Подробнее Запомнить город


Правительственный коммуникатор

05.03.09 , Профиль
размер текста:

Глава правления Сведбанка Сергей Тигипко дал согласие на предложение премьер-министра Юлии Тимошенко: его кандидатура представлена парламентариям на утверждение вице-премьером по финансовой политике. Один из первых банкиров независимой Украины сегодня считает, что правительству в нынешней сложной ситуации финансового кризиса нужны специалисты, руководствующиеся экономическими реалиями, а не политическими предпочтениями. При этом вопрос, будет ли его фамилия в рейтингах возможных претендентов на пост президента на выборах-2010, как фигурировала в 2004-м, остается открытым.

– Ровно полтора года назад, в августе 2007-го, в интервью журналу «Профиль» вы заявили, что возвращения в политику все-таки не исключаете. «Но и говорить о каких-то сроках не готов. Мне еще надо «наесться бизнесом», – сказали вы тогда. Получается, уже «наелись», коль речь зашла о вашем участии в кадровых ротациях в Кабмине?

– Сейчас я принял решение, что буду возвращаться в правительство, если парламент проголосует за предложение премьер-министра (по назначению Сергея Тигипко на пост вице-премьера по финансовой политике – «Профиль»). И дело не в том, что я «наелся бизнесом», а, как ни банально это может звучать, в патриотических настроениях. Экономика сегодня в тяжелой ситуации и тоже требует усилий по выходу из кризиса. Проблема в том, что в стране очень напряженно с людьми, которые понимают ситуацию в финансовом секторе, в банковской сфере, учитывают бизнес-интересы предпринимателей. На самом деле я себя достаточно скромно оцениваю: сказывается колхозное воспитание, оно меня брюхом к земле прижимает. Но, надеюсь, буду полезным стране. Скажу откровенно: если бы не происходящее вокруг, я бы и не возвращался в политику. Да и, пока все было хорошо, меня не особо звали. Политика – это колоссальная нагрузка и ответственность. Чувствуешь себя нанятым сорока шестью миллионами людей, сорок пять из которых серьезно нуждаются в поддержке. Бизнес – это, безусловно, тоже тяжелый хлеб, но в нем ты отвечаешь за гораздо меньший коллектив, сам планируешь свое время. Что касается экономического блока должностей в Кабмине,то это – горячая сковородка, на которой не бывает покоя.

– Вы, пожалуй, опытнейший банкир в нашем молодом государстве. Что с курсом валюты, что именно провоцирует его рост? Какие первые шаги должны быть предприняты обновленным правительством для решения этой проблемы?

– Никаких особых провокаций нет. Есть вещи, влияющие на курс валюты объективно и субъективно. Объективно сегодня курс гривны может быть абсолютно стабильным. Более того, есть определенные основания утверждать, что гривна может усиливаться. И прежде всего потому, что у нас положительное сальдо торгового и платежного балансов: это свидетельствует о том, что больше национальной валюты в страну заходит, чем выходит. Но есть и ряд субъективных вещей. Таких, как непрофессиональные комментарии некоторых политиков по поводу перспектив курса и ликвидности банков, отсутствие единой общенациональной программы борьбы с кризисом, постоянные проблемы во власти, сложные отношения с МВФ и понижение кредитных рейтингов страны. Все это сильный эмоциональный прессинг, который усиливается плохим пиаром действий Национального банка и его курсовой политики. Как результат, у людей в головах полная неопределенность, они не понимают, куда бежать и что делать, поэтому видят только один путь – «хоть что-то спасти», максимально быстро забрать свои депозиты, перевести их в любую валюту с любыми потерями и не доверять больше банкам. Панические настроения всегда деструктивны.

Что делать? Для меня совершенно очевиден первый шаг: чтобы специалисты (не политики, а именно специалисты!) выработали определенную программу действий, в которую должен войти ряд краткосрочных мер, необходимых для проведения программы сотрудничества с МВФ, Мировым банком и другими инвесторами. Категорически против того, чтобы это был план одного человека – Тигипко, Тимошенко или Ющенко: к подобным планам у оппонентов всегда найдутся претензии. Это должен быть общий план группы специалистов Кабмина, Секретариата Президента, парламента, в том числе и оппозиции, чтобы они оперативно, в режиме мозгового штурма, его проработали и подготовили. Именно, еще раз подчеркну, специалистов – тех, кто понимает в микро- и макроэкономике, говорят между собой на одном языке, независимо от места работы. Это у политиков немного другие подходы и другая логика. Экономика же популизма не терпит. Такая программа должна быть шире программы с МВФ и сделает страну более конкурентоспособной после кризиса.

