19 млн. членов. И кто-нибудь в 1991-м вышел на улицы, защитил партию? Нет.

Должны быть люди, которые открыто представляют политическую силу и работают на ее авторитет. Значит — работают на пользу людям. Сегодня во власть, в партии нужно влить новую кровь. Работая в высшей школе, я преодолел синдром, когда хочешь все самостоятельно накрыть и никого не подпускать. Так научный, творческий, рабочий коллектив никогда не создашь. Нужно помогать расти всем в коллективе, а когда будут все подрастать, тебя это тоже будет поднимать. Как прилив поднимает все лодки.

В: Уточнение по консервации власти. Как вы относитесь к предлагаемой норме о том, что избирательные комиссии на выборах главы государства должны формироваться исключительно партиями и блоками, представленными в Раде, а также кандидатами в президенты? Это ведь прямое ущемление прав внепарламентских сил и общественных движений.

О: Я не склонен абсолютизировать именно эту проблему. Скажу о главном: я категорически против того, чтобы рейдерские схемы были воплощены в закон о выборах президента.

В: Но это немаловажный нюанс.

О: Считаю очень неправильным квотный принцип, по которому у нас формируются ЦИК, Конституционный суд, наблюдательные советы и т.д., и т.п. Из-за этого абсурдного принципа партийно-групповые и клановые интересы, как ржавчина, разъедают государство. Убежден, что в избиркомах должны работать люди, хорошо знающие закон, у которых есть совесть и которые, кроме всего прочего, являются моральными авторитетами.

В: Речь, по сути, о профессионалах.

О: У нас более 30 тыс. участков, и мы же всех членов комиссий не можем посадить на зарплату! Должно быть гражданское общество. И человек не должен выбирать между своей позицией, принципами и двумя сотнями гривень на лекарства. Я не осуждаю таких людей, ибо бедность используется богатыми, чтобы держать людей в узде. Есть люди, для которых миллиарды — смысл жизни. Есть люди, для которых миллионы — смысл жизни. И есть люди, для которых смысл жизни заключается в обеспечении нормального существования и удовлетворении их культурных, духовных, творческих потребностей. И благодаря такой разнице между людьми достигается единство в многообразии общества. Но обязательно должна быть некая платформа, ниже которой человек в социуме не может опуститься,— именно это является гарантией свободного выражения своей точки зрения. А у нас людям перед выборами кидают подачки, это унизительно. Думаю, все убедились в этом на выборах в Тернопольский облсовет. Но молчат. Бедность — вот проблема, которая и является главной в нашей жизни.

В: Может ли европейский вектор стать указателем на пути, который выведет всех нас из этой бедности?

О: Разговоры и размышлизмы о европейском или евразийском векторах никогда не решат эту проблему. Можно нарисовать какой угодно вектор и быть, как говорят в народе, «на цідилку». Это когда молоко процеживают, и то, что на марле осталось, и называется «на цідилку», то есть мусор.

Моя позиция такова: подходы и принципы внутренней организации нашей жизни автоматически определят наш внешний вектор. Если мы исходим из того принципа, что нам необходимо всего лишь восстановить экономику образца 1991 г., и действуем только в этом направлении, то нужно, как вошь за кожух, держаться за евразийское пространство. С технологическим уровнем нашей продукции мы можем только там, и то временно, находить рынки сбыта. И если мы удержим и расширим рынки сбыта на евразийском векторе, это определит и наш политический вектор, и организацию нашей жизни. Мы будем ориентированы на авторитарный режим, доминирующий в постсоветском пространстве.

Ежели же мы поймем, что кризис — это момент истины, засвидетельствовавший окончание индустриальной эпохи, если осознаем, что распад СССР произошел окончательно, и сделаем ставку на образование, науку, технологии, тогда и осознаем, что европейский вектор должен быть доминирующим. Потому не игра с определениями важна, а четкое видение того, как мы будем обустраивать страну. И это уже, в свою очередь, позволит нам говорить о внешнеполитическом векторе.

Владимир Михайлович Литвин родился 9 апреля 1956 г. в с. Романова Слобода Житомирской области. В 1978 г. окончил исторический факультет Киевского госуниверситета (КГУ) им. Шевченко. В 1978-1986 гг. — преподаватель КГУ. В 1986-1989 гг. — начальник управления Министерства высшего и среднего специального образования УССР. В 1989-1991 гг. — сотрудник аппарата ЦК Компартии Украины. С 1991-го по 1994 г. — преподаватель КГУ. С 1994 г. — сотрудник администрации президента Леонида Кучмы. С ноября 1999 г. — руководитель администрации президента. В 2002 г. избран в Раду от блока «За единую Украину», занял пост председателя Верховной Рады IV созыва. В 2006 г. Народный блок Литвина не смог преодолеть 3%-ный барьер на парламентских выборах. В 2007 г. по результатам внеочередных парламентских выборов Блок Литвина получил 20 мест в Раде. С декабря 2008 г. Владимир Литвин — председатель Верховной Рады VI созыва. Вице-президент Национальной академии наук. Доктор исторических наук, Герой Украины.

Алексей Педосенко, Антон Подлуцкий

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
25.05.18
Наприкінці квітня Мінекономіки внесло до Верховної Ради України “геніальний" за змістом та помпезний за назвою законопроект №8318 “Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо забезпечення ефективного функціонування Експортно-кредитного агентства (ЕКА)”.
Германия может поддержать Северный поток-2, несмотря на жесткую позицию США.
25.05.18, Сегодня
ЕСПЧ признал запрет продажи земли нарушением из-за двух пенсионеров.
Верховная Рада собирается утвердить бюджетную резолюцию на 2019-2021 годы. Что ждет Украину в єти три года?
25.05.18, Сегодня
Эксперты советуют подходить к вопросу комплексно.
Чиновники строят планы по модернизации и возрождению украинского авиастроения. Помимо выпуска новых вертолетов и самолетов, правительство надеется вывести эту продукцию на внешние рынки.
Деловая столица 22 мая открыла дискуссионный клуб игрой на тему Действительно ли украинцы бедные?
25.05.18, Сегодня
Стоимость американской валюты все равно остается низкой.
24.05.18
24.05.18, Дело
Рассказываем, как выбрать бойлер, потому что (спойлер) горячей воды не будет до осени.
23.05.18
22.05.18
21.05.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!