Подробнее Запомнить город


Сергей Коннов: Если подпись Плужникова фальшивая, то министр МВД тоже поддельный

размер текста:

Политический вес канала "Интер" огромен.

Это не просто телекнопка для моделирования общественного мнения и разгонки рейтингов избранных политиков. В докризисные времена "Интер" – это бизнес ценой в миллиард долларов.

Приблизительно такую цифру назвали Ринату Ахметову в 2006 году, когда он зондировал почву для покупки телеканала. Однако переговоры ничем не закончились, и потом донецкий бизнесмен даже сокрушался из-за своей близорукости.

Возможно, купи тогда Ахметов "Интер", и не было бы сейчас войны за канал. Однако партнером Хорошковского оказался Дмитрий Фирташ, политические вкусы которого тут же получили свое отражение на телеэкране. Вызов, брошенный в лицо Тимошенко, она приняла.

Так началось расследование странных обстоятельств вокруг смены собственников "Интера" в 2005 году: сперва Игорь Плужников заключает соглашение купли-продажи с Константином Григоришиным, потом Плужников уходит в запой, заболевает и умирает, а канал оказывается у Валерия Хорошковского транзитом через российскую "Евраз-груп".

Перед своей смертью Плужников распорядился сформировать пакет для покупателя "Интера". В итоге на одно юридическое лицо - Ассоциацию "Деловой мир" - свели 61% акций.

Для этого общество с ограниченной ответственность "Пегас-телевидение" передало 10% акций канала "Деловому миру", который уже владел 51%.

Передача этих 10% осуществлялась адвокатом Сергеем Конновым по доверенности, на которой стоит подпись Игоря Плужникова.

Собственно, именно этот автограф являлся предметом проверок, которые проводились весной нынешнего года по заказу Генпрокуратуры и МВД. Фотокопию доверенности сверяли с другими документами, освященными Плужниковым.

Первое исследование пришло к выводу, что "подпись от имени Плужникова сделана не им, а другим человеком с тщательным наследованием подписи Плужникова".

Вторая экспертиза сделала почти такой же вывод: "Подпись от имени Плужникова сделана вероятно не Плужниковым".

Свою версию этих событий согласился рассказать "Украинской правде" сам адвокат Сергей Коннов, который выполнял роль доверенного лица Игоря Плужникова.

Коннов работал с ним, начиная с 1993 года, когда Игорь Плужников вместе с Александром Зинченко обратились за помощью в его юридическую фирму. "Для себя я не встречал более интересного клиента, чем Плужников", - начинает интервью адвокат.

– Вам известно, почему Игорь Плужников все–таки решил продать "Интер" в 2005 году? Он это делал добровольно или по принуждению?

– Я ничего не знаю об угрозах или давлении в адрес Игоря Плужникова, во время наших бесед речь никогда не шла о принуждении. Хотя тот 2005 год был не самым спокойным...

А вообще было бы неплохо исследовать вопрос, а владел ли Игорь Плужников "Интером" юридически, и какой долей? Корпоративная информация на этот счет должна быть в публичном доступе.

Его влияние на канал было бесспорным, однако инструменты, которым обеспечивалось это влияние, не сводились к прямому контролю над корпоративными правами. Поэтому выражение "продажа канала", мне кажется, нельзя воспринимать буквально.

– Тем не менее, когда вы узнали, что Плужников собирается продать "Интер"?

– Это было в марте–апреле 2005 года. Я выполнял некоторые его инструкции – например, подготовил проекты документов. Также я консультировал его по корпоративным вопросам, которые сейчас выстраиваются в такую картину, что он уже собирался продать "Интер"…

Но, повторяю, "продажей" в прямом смысле это назвать нельзя, так как Игорь Александрович (Плужников) лично не был акционером телекомпании.

– Первоначальным покупателем "Интера" был Константин Григоришин?

– Я не знаю.

– А вы присутствовали при подписании договора купли–продажи активов между Григоришиным и Плужниковым?

– Проект этого соглашения делал я. Было несколько редакций текста, причем с прочерками в полях, где указывались имена "продавца" и "покупателя".

