Подробнее Запомнить город


Парад популистов, или Олимпийский принцип в политике

размер текста:

На этой неделе столичный мэр отбыл в Израиль. Кто говорит — отдохнуть от трудов праведных, кто — подлечиться (весна все-таки...). Тем временем оставленная на произвол судьбы (в лице г-на Довгого) столица по-прежнему побулькивает и не дает ослабить внимание разогретой Леонидом Михайловичем публики.

Во-первых, бюджетная сессия Киевсовета не состоялась. Ее перенесли по обоюдному согласию руководителей фракций, сославшихся на неготовность главного документа столицы. При этом самым интересным моментом бюджетиады по-киевски оказалось отнюдь не соревнование за то, кто возьмет на себя ответственность и скажет городу правду о том, что для его выживания необходимо сильно затянуть пояса. Фракции по уже сложившейся в большой политике традиции бились за то, от имени какой политической силы в итоге будет объявлено народу о… сохранении муниципальных надбавок медикам и учителям. Вы чувствуете разницу? При таком раскладе говорить о каком-то рациональном подходе к антикризисному бюджету столицы со стороны всех без исключения фракций как-то неловко.

Во-вторых, под стенами Киевсовета в четверг, несмотря на перенесенную на 5 марта сессию, все равно митинговали. Надо сказать, что на этом митинге еще более укрепила свои позиции улица. Теперь уже довольно персонифицированная, однако еще без четко выраженных политических корней. Протестными услугами предпринимателей на этот раз воспользовались абсолютно все оппозиционные фракции. Плюс дрейфующие «Регионы», в компании с коллегами-депутатами обратившиеся с пламенной речью к возмущенному политикой Черновецкого народу. Общественная организация под скромным названием Национальный комитет спасения бизнеса, по признанию ее руководителей, насчитывает десятки тысяч сочувствующих по всей Украине. На вечер пятницы была запланирована встреча гонцов НКСБ с премьером на предмет координации своих и государства дальнейших действий в столице.

И, наконец, в-третьих, городская прокуратура нарушила традицию дозированных информационных вбросов и наконец-то ответила на участившиеся выпады политических оппонентов, не так давно присвоивших ведомству Блаживского почетный статус правового отдела КГГА. Таким образом, прокурор Киева решился раскрыть свои карты «Зеркалу недели», и с цифрами, фактами и документами расставить акценты по поводу происходящего в сердце родины. С точки зрения закона, конечно.

Соревнование за бюджет

Напомним, что 18-миллиардный бюджет столицы был презентован общественности неделю назад на заседании сессии Киев­совета 19 февраля. Можно очень долго разбирать этот документ по косточкам, однако так и не найти там продуманной стратегии выживания столицы в трудное время кризиса. На этот счет в кулуарах столичного совета ходит много разговоров о том, что власти вообще выгодно не принимать бюджет. Ей выгодно распоряжаться им в ручном режиме. Что, собственно, и происходит последние два месяца. Странно, что президент страны только на днях заметил, что столица почти квартал живет без финансового документа, и призвал мэра к отчету. В этом случае намного компетентнее перед главой державы могло бы отчитаться КРУ. Однако то ли по причине саботирования подобных проверок со стороны КГГА, то ли, как утверждают другие источники, ввиду команды главы Кабмина пока не сильно рыть землю, КРУ все это время как-то проверяет мэрию подозрительно тихо.

В то же время в Блоке Кличко настаивают, что сам Черновецкий, в отличие от Киева, сможет не только выжить во время кризиса, но и шиковать. «Сеть коммунальных предприятий, которая сейчас активно работает в Киеве, станет для власти источником многомиллиардных доходов, — сообщает оппозиционный пресс-релиз. — И этот теневой бюджет в несколько раз больше, нежели официальный, который предложили на утверждение депутатам». Так или иначе, но финансовой сметы деятельности многочисленных КП Черновецкого у нас перед глазами нет, потому мы можем только предостеречь власть от подобного возможного нечистоплотного шага, а также дать повод многочисленным контролирующим органам обратить внимание на приведенные цитаты депутатов.

