Подробнее Запомнить город


Евгений Корнийчук: Юлия Тимошенко обещала мне пост министра юстиции

размер текста:

…Жарким августовским днем 2007 года Юлия Тимошенко с открытой улыбкой смотрела на своего давнего соратника Евгения Корнийчука, а на ее ладони в ярких лучах солнца блестел искусственный рубин БЮТовского ордена "За служение Украине". Она протянула руку и почти нежно произнесла: "Женечка, я тебя прошу, возьми на поруки всю нашу правовую систему".

После выборов Корнийчука срочно "выписали" из парламента и назначили "соглядатаем" интересов БЮТ при новом министре юстиции Николае Онищуке.

Теперь в кабинете у министра висит портрет Виктора Ющенко, а в кабинете его первого заместителя – портрет Юлии Тимошенко. Первый координирует свои действия с Банковой, второй – лично с премьер-министром. С этого и начинается абсурд всей правовой системы.

Лидер Украинской социал-демократической партии Евгений Корнийчук долгие годы был старшим партнером одной из крупнейших в стране юридических компаний "Магистр и партнеры", а его тесть – Василий Онопенко с 2006 года возглавляет Верховный суд Украины.

Впрочем, Юлия Тимошенко вряд ли усматривает в этом какой-либо конфликт интересов. БЮТ не смущает ни обслуживание компанией "Магистр и Партнеры" НАК "Нафтогаз Украины", ни членство господина Корнийчука в высшей квалификационной комиссии судей, которая, согласно закону, среди прочего выполняет функцию надзора над процессом назначения судей Верховного суда.

Во многих странах Европы и в США графа "конфликт интересов" официально значится в графе любого государственного служащего. Соответствующие органы проводят мониторинг деятельности госслужащего и его родственных связей на предмет коррупционных деяний не только во время работы на занимаемой должности, но и историю его отношений до назначения, и карьеру после увольнения. Это общепринятая норма. В Украине все немного иначе.

Впрочем, господин Корнийчук не ограничивается работой в Минюсте. По информации "Украинской правды", именно он отвечал за юридическую поддержку отмены выборов в Тернопольской области. А после того, как задача оказалась непосильной, подал заявление об отставке.


- На днях я видел текст вашего заявления об отставке. Источники утверждают, что вы подали его после того, как вам не удалось выполнить поручение БЮТ об отмене выборов в Тернополе. Это правда?

- Я не хочу это комментировать.

- Наши источники утверждают, что вы были главным ответственным в БЮТ за юридическое сопровождение отмены выборов в Тернопольской области…

- Непосредственное участие в процессе выходит за рамки моей компетенции как представителя Минюста. У БЮТ есть юристы, которые предпринимают в этом направлении определенные усилия.

С юридической точки зрения, мне кажется, ни у одного юриста нет сомнений, что выборы прошли незаконно.

И то, что Марина Ставнийчук говорит, что Верховная рада не имела права запрещать проведение выборов - это абсурд. Поскольку парламент этого и не делал. Верховная рада просто отменила предыдущее постановление. А, значит, его не существует в природе! И если это так, то непонятно, на каком основании проводить выборы. Поэтому, мне кажется, что впоследствии суды отменят результаты выборов.

- А как же тогда решения Тернопольского и Львовского судов о том, что выборы должны состояться?

- Решение Тернопольского административного суда объясняется очень просто: головотяпством Верховной рады. Не знаю, произошло это умышленно или случайно, но постановление об отмене выборов, не было опубликовано в течение, кажется, двух недель! И именно на этом техническом основании оно было оглашено не вступившим в силу. Тернопольский суд рассмотрел дело и сказал: поскольку постановление не было опубликовано, значит его и нет, и обязал Теризбирком проводить выборы.

Но самое интересное, что постановление было официально опубликовано именно в день суда в Тернопольском административном суде. Вопрос был в нескольких часах!

В итоге политические силы в регионе, которые понимали, что ситуация абсурдная и смешная, подали апелляцию во Львовский апелляционный суд. И мне будет очень интересно почитать его решение. Но я, честно говоря, был в состоянии шока, когда узнал, что Львовский апелляционный административный суд подтвердил решение первой инстанции. Потому что на тот момент постановление уже было опубликовано. Впрочем, ожидать другого решения суда было бы смешно, поскольку у них там около двадцати судей проходят по делу Зварыча и находятся в обморочном состоянии .