– Все чаще звучат утверждения, что в нынешней кризисной ситуации выживут только крупнейшие банки. Что, по вашему мнению, происходит на самом деле, и как нашим читателям поступать со своими сбережениями?

– Была бы другая политическая атмосфера в стране, я бы с удовольствием говорил о патриотической поддержке. Когда был кризис в Южной Корее, даже пенсионеры несли в банки свои скудные сбережения. Потому что к этому призвали политики, которым верили. Они объяснили гражданам, что без банковской политики мы не восстановим страну, дети не смогут получить образование, больные – выздороветь… Это абсолютная правда. Самые здоровые деньги для кредитования экономики – это вклады. Мы должны вернуть украинских вкладчиков в отечественные банки. Но я не могу сегодня обратиться с призывом вкладывать накопления в нашу экономику. Не то время, чтобы гарантировать возвращение вложенного. Ведь что происходит? Ключевая проблема всех банков в том, что они должны формировать резервы за счет капитала. Независимо от того, большой это банк или маленький, – выживет тот, кто привлечет дополнительный капитал и сможет перекрыть финансовые проблемы своих клиентов. Банки сейчас будут очень активно заниматься реструктуризацией. Кредитные риски придавили людей, и каждый банк должен идти на компромиссы. Если клиент не может платить – предложить отсрочку по телу кредита или временный аннуитет, изменить срок выплаты и так далее. Основа работы любого банка – доверие, и рисковать им нельзя. А банки сейчас ставят перед выбором: или повышать ставки, или уходить в убытки. Думаю, здесь должен вмешаться Национальный банк Украины. Сейчас начались валютные аукционы для тех, кто погашает долларовые кредиты. Они будут проходить по курсу, близкому к установленному Нацбанком, и это – первый шаг для стабилизации ситуации. Кроме того, Нацбанк может снижать ставку рефинансирования. Капитала не хватит? – Государство на определенное время должно входить в собственники банков. При этом главное условие состоит в том, что деньги вкладчиков-налогоплательщиков должны вернуться, и желательно с прибылью. Для этого государство должно работать как наблюдательный совет в любом хорошем банке. Опытный собственник крепко держит менеджмент, и так должно делать государство, дорожащее деньгами для пенсионеров, врачей и учителей. Ведь нынешние богатые, в крайнем случае, выедут из этой страны. А все пенсионеры останутся здесь. Чуда не будет. Пока мы не накачаем экономику деньгами, финансовой стабильности не получится. Нужно обеспечить рефинансирование, подтянуть ресурсы, и если население увидит стабильную гривну, то уже через месяц понесет депозиты в банки. И мы заметим, как потихоньку наша экономика будет развиваться. Вот такую перспективу я вижу.

– Возможна ли успешная борьба с кризисом правительства, за которым, по сути, нет реального парламентского большинства?

– Правительству однозначно нужна поддержка парламента. К изменениям в бюджете, о которых говорит президент, мы все равно придем. Уже очевидно, что падение будет больше, чем то, на которое рассчитывали осенью при подготовке бюджета. Но бюджет – это финал стратегии. Той, которую мы, специалисты, вот сейчас разработаем и с которой должны согласиться политики. Никакая кампания не начинается с бюджета. Садятся специалисты и обсуждают, что необходимо сделать, что для этого потребуется, и только потом – сколько это будет стоить. То же самое должно быть и со страной. Поэтому, на мой взгляд, поддержка парламента, который вынужден будет принимать в том числе и не очень популярные решения, очень важна. Большинство должно быть даже ситуативным, хоть под одно голосование. Депутатам необходимо понимать: примут они решение – будет жить страна. Да, они могут проводить политику «чем хуже, тем лучше», но сейчас, в нынешней ситуации, это просто страшный грех.

– Как, в связи с этим, вы относитесь к политическим назначениям на министерские посты? Насколько сегодня ценится профессионализм в работе министерства или ведомства?

– Что касается политиков-профессионалов, то во всем мире политики – это стратеги и коммуникаторы. Многие успешные политики не являются профессионалами в определенной для них сфере. Но они умеют слушать, умеют анализировать, могут подняться над ситуацией и посмотреть на нее сверху, умеют пользоваться главным оружием политиков – компромиссом. Это и есть главное. Умный политик всегда возьмет умных специалистов и будет использовать их потенциал. На самом деле стратегия проста: государство предоставляет услуги по здравоохранению, образованию, пенсионному и социальному обеспечению, и задача министра состоит в том, чтобы дать лучшую услугу за меньшие деньги. При этом слышать только свое мнение – это детская болезнь украинской политики. Так что сейчас и свою, в частности, роль я вижу в том числе как коммуникатора: политикам в настоящий момент, к несчастью, легче переругаться, чем найти общий язык. Важен результат, а не постоянные споры и обвинения. В моем понимании результат сегодня – слаженность действий власти по борьбе с кризисом.