Что до официального бюджета, то, как мы уже успели заметить, в сравнении с запланированными командой власти 70 миллиардами он до смешного мал, а в сравнении с напором кризиса — объективно безнадежен. В числе основных прорех числятся:

— восьмимиллиардное изъятие из бюджета в пользу государства, организованное Киеву заботливым Кабмином. Таким образом, острое противостояние столичной власти и премьера, а также нежелание или неумение Черновецкого наладить продуктивную работу с профильным комитетом ВР сыграло и с мэром, и с главным финансовым документом столицы злую шутку;

— попытка местной власти латать дыры в бюджете за счет необоснованного в период кризиса ужесточения фискальной политики. Здесь многочисленные надуманные изобретения киевского мэра, о которых мы подробно писали в прошлом номере и еще вернемся в этой статье в разговоре со столичным прокурором. Здесь же введение платных услуг на все и вся, а также непомерное повышение арендной платы. В частности, 20-процентный сбор от оценочной стоимости земли с каждого арендатора земли. Говорят, что уже при существующих ставках аренды власть вынуждена искать выход (кредитование) сохранения земли за арендаторами — они не в состоянии платить. Что будет, если ставка аренды вырастет еще? Здесь же повышенные тарифы на услуги ЖКХ, которые, как известно, недавно раздвоились в глазах мэра на услуги для бедных и богатых (в числе последних оказался и мелкий бизнес, бастующий сегодня на ступеньках мэрии), затем были отменены указами президента и судами, но почему-то так и остались заложены в бюджет. А при этом долг города «Киевэнерго» растет как на дрожжах, и на сегодня, по некоторым данным, составляет около миллиарда гривен;

— ошибочная, по оценкам экспертов, ставка финансистов мэрии на налог с физических лиц как на основной источник дохода в бюджет. Не секрет, что подоходный налог уже в конце 2008 года основательно подвел столицу (- 14% бюджета), вступившую вместе со страной в зону кризиса. Понятно, что свою роль сыграли несвоевременные выплаты зарплат и начавшийся рост безработицы. Не учитывать этот фактор в бюджете, значит, заведомо ставить под сомнение его выполнение;

— непозволительное в условиях кризиса продолжение финансирования посредством муниципальных программ структур и организаций (милиции, судов, пожарных частей и пр.), которые по закону финансируются исключительно из государственного бюджета.

Показательно, что пока на всех уровнях идет критика главного финансового документа столицы, в том числе и со стороны центральной власти, сама центральная власть проявляет позицию двойных стандартов. В качестве примера — 1,6 млрд. гривен, заложенных в государственный бюджет на реализацию функций столицы. На этот раз каждая строка расписана. И, надо признать, за каждой цифрой — фамилия депутата. 190 миллионов — водоканалу, 90 миллионов — юго-западному коллектору. При этом прокуратуре, милиции, образованию — ни копейки. И это позиция ВР. Нет, сети, конечно, строить надо. И управление капитального строительства юго-западного коллектора, где держит вахту ставленник первого зама мэра Анатолия Голубчен­ко, подпитывать миллионами тоже надо. Но не в таких же количествах, да еще в период кризиса!

Однако все вышеперечисленные проблемные сегменты столичного бюджета в совокупности отражают главное — неприкрытый популизм депутатского корпуса. Показательно, что альтернативная комиссия оппозиции, которая должна была на этой неделе представить залу свой вариант бюджета, прокололась именно на распределении главных ролей в сценарии к фильму под названием «Любимая фракция народа». Речь идет о сохранении муниципальных надбавок медикам и учителям. Прак­тически все фракции вписали эту строку чуть ли не первым требованием к городской власти. Которая, надо сказать, и сама не прочь выйти к народу с заявлением о сохранении дотаций.