- По нашей информации в день суда во Львове вы лично звонили на мобильный телефон исполняющего обязанности председателя административного апелляционного суда Марьяну Кушнерику в то время, как он находился в совещательной комнате, это правда?

- Нет. Не правда. Я действительно разговаривал с Кушнериком. У нас был официальный разговор, я спрашивал, каким образом можно было бы организовать быстрое рассмотрение дела по сути...

- Разве это нельзя рассматривать как давление на суд?

- Никакого давления не было, я не просил рассмотреть это дело в том или ином русле. И Кушнерик, я уверен, это подтвердит. В совещательную комнату я ему не звонил. Я, кажется, звонил ему в пятницу или в четверг, после того как Тернопольский суд принял решение о проведении выборов.

У меня была большая просьба – организовать передачу апелляции, чтобы она была рассмотрена в рамках избирательного процесса, в быстрый срок.

Потому я совершенно опешил, когда услышал заявление секретариата, что Онопенко и его знакомые или родственники давили на суд. Ведь решение суда было противоположным требованиям БЮТ!

- И когда суд был проигран, вы подали в отставку, правильно я понимаю? На вас же возлагали надежды, а вы не справились…

- Я не комментирую вопрос своей отставки. И не хочу вокруг этого создавать интриги.

У меня есть масса других проблемных вопросов, связанных с моей деятельностью в Минюсте, где я не могу быть эффективным для политической команды, потому что мою работу блокируют. Мои поручения многими начальниками департаментов просто не выполняются.

- А последнее решение по Тернополю вам не кажется странным - суд в Киеве обязывает Центризбирком запретить территориальной избирательной комиссии в Тернополе оглашать результаты выборов? Некоторые члены ЦИК в легком шоке от такого решения…

- Я считаю, что те, кто хотят делать, они ищут как сделать, а те, кто делать не хочет, ищут причины, почему они этого сделать не могут. У ЦИК есть широкие полномочия, связанные с контролем проведения местных выборов. И никто не докажет мне, что они таких полномочий не имеют.

- Но, насколько мне известно, таких прецедентов не было за всю историю независимости Украины…


- Послушайте, Окружной административный суд города Киева, насколько мне известно, принял заявление Тернопольских депутатов исключительно в рамках своих полномочий. Территориально иск был к Центризбиркому.

ЦИК должен был, на мой взгляд, просто собраться, рассмотреть определение суда и вынести решение. Комиссия несет ответственность за неисполнение судебных решений и определений судов. Причем, несмотря на то, что это коллективный орган ответственность несет каждый член комиссии. И рассказывать, что это абсурдное решение – смешно. Они просто не хотят исполнять свои полномочия и обязанности.

Я знаю, что они сейчас обжалуют это решение в апелляционном суде. Это их право. Но сначала они должны были выполнить его, а потом обжаловать.

- По нашей информации некоторые представители еврейских общин намерены инициировать запрет партии "Свобода", которая выиграла выборы в Тернопольской области. Что вам об этом известно?

- Мне как должностному лицу в Минюсте об этом уже было бы известно через коллег. С другой стороны все партии регистрируются в Минюсте, и совершенно необязательно подавать иски, чтобы запретить партию.

Минюст может рассмотреть эти обращения на формальных основаниях, и если действительно там есть шовинистские или антисемитские проявления, мы сами можем отменить регистрацию, без судов. У нас есть такие полномочия. Но пока нам ничего не поступало.

- Кстати, на счет давления на суды… Я недавно искал квартиру в аренду, и так получилось, что хозяином одной из квартир, которую я смотрел, оказался судья районного суда города Киева. По его словам, некоторым его коллегам от вас приходят смски с подписью Е.К. и просьбами принимать определенные решения по тем или иным делам…

- Это все равно, что сказать: "А правда, что у вас энурез по ночам?".

- Я бы просто ответил нет.

- Пусть покажет смс. Он вам показывал?

- Нет.

- Ну и я вам говорю – нет. Такого не было.