Был ли Григоришин покупателем, или выступал от имени третьих лиц – я не знаю.

Теоретически, подобное соглашение могло быть подписано, а потом расторгнуто. В документе, копия которого обнародована в интернете, есть ряд условий, по которым соглашение Плужников – Григоришин может утратить силу автоматически. Имели ли место эти условия – не известно.

– Два исследования, проведенных по заказу МВД и Генпрокуратуры, поставили под сомнение подпись Плужникова под доверенностью от 23 мая 2005 года. По вашей версии, как происходило подписание доверенности?


– Эта доверенность, которую сейчас ставят под сомнение, была подписана собственноручно Игорем Плужниковым 23 мая в офисе канала "Интер" на улице Дмитриевской, в его кабинете на шестом этаже. Причем в присутствии нотариуса.

Сам Плужников к нотариусу практически никогда не ездил, обычно мы приглашали нотариуса в офис к Игорю Александровичу. Это было лишь связано с экономией времени.

И в этой доверенности не было ничего необычного, она была стандартна. Мы каждые два–три года делали такой документ. Аналогичная доверенность была подписана 23 апреля 2002 года. И такая же доверенность была в 2000 году. Это была регулярная процедура, которая выполнялась нами как юристами Игоря Плужникова.

– Когда начался окончательный этап продажи "Интера", Плужников заболел. Что с ним произошло?

– 23 мая, когда мы приехали с нотариусом подписывать доверенность, он был в здравии. Хотя в интернете в "записках" МВД пишут, что он был уже чуть ли не в коме и находился в больнице в Германии. Это неправда. Более того, через несколько дней после 23 мая я был у Плужникова дома в Киеве.

– Когда Плужников подписывал доверенность, было ли что–то необычное?

– Нет, он был здоров, в хорошем настроении, не был испуган. Ему точно ничто не мешало осознавать, что он подписывает.

– Ходили слухи, что Плужников в тот период ушел в запой…

– В момент подписания доверенности он был трезв. Через несколько дней, когда я к нему приезжал домой, было видно, что он выпивший. Раньше у него бывали такие срывы, и мы о них знали.

Кстати, именно из–за длинных майских праздников мы никак не могли встретиться с Плужниковым, чтобы продлить доверенность, закончившуюся 23 апреля 2005 года – пришлось ждать аж до 23 мая…

– Эта доверенность была существенным этапом в продаже "Интера". По ней компании "Пегас–телевидение" передали 10% акций телеканала Ассоциации "Деловой мир". Таким образом на одном лице – Ассоциации "Деловой мир" собрали 61% акций. То есть так был сформирован пакет акций под продажу?

– Давайте обо всем по порядку. Игорь Плужников был главным акционером ООО "Пегас Телевидение". "Пегас-телевидение" владело 20% канала "Интер". И пресловутая доверенность, о которой идет речь, фактически касалась только этих 20% канала "Интер".

Самое "ужасное", что я мог сделать по доверенности от 23 мая 2005 года, – это продать 20% "Интера". Но продать саму Ассоциацию "Деловой мир", у которого было сперва 51%, а затем 61% акций канала "Интер", по этой доверенности я не мог!

Да и любая попытка продать "на сторону" 20% акций "Интера" была бы заблокирована другими его акционерами – или Ассоциацией "Деловой мир", или "Первым каналом". У них было преимущественное право покупки этих акций.

Изначально добавить 10% акций канала "Интер" в Ассоциацию "Деловой мир" мы попытались еще 19 апреля 2005 года. Уж ни у кого не вызывает сомнений, что в этот день Плужников был жив–здоров – потому что дата 19 апреля стоит и на соглашении Плужников – Григоришин!

– Что происходило 19 апреля?

– В этот день состоялось собрание "Пегас–телевидение", где было принято решение продать 10% акций "Интера" Ассоциации "Деловой мир".

Но сам "Интер" был закрытым акционерным обществом. И право приоритетной покупки 10% было не только у Ассоциации "Деловой мир", но также у российского "Первого канала", который, насколько мне известно, своего согласия не дал.