– Многие эксперты-аналитики до сих пор уверены, что если бы в свое время Кучма поставил не на Януковича, а на Тигипко, вы бы уже возглавляли государство. Этот прогноз существовал и в то самое «свое время»: как вы лично оценили его вероятность тогда и сейчас?

– Что говорить об этом? Как бы было на самом деле, никто не знает. У Януковича находили одни проблемы, у Тигипко нашли бы другие. Он был комсомольцем, банкиром – это могло быть неправильно воспринято людьми… Отчего мы постоянно живем с головой, повернутой назад? Для меня это уже история. Сегодня надо думать, как помочь моей стране. И если мне дается этот шанс, я его использую от и до. Улучшится ситуация, тогда будем думать, что делать дальше.

– В эти дни много говорят о дефолте. Каков ваш личный прогноз развития кризиса, когда его пик, когда завершение?

– Дефолта не будет. Дефолта даже теоретически быть не может – при тех обязательствах, которые сегодня имеет Украина (4 миллиарда долларов долга по 2009 году) – это вообще не проблема для государства. Предполагаю, что будет дефолт целого ряда коммерческих структур, которые заимствовали напрямую, я ничего не вижу в этом катастрофического для страны. Да, для компаний это тяжелейшее потрясение, в результате уйдет собственник или компания уйдет с рынка, во всем мире уже сотни тысяч таких компаний, и в Украине уже сотни, но для страны это не трагедия. Плохо, что уйдут самые активные, инициативные, самостоятельно выходившие на внешние рынки, которые хотели чего-то добиться. Но именно этим людям я сейчас хочу сказать только одно – жизнь на этом не заканчивается. Это промежуточный этап. Начинается совершенно новый этап с совершенно новыми возможностями. Опять можно из «ничего» сделать «что-то». И это уже не прежний бизнес, когда можно было купить кусочек земли, подождать и продать его дороже. Пришло время инновационных технологий, новых предпринимательских решений, в том числе по созданию рабочих мест, стимулируя малый бизнес: не давайте рыбы людям, дайте удочку… И те, кто придет в ближайшее время, смогут заработать больше, чем вчера. В банках можно будет за бесценок взять заводы под управление, и банки будут рады, они сами будут искать, кому отдать эти объекты. Нельзя складывать руки. Нельзя жить вчерашним днем. Да, вчера многие были миллиардерами и миллионерами, сейчас все иначе. Но уже через два-три года бизнес пойдет вверх, и опять появятся инвесторы, желающие вложить деньги в экономику Украины. Через четыре-пять лет в нашей стране будет много инвесторов – я вам гарантирую, экономику не обманешь. В частности, для увеличения рынка кредитных услуг в Украине огромные резервы, и я их хорошо вижу и понимаю.

– То есть мы все-таки переживем кризис?

Однозначно. У нас что, есть выбор?! Если мы сидим четыре месяца и не имеем даже плана скоординированных действий, понятного людям, депозиты несут из банков, а промышленность теряет ресурс, который ей сегодня необходим, – то о чем можно говорить и чего ждать?! Суть борьбы с кризисом – идти хотя бы на шаг впереди событий, которые все равно на нас накатывают. Тогда проблемы оказываются менее болезненными. И надо немного поменять настроение людей. Сейчас такой пессимизм по стране, как будто и не было 90-х годов, когда все было намного хуже. Тогда ведь мы не имели такого бюджета, в который поступают, несмотря ни на что, намного большие средства, и не было такого сильного частного сектора. С тех пор у нас выросла целая армия людей с реальным опытом в бизнесе, у нас есть и поддержка Международного валютного фонда, Мирового банка, Европейского банка, да и ряд двусторонних переговоров ведется с государствами, которые могут дать нам кредиты. Надо не нагнетать ситуацию, а переходит от эмоций к действиям.

– К слову, в украинских СМИ сейчас идет бурное обсуждение, брать ли деньги у России. Вопрос уже крайне политизирован…

– Брать. Брать и еще раз брать! Брать у всех и немедленно, чем больше, тем лучше. Потому что внешний долг Украины небольшой, деньги не пахнут. Надо думать о наших пенсионерах, а не о политических дивидендах. Сегодня политика должна быть одна – экономического прагматизма. Выгодно экономике страны – значит, выгодно Украине. Все!