- В ваши полномочия, как заместителя министра юстиции среди прочего входит представительство Украины в международных судах. Находится ли сейчас Украина в каких-либо судебных разбирательствах с компанией RosUkrEnergo Дмитрия Фирташа?

- Нет. Украина, как государство – нет. НАК "Нафтогаз Украина", насколько мне известно, находится. Но я не слежу за всеми их делами.

У меня шестнадцать международных разбирательств. В том числе по "Венко Прикерченская", которое пока ничем не закончилось – идет процесс. В этом году, возможно, уже будут устные слушания, а в следующем – решение.

Идет процесс по Татнефти, дело на миллиард двести миллионов. И много других. У нас есть промежуточные победы, есть неприятности. Я могу сказать, что пока Минюст не поиграл ни одного дела.

- А вы не видите конфликта интересов в том, что вы – замминистра юстиции, а ваш близкий родственник Василий Онопенко – глава ВСУ?

- Это настолько надуманная ситуация! Я не хочу ее даже комментировать. Где мы пересекаемся? Когда у Минюста 5-10 лет назад были полномочия по надзору над судьями, формированию кадрового резерва судей, тогда действительно могла возникнуть такая ситуация.

Но у нас сейчас таких полномочий нет. Я не отвечаю ни за один вопрос по судам, кроме того, что я член высшей квалифицированной комиссии судей.

- То есть и тут вы тоже не видите конфликта интересов? Эта комиссия дает выводы относительно возможности назначения судей Верховного суда…

- А в чем тут конфликт? Я высказываю свою независимую позицию относительно профпригодности судей в рамках работы комиссии. Решения принимаются не единолично, это ведь коллегиальный орган.

А вообще, послушайте, я - самостоятельный юрист и делал свою карьеру сам. Это прекрасно, что мой родственник стал главой Верховного суда, потому что я считаю его порядочным человеком, профессионалом, но к моему служебному продвижению он не имеет отношения.

- Как вы сами сказали, вы долгое время являлись партнером юридической фирмы "Магистр и партнеры". Бывали ли случаи, когда Украину представляли вы от лица Минюста, а вашим оппонентом выступали ваши бывшие партнеры, защищавшие иностранных субъектов?

- Нет, не было. И давайте внесем ясность: я из "Магистр и Партнеры" вышел. Я был одним из акционеров в период депутатства. Я мог оставаться акционером даже после назначения на эту должность. Согласно закону я не мог быть менеджером или директором. Но я вышел и из акционеров. Посмотрите в реестр – меня там нет.

- Но, говорят, иногда можно позвонить в офис "Магистр и Партнеры" и попросить вас к телефону… Источники утверждают даже, что вы там принимает людей…

- Давайте попробуем сделать это прямо сейчас, возьмите телефон со стола и позвоните туда. Нет, уважаемый, это было, еще раз говорю, полтора года назад, когда я ушел из Верховной рады. В период депутатства я не был активным. Мы придумали своего рода "заморозку", чтобы я не принимал участия в делах. Сейчас я там не бываю. И у меня в "Магистрах" нет ни кабинета, ни доли в бизнесе.

- Сколько процентов у вас там было, и кому вы продали свою долю?

- В юридических фирмах нет понятия процентов. Контроля у меня не было никогда. Я был старшим партнером. Это определяет статус, а дивиденды рассчитывались не по процентам, а по тому, сколько ты привлек бизнеса, насколько успешно ты отработал.

Я просто продал долю компании и получил деньги.

- На чьей стороне "Магистр и партнеры" выступали в деле о сбитом украинскими военными самолете ТУ российской авиакомпании "Сибирь"?

- "Магистр и Партнеры" выступал на стороне правительства тогда, и я вел это дело. Мы консультировали тогда МИД с Минюстом и помогали заключать мировые соглашения с Израилем и Россией.

- То есть "Магистр и Партнеры" выступал на стороне государства?

- Да.

- Но разве это не конфликт интересов: вы были старшим партнером этой компании и сейчас, когда вы на должности замминистра юстиции, она обслуживает государство?

- Как может государство от нее отказаться, если у нее одной из немногих есть многолетний позитивный опыт в подобных делах? В большом количестве дел государство представляют другие украинские и иностранные юридические фирмы, особо хотел бы отметить позитивную роль и достижения фирмы "Грищенко и партнеры".