Поэтому на следующем собрании 1 июня было решено не продавать акции "Деловому миру", а передать в качестве взноса в Ассоциацию "Деловой мир". Эта процедура уже не требовала согласия от российского "Первого канала".

– И таким образом Ассоциация "Деловой мир" сконцентрировала на себе контрольный пакет "Интера" – 61%. Тогда же Плужников и заболел. Когда вы об этом узнали?

– Это было в первые дни июня 2005 года. Я только что вернулся из командировки, позвонил наш общий друг и спросил, знаю ли я, что Игорь Александрович в коме? Я об этом ничего не знал. Как бы там ни было, 1 июня мы провели собрание участников ООО "Пегас Телевидение" и передали 10% в качестве членского взноса в Ассоциацию.

– Однако Плужников на тот момент уже находился в коме! Почему вы, не колеблясь, все равно продолжили перевод акций с "Пегас–Телевидения" на Ассоциацию "Деловой мир"?

– Вы знаете, пока Игорь Плужников был жив, по доверенности я мог делать то, что мне было предписано и, строго говоря, полностью на свое усмотрение. План по передаче 10% в "Деловой мир" был одобрен давно, и у меня не было причин этого не выполнять.

Тем более мы поставили в известность семью Игоря Плужникова – его жена Светлана Николаевна была в курсе. Она сказала: "Если у вас были такие инструкции от моего мужа – то делайте". Так мы решили морально–этический аспект, потому что прогноз врачей был плохой, никаких надежд (на выздоровление Плужникова) не было.

Я убежден, что тогда мы все делали правильно, и сейчас я бы сделал то же самое.

А 13 июня состоялось еще одно собрание акционеров "Пегас–телевидение". Было принято решение поменять единоличный орган управления компанией – директора, на коллегиальный орган – дирекцию. Это делалось, чтобы усложнить возможное давление на компанию.

До этого директором в "Пегас–телевидение" был я, а после собрания акционеров появилось трое директоров – Светлана Плужникова, Денис Кравченко – помощник Игоря Плужникова, и человек из его ближайшего окружения – Сергей Середницкий.

Кстати, в одном из интервью заместитель генпрокурора Кузьмин сенсационно заявлял, что на этом собрании я – правда, он назвал меня "человеком Икс" – сам себя "по поддельной доверенности" назначил руководителем "Пегас–телевидения". А на самом деле я сам себя тогда уволил – на этот счет имеются все необходимые документы. Но прокуратура у нас часто позволяет себе слишком "вольно" обращаться с фактами.

Это собрание было чисто техническое, а вступление в Ассоциацию "Деловой мир" было на две недели раньше, 1 июня.

– В рамках отчуждения "Интера" оформлялась ли доверенность Игоря Плужникова на Кипре?

– Мне об этом ничего не известно. Да я и не вижу в этом смысла. Все участники ассоциации "Деловой мир" были украинскими компаниями. Правда, некоторые с иностранными "корнями". Но для этого не надо было делать доверенность. Тем более, от имени Игоря Плужникова.

Если кто–то заявляет, что существует доверенность, подписанная господином Плужниковым на Кипре, то это очевидно обман. Если я не ошибаюсь, последний, если не единственный, раз Игорь Александрович был на Кипре в 1998 году в качестве туриста.

– Как происходила дальнейшая продажа "Интера"?

– Я не знаю.

– Но ваша компания "Коннов и Созановский" тоже были участником Ассоциации "Деловой мир", которая владела контрольным пакетом канала!

– Да. Но мы вышли из этой Ассоциации в определенный момент по согласованию с супругой Игоря Плужникова.

– Но вы наверняка знаете, как произошла смена конечной собственности на канале "Интер"?

– Наверняка не знаю. Кое–что я знаю, но не имею права говорить, это адвокатская тайна. Причем данные сведения не носят никакой сенсационности, это обычные рабочие моменты, однако закон запрещает мне обсуждать эту тему.

И я не думаю, что владею полной картиной. Я видел то же, что и все: например, назначение Валерия Хорошковского главой наблюдательного совета. Но это могло быть не связано с продажей. Ведь можно продать компанию и оставить старого директора, а можно не продавать саму компанию, а поменять руководство.