– Одна из главных проблем высшего эшелона украинского политикума – слишком короткая кадровая скамейка запасных. Как решить проблему кадров, кто из нового поколения политиков и экономистов все-таки смог о себе заявить достойно?

– Кадровая скамейка на самом деле длинная. У нас боятся вытаскивать молодых людей и делегировать им полномочия. К сожалению, сейчас много непрофессиональных в менеджерском плане политиков, и их отличительный признак – они подтягивают к себе еще более слабых и некомпетентных. Не надо забывать, что у нас уже выросло поколение, знающее рыночную экономику, учившееся на Западе, с искренними национально-патриотическими убеждениями и менее коррумпированные (кстати, многие из них работают в государственных структурах). Я уверен в их перспективности и востребованности. Было бы желание – скамейка полна. А вот есть ли желание брать – это вопрос к политическим лидерам.

– Вас считают учителем Арсения Яценюка, чьи рейтинги популярности достаточно высоки, чтобы обсуждать его президентские перспективы…

– Не согласен с формулировкой «учитель», в Национальном банке, где нам пришлось работать, мы были коллегами. Я наблюдал, насколько четко он прогрессировал, как грамотный макроэкономист, видел его административные способности, поэтому мало чему мог и научить его, если говорить откровенно. Я только пытался создать атмосферу, чтобы эти качества Арсения Яценюка проявились – и все. Другое дело, что в нашей политике, чтобы чего-то добиться, нужно добавлять популизма – народ любит эту сладкую конфетку. Наш электорат пока не дозрел до сознательного выбора политиков – нужно время. Этому людям надо учиться и учить их этому.

– Сейчас вы идете работать в правительство Юлии Тимошенко. Что в ее личности привлекает, каковы опасения?

– Я дал добро идти в правительство Тимошенко и сделать все, чтобы авторитет этого правительства и лично премьер-министра был максимально высоким. От этого зависит доверие к действиям правительства и результат от этих действий.

Что привлекает? Безусловно, очень большая работоспособность премьер-министра. Юлия Владимировна не боится трудностей. Ведь многие говорили (и справедливо), что, уйди она в отставку в сентябре, у нее сегодня рейтинги были бы минимум в два раза выше. Но Юлия Тимошенко отвечала: «Если уйду, это политический кризис, кто тогда справится с этой ситуацией?!» Такая принципиальная позиция вызывает уважение. Слабость вижу в том, что влияние премьер-министра на формирование команды очень ограниченно. Большинство в парламенте выдвигает, прежде всего, «своих», из-за чего сложно пригласить в правительство профессионалов. А ведь именно от конечного числа грамотных единомышленников зависит не только кредит доверия правительству, но и экономика всей страны.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
19.09.18, Deutsche Welle
Российские шахтеры рассчитывают на удвоение экспорта угля в Азию, но в мире ширится борьба за отказ от самого неэкологичного энергоносителя. Ученые изучили ключевые для РФ рынки.
19.09.18, ubr.ua
В 10-летний юбилей мирового кризиса аналитики сделали прогнозы по новым потрясениям
19.09.18, Дело
Территориальный спор между Японией и Россией тянется уже более 70 лет. Однако предложение Москвы подписать мирный договор до конца года скорее заморозит переговорный процесс по территориям, чем ускорит его
Даже если бы поданный проект бюджета был идеален, оппоненты по закону жанра раскритиковали бы и его. Тем более что градус дискуссии добавляет фактически стартовавшая предвыборная кампания
19.09.18, ubr.ua
Кому придется смириться с сокращением вливаний — это льготникам, получающим субсидии на коммунальные услуги.
19.09.18, Сегодня
С начала года цены выросли на 15% — в 4 раза больше инфляции.
19.09.18, Бизнес
Малий та середній бізнес може перетворити Україну на нового, тепер уже європейського, а не азійського, тигра. Проблема в тому, що цей тигр, який чотири роки тому з усіх сил стрибнув у Європу, завис у повітрі.
Администрация США реализовала одну из главных торговых угроз — в ночь на вторник было объявлено о введении дополнительных десятипроцентных пошлин на поставки из Китая в объеме $200 млрд с перспективой обложения и оставшегося китайского импорта.
Соединенные Штаты пошли в наступление в торговой войне со всем миром: ввели новые масштабные пошлины на продукцию из Китая.
18.09.18
Рост социальных расходов продиктован предстоящими выборами.
17.09.18
15.09.18
14.09.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!