На прошлой неделе появилась статья о якобы реальных собственниках "Магистров". Записали туда меня и Власенко. Власенко, прошел в парламент по моему списку – имеется в виду УСДП – и вышел из компании. И насколько я знаю, он тоже продал свою долю.

Ну, поймите, мы – юристы, и мы не играемся с законом. Как только я перестану быть чиновником, думаю, и "Магистры" – они мне особенно близки, потому что я там восемь лет отработал – или другие юридические фирмы – захотят меня видеть в качестве партнера. И это нормально, но сейчас я не имею к этой юрфирме никакого отношения!

- А как вы объясните, что в процессе против компании "Хлеб Украина" "Магистр и Партнеры" выступали на стороне Британской компании Toepfer International …

- Да. Но не забывайте, что там не было иска против государства Украина.

- Но "Хлеб Украины" - это же государственная акционерная компания.

- Я не думаю, что им нужно было отказываться от ведения дела против государственной компании. Тем более, насколько я помню, компания Toepfer была клиентом Магистров на протяжении лет десяти.

- Допустим, но как вы объясните, что несколько дней назад ваши бывшие партнеры из "Магистр и Партнеры" продлили контракты на обслуживание НАК "Нафтогаз Украины"?

- Я не знаю всех контрактов, которые заключает "Магистр и партнеры". Я могу сказать, что НАК "Нафтогаз Украины" в качестве клиента "Магистров" в свое время привел именно я. И я работал адвокатом НАКа начиная, кажется, с 2001 года, выпускал для них еврооблигации, на протяжении лет восьми занимался арбитражами. Сменялись председатели НАКа, но я знал эту компанию изнутри. Я с ними работал плотно.

- И во время председательства Юрия Бойко?

- И до Бойко, и с Бойко, и с Ворониным, когда он был заместителем председателя. Я работал с ними как юрист, по договору, принимал участие в урегулировании исторического долга "Газпрому" в 1,6 миллиардов. И, кстати, помогали готовить допсоглашения…

- А почему, если вы так хорошо разбираетесь в этих вопросах, на переговоры в Москву в этом году Юлия Тимошенко взяла с собой Андрея Портнова, а не вас?

- В ночь переговоров мне позвонила Юлия Владимировна и сказала: летим. Я говорю, нет Юлия Владимировна, я, к сожалению, в России персона нон-грата и лететь не могу. МИД России сделало по этому поводу официальное заявление еще прошлой весной. После этого я обращался к ним официально и нашему посольству в Москве подтвердили, что я являюсь нежелательной персоной на территории Российской Федерации.

Это было связано с моими, на мой взгляд, достаточно сдержанными, комментариями по поводу заявлений российских политиков. Если вы помните, прошлой весной СБУ запретило въезд Затулину и Лужкову. И меня тогда журналисты спросили, что может являться причиной запрета. Я ответил, что причиной может быть любое недружественное заявление, например, даже заявление господина Путина о том, что Украина – не государство. Это все, что я сказал.

Я не говорил, что Путину надо запретить въезд, я не являюсь русофобом. Но через неделю наши друзья в Москве, по всей вероятности в отместку, запретили мне въезд. Я отношусь к этому спокойно и готов не ездить в Россию ровно столько, сколько к нам не будут пускать господ Затулина и Лужкова, заявления которых относительно Украины носят шовинистический характер.

- Насколько грамотно и юридически правильно была проделана операция с 11 миллиардами газа RosUkrEnergo?

- Я занимался газовыми вопросами минимум четыре года и, к сожалению, права там всегда было минимум, больше – политика. Юристы переводят на бумагу то, о чем договорились стороны. С юридической точки зрения, можно делать какие-то противовесы, попытаться обезопасить себя, но всегда в отношениях НАКа и Газпрома превалировала политика, а не бизнес.

Поэтому мне сложно комментировать. Мне кажется, с юридической точки зрения все выписано нормально.

- И операция по перегону 1,7 миллиарда долларов в течение одного дня тоже не вызывает у вас сомнений?

- Я не могу об этом судить – я мало знаю об этой операции…

- Перед поездкой в Москву вы виделись с Портновым?

- Нет.