– Правда, что "Интер" продавался через продажу участников ассоциации "Деловой мир"?

– Я сомневаюсь, что "продавали" участников Ассоциации. Просто одни участники Ассоциации могли из нее выйти, а другие зайти. Вот вам и смена контроля! Я точно не помню даты, но могу сказать, что в конце июля – в начале августа 2005 года "Коннов и Созановский" вышла из числа участников Ассоциации.

В свое время наша адвокатская контора вошла в Ассоциацию по просьбе Плужникова, чтобы представлять его интересы, а когда его не стало, мы с согласия его супруги вышли из Ассоциации.

– Чем была удобна Ассоциация как держатель контрольного пакета канала "Интер"?

– По форме Ассоциация – это объединение компаний. Там нет долей владения, а есть членство. Участники Ассоциации свободно входят и выходят в число членов. Это как общественная организация. Поэтому для "продажи" "Интера", как вариант, одни компании могли выйти из Ассоциации, а другие – войти.

– Вы – юрист. Как вы считаете, какой вес с точки зрения права имеет соглашение, подписанное Плужниковым и Григоришиным? Был ли этот документ конечным при продаже "Интера"?

– Я так не думаю. Плужников его не рассматривал как конечный и юридически обязывающий документ. Это был скорее протокол о намерениях. Ведь, отталкиваясь исключительно от этого соглашения, ничего продать по нему нельзя.

Я думаю, была попытка придать соглашению необходимый "формальный вид" на случай судов. Чем сейчас и пользуется господин Григоришин. Хотя Григоришин с Плужниковым должны были заверить этот договор хотя бы нотариально.

– Думаете, у Григоришина есть шанс на основании этого документа получить "Интер"?

– Насколько я знаю, его иск Хозяйственный суд Киева вернул без рассмотрения.

– Как вы можете объяснить тот факт, что экспертиза признала подпись Плужникова поддельной?

– Ситуация смешная. Посмотрите на документы, с которыми сравнивают подпись Плужникова на доверенности. Это его соглашение с Григоришиным, причем ни кем не удостоверенное! Где гарантия, что под соглашением подпись поставил именно Плужников?

Даже невооруженным взглядом видно, что на разных страницах этого соглашения подпись поставлена по-разному.

Кстати, СМИ, раздувая "сенсацию" вокруг доверенности, не обращают внимания на то, что фраза "подпись сделана вероятно не Плужниковым" в равной степени означает, что "подпись сделана вероятно Плужниковым". А многие издания вообще отбрасывают слово "вероятно" и сообщают своим читателям о чистой воды подделке.

Кроме того, эксперты исследовали копию доверенности. Но я не знаю, почему они не стали исследовать оригинал. Второй экземпляр доверенности есть у нотариуса, но к нему никто не обращался, и ему даже обидно, наверное. (Смеется)

Видно, раз МВД прицепилось к доверенности, которая была собственноручно подписана господином Плужниковым на моих глазах, то у них совсем плохо с доказательствами.

Если уж настоящий документ милицейские эксперты с готовностью объявляют поддельным, то у нас и министр внутренних дел тоже поддельный.

Весь фокус в том, как поставить задачу. Когда это история приобрела публичный резонанс, я не поленился и поискал в архиве копии других нотариальных доверенностей Плужникова, а также ряда иных подписанных им документов – подписи очень различаются.

Если бы экспертам МВД сказали, что подпись на доверенности от 23 мая – настоящая, то они бы пришли к выводу, что подписи на соглашении с Григоришиным – поддельные. Однако в данном случае экспертов попросили "сыграть" наоборот, что они и сделали.

Посмотрите, что происходит! Народные депутаты хотят создать следственную комиссию, поскольку "неизвестные лица незаконно завладели "Интером" и другой собственностью Плужникова". Так я со всей ответственностью заявляю, что "неизвестные лица", "завладевшие собственностью Плужникова" – это его наследники, которые, конечно, известны.

И вообще не дело государства лезть туда, куда его не просят – разве семья Игоря Александровича делала какие–то заявления о том, что его собственностью кто–то завладел? Это грубое вмешательство в частную жизнь и нарушение Конституции со стороны заместителя генпрокурора, министра внутренних дел и некоторых депутатов.