- А как вообще складываются ваши отношения с Портновым?

- Нормально. Я считаю, что он хороший юрист. У меня несколько другой стиль в общении с людьми, мне кажется, воспринимаю жизнь спокойнее. То есть понимаю, что можно добиться желаемого результата быстро и сейчас, но, переругавшись со всеми, а можно получить тот же результат, сохранив отношения.

- Говорят, у вас с ним конфликты на профессиональной почве.

- Я не хочу комментировать подобные слухи. Мы общаемся с ним, не конкурируем.

- Уже больше месяца идет обсуждение о смене министра юстиции. Как это сказывается на работе министерства?

- Минюст работает в рамках правительственного плана. Не происходит ничего экстраординарного за исключением, конечно, того, что в целом ситуация не совсем стабильная. Все понимают, что грядут очередные перемены и среди руководства Минюста, включая начальников департаментов и заместителей министров, чувствуется определенное напряжение.

- Как у вас сложились отношения с министром юстиции Николаем Онищуком?

- Ну… как… мы разговариваем (смеется). Иногда не разговариваем. Сейчас вот опять общаемся – по телефону, письмами. Иногда мы встречаемся, как правило, вне министерства. Вот последний раз - на слушаниях по поводу состояния правосудия. Очень забавно получается…

У меня к нему претензий нет – он представляет определенную политическую силу и делает это достаточно добросовестно. Иногда наши взгляды расходятся, и я обычно говорю об этом открыто.

Министр иногда считает возможным корректировать мою правовую позицию. Или сказать, например, что позиция Министерства отличается от позиции первого зама. Так было, как вы помните, по поводу Черноморского флота летом прошлого года.

Я тогда заявил, что мы, к сожалению, не можем постановлением правительства или указом президента вносить изменения в международные соглашения. Рассказывать, что мы можем это делать, по-моему, достаточно смешно. Тем не менее, министр тогда посчитал возможным заявить, что позиция первого зама неправильная, хотя я до сих пор остаюсь на своей правовой позиции.

И так происходило уже несколько раз. Дошло до того, что министр внес изменения в распоряжение о том, кто исполняет обязанности главы Минюста в случае его отсутствия, болезни или отпуска. Указом президента четко определено, что в таких случаях обязанности министра исполняет первый заместитель.

А господин Онищук после наших конфликтов счел нужным добавить к этому распоряжению фразу "в случае, если министр не посчитал по-другому". Я к нему уже обращался с просьбой привести в соответствие свое распоряжение с действующим законодательством. Вот он думает...

- Кто сейчас главный претендент на должность министра юстиции?

- Претендентов, на самом деле, несколько. Вы знаете, что по коалиционному соглашению это квота НУ. Кого они предложат, надо спрашивать у них. Звучат разные версии. Если говорить о депутатах Верховной рады, то называются кандидатуры Виктора Шемчука, бывшего прокурора Крыма. Звучали также кандидатуры Романа Зварыча, Николая Катеринчука.

Есть ряд кандидатур не из парламента. Звучит, например, фамилия моего бывшего партнера по компании "Магистр и Партнеры" Алексея Резникова. Есть еще Игорь Колиушко, Виктор Мусияка.

Но сейчас ситуация несколько затянулась.

- Чем закончились планы Юлии Тимошенко обменять должность главы Минюста?

- Действительно такие обсуждения велись, но на Совет коалиции эта тема не выносилась.

- А с вами Юлия Владимировна вела беседы о возможности вашего назначения министром юстиции?

- Полтора года назад, когда Юлия Владимировна предложила мне уйти из парламента и стать первым замом министра юстиции. Кстати, я оказался единственным членом фракции, который согласился уйти из парламента на должность заместителя министра.

Когда Юлия Владимировна просила меня сдать мандат, она говорила, что в случае, если Министерство юстиции будет квотой БЮТа, то я буду первым лицом. Такой разговор, конечно же, был.

- В конце прошлой недели Юлия Тимошенко в очередной раз посетила саммит Европейской народной партии. Скажите, вам как лидеру левой УСДП, комфортны такие шаги лидера блока?

- Я не поддерживал такого правого поворота. И не совсем комфортно себя чувствую. Но, с другой стороны, это ведь не БЮТ повернулся, а "Батькивщына". Это соответствовало и позиции партии "Реформы и порядок", которая позиционирует себя как правоцентристская политическая сила.

Что касается УСДП, мы продолжаем интеграцию в "Социнтерн". Не так давно мы принимали парламентскую делегацию – немецких социал-демократов. Поддерживаем отношения с белорусскими единомышленниками, прибалтами и австрийцами.

- Вы действительно считаете, что у вас остался еще собственный избиратель?

- Мы считаем, что да. Мы – левое крыло блока, которое имеет собственного избирателя.

- Вам не кажется странным, что в рамках одного блока одна партия вступает в левый "Социнтерн", а другая – в правую "Европейскую народную партию"?

- На самом деле тут ничего плохого нет. Я не вижу конфликта. Все зависит от того, насколько эффективно мы, как левое крыло сможем представлять интересы наших избирателей, то есть среднего класса и малообеспеченных людей …

- Я знаю, что вы долго пытались отговорить Юлию Тимошенко от решения вступать в ЕНП, какие она аргументы приводила, ведь по всем признакам и БЮТ и "Батькивщина" - левая партия?

- Она вправе самостоятельно определять свой путь. Я благодарен Юле Владимировне за то, что, по крайней мере, мне она не давала жестких указаний, куда идти вместе со своей политической силой.

- Я знаю, что господин Онопенко готовит концепцию будущей судебной реформы. Вы можете ее описать, кто будет, например, назначать судей?

- У нас короткая встреча, а это длинный разговор. Модель очень простая: строгая вертикаль независимой судебной системы. Никто судей назначать не будет. Будет работать судейское самоуправление. Это приветствуют все международные организации, в том числе Венецианская комиссия.

- Та же комиссия приветствовала создание административных судов, за отмену которых сейчас выступает ваша политическая сила…

- Почему? Нет. Я тоже считаю, что они нужны в системе, полезны, но речь идет о том, что они должны быть в единой вертикали судебной системы. Они не могут быть независимой и оторванной институцией. И должны быть замкнуты и подчиняться решению пленума Верховного суда.

- Глядя на методы, которыми нынешняя команда премьер-министра достигает своих целей, в том числе в судебных разбирательствах, плохо верится в то, что в случае прихода к власти Юлия Тимошенко станет проводить судебную реформу…


- Судебная реформа нужна в любом случае. Если Тимошенко придет к власти, я уверен, она поддержит эту реформу. Сейчас все недовольны судами, но конструктивных действий по улучшению их работы парламентарии не предлагают.

- Вы действительно верите, что Тимошенко откажется от нынешних полномочий Ющенко по назначению судей?

- Я верю, что она сделает именно так, и судебная система будет независимой.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
18.10.18, ubr.ua
Украинские власти вчера подхватили тему борьбы с бедностью, поднятую Всемирным банком в рамках регулярного исследования.
Аграрный сектор страны страдает от нехватки работников. Причины две: быстрый рост агробизнеса и трудовая миграция за рубеж.
Україна піднялася в рейтингу глобальної конкурентоспроможності. ЕП разом з CASE Україна пояснює, як це стало можливим і чому цей результат для країни не є обнадійливи.
Перед первым чтением депутаты увеличили расходы проекта госбюджета на 2019 год на 2,5 млрд гривен, предложив правительству взять больше денег у Национального банка.
18.10.18, Газета.ru
В Дании 14 ноября пройдут общественные слушания по Северному потоку — 2.
Дефицита нефтепродуктов и сжиженного газа в Украине на сегодня нет.
18.10.18
Если возникает острая необходимость в деньгах, но занять нужную сумму у родственников или друзей не получается — остается вариант с оформлением кредита. Банк в этом случае подходит, только если сумма крупная, если вы соответствуете его требованиям, и если есть как минимум несколько дней на ожидание (поскольку банки не выдают кредиты моментально). Поэтому единственно возможным решением является заем в микрофинансовой организации.
Украина может применить эмиссионные каналы стимулирования экономики. Посмотрим, чему это приведет.
18.10.18, ubr.ua
Чтобы сэкономить на коммунальных платежах, люди активно переезжают в малогабаритные квартиры.
17.10.18
16.10.18
13.10.18
12.10.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!