– Вас в процессе проверки подписи вызывали в правоохранительные органы?

– Нет, не вызывали. А самому идти к ним с повинной у меня нет никаких оснований, поскольку подпись никто не подделывал. Если бы мы с нотариусом имели те таланты, которые нам приписывают, мы бы уже, наверное, завещание нарисовали от имени Плужникова на нужные имена. (Смеется) Тогда мы бы хотя бы знали, ради чего старались.

Задумайтесь еще вот над чем - даже если бы у кого–то было желание "продать" "Интер" по поддельным документам, едва ли нашелся бы покупатель, который согласился бы приобрести столь заметный актив на таких условиях.

В Украине очень легко потерять данный "товар", будь он с набором сомнительных документов. Его-то и с надежными бумагами непросто сохранить.

Поэтому все разговоры о подделках – это попытка создать "дымовую завесу" вокруг истории с "Интером". Ну и если получится, "конвертировать" вымысел в какие–то реальные судебные или уголовные действия против телеканала.

– Еще один возможный момент фальсификации – помощник Плужникова Кравченко якобы не присутствовал на собрании акционеров "Пегас" 13 июня…

– Если мне не изменяет память, собрание проходило утром 13 июня 2005 года. Кравченко был на этом собрании, а потом улетел днем в Германию, сопровождая Игоря Плужниковым. То, что Денис Кравченко присутствовал на собрании, могут подтвердить четыре человека – я сам, Светлана Плужникова, господин Середницкий, которого назначали в дирекцию, и Елена Попко – адвокат, которая на собрании представляла компанию "Пегас Энтертеймент".

Подписи Кравченко нет под протоколом, потому что она и не была предусмотрена. Протокол подписали только председатель собрания и секретарь. Зато подпись Кравченко есть в регистрационном листе участников этого собрания.

– Где сейчас сама Светлана Плужникова, вы знаете?

– Я не знаю, потому что я уже несколько лет не являюсь ее адвокатом. Она звонила мне в марте этого года по одному личному вопросу. Как я понял, на момент разговора она была за границей. Чем она занимается – я не знаю. Никаких вестей от их семьи нет.

– Вы поддерживаете с ней отношения?

– Только в виде поздравительных открыток. Правда, в этом году не было и их. У нас нет конфликта – просто мы полностью передали дела Игоря Александровича (Плужникова) его семье, и на этом наша миссия закончилась.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
16.10.18, ubr.ua
Пока РФ запрещает поставки топлива в Беларусь, заправщики и власти пытаются сгладить резкое повышение цен на топливо.
Существуют два основных вида инвестиций в жилую недвижимость на первичном рынке - покупка квартир с целью перепродажи и под аренду. Чтобы не потерять деньги, инвесторам необходимо учесть много нюансов.
16.10.18, Дело
Максимальное предложение по оплате труда за час на сегодня составило 300 грн. Водителю для доставки обедов дадут на 50 грн меньше, но предоставят обед.
16.10.18, ubr.ua
Наши заграничные поставки стоят на трех китах — подсолнечном масле, металлургических полуфабрикатах и кукурузе
16.10.18, Сегодня
Пачка сигарет в 2019 г. в среднем будет стоить около 36 грн.
16.10.18, Вести
Со следующего года по всей Украине начнется монетизация льгот в транспорте. Но некоторые города в качестве эксперимента начали выдавать льготникам «живые деньги» еще с конца лета. Что из этого получилось и как относятся к такой инициативе столичные пенсионеры.
16.10.18, Сегодня
Списывать долги путем отработки будет выгодно жильцам, но не ОСМД.
16.10.18, ubr.ua
Киевлянам вернут горячую воду, но платить за нее придется больше.
13.10.18
13.10.18, Сегодня
Какие есть хитрости у застройщиков и что будет с ценами после Нового года.
Бюджет теряет миллиарды гривен, легальный бизнес несет убытки и вынужден задуматься об уходе в тень.
12.10.18
11.10.18
10.10.18
09.10.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!