Тем не менее, понимая всю безнадежность бюджетной сферы и проблемы брошенных государством учителей и врачей, отметим, что ни власть, ни время от времени активизирующаяся оппозиция Киева, пока не решились предложить городу реальный сбалансированный антикризисный бюджет. Без многочисленных муниципальных надбавок на потребу электорату — от оппозиции и привычных подачек собственным фондам (личный фонд Черновецкого — 20 миллионов) и карманной прессе (столичный медиахолдинг — 40 миллионов) — от власти. Зато с четкой программой реформирования основных отраслей выживания — жилищно-коммунального хозяйства, способного обеспечить на время кризиса основное — воду, свет, газ и тепло, а также с программой оптимизации медицинской и образовательной сфер столицы, призванных сохранить наше здоровье и мозги.

Столичные власти и в этих сферах идут по накатанному пути. В ЖКХ, к примеру, латают крыши и швы в запущенном жилом фонде. Те, по своему обыкновению, начинают течь уже на следующий день после показательного ремонта. Зато, как утверждают знающие люди, позволяют вкладывать в липовый процесс баснословные деньги с заложенными туда многомиллионными «чаевыми». И не только в ЖКХ. Столичная централизованная на корню медицина по величайшей воле отцов и матерей города вместо того, чтобы покупать необходимое оборудование, который год продолжает настойчиво обкладывать туалеты кафельной плиткой. В некоторых местах по команде Кильчицкой уже по второму кругу меняют белый колер на голубой. Где уж тут говорить о насущной необходимости семимильными шагами развивать ОСМД, устанавливать счетчики или же структурно реформировать ту же столичную медицину?

Уличный стиль

Еще одним показательным фактором, который, с одной стороны, стимулирует депутатов Киевсовета на подвиги во имя электората, с другой — показывает всю несостоятельность местной власти, стали последние многочисленные митинги и протесты под стенами мэрии. Надо сказать, что сегодня ключевым звеном активизировавшихся народных масс стали представители мелкого и среднего бизнеса, объединившиеся, как мы уже успели заметить, в Национальный комитет спасения бизнеса. Возглавляет его некий г-н Чернен­ко, а активно продвигает его сопредседатель Алла Ландар. Послед­нюю молва и депутаты уже успели связать с ритуальным биз­несом и фирмой «Петр Великий» (девять арендованных торговых точек в патолого-анатомических отделениях Киева), интересы которой откровенно лоббировала на сессии 12 февраля регионалка Инна Богословская. По мнению народного депутата, создание КП «Бюро ритуальных услуг», что было утверждено одним из решений Киевсовета, а потом-таки отменено в рамках «темной сессии» без Довгого, было чревато появлением монополиста под контролем мэра и вытеснением мелкого бизнеса из этого сегмента рынка.

Сама г-жа Ландар отрицает свою причастность к фирме «Петр Великий» и позиционирует себя в качестве представителя ресторанного бизнеса. Непрозрачно и небезосновательно намекая, что комитет объединяет довольно много сфер предпринимательства, включая и ритуальщиков, и перевозчиков, и владельцев киосков (МАФов)… и не имеет никаких политических корней. Бизнес-вумен без иронии говорит также о некоем идеальном общественном протестном движении, у представителей которого стопроцентно совпал личный и общественный интерес. Ну, дай-то Бог…

При этом Алла Петровна не скрывает, правда, что организовавшиеся предприниматели надеются на жесткую позицию лидера Партии регионов Януковича, пообещавшего силой шести столичных регионалов — на сегодня владельцев золотой акции в Киевсовете, — поддержать оппозицию и бизнес и не позволить Черновецкому издеваться над его представителями. «Платить 6 тысяч за коммунальные услуги в офисе в 25 квадратов, это уж слишком, — говорит Ландар. — Впрочем, как и оплачивать транспортный взнос и непомерные поборы с киосков. Нам надо или всем сразу закрыться, или бороться!».

Надо констатировать также, что взбунтовавшийся столичный бизнес идет на контакт со всеми политическими силами, представленными в Киевсовете, утверждая, что ему все равно, чьими руками и голосами будут отменены абсурдные решения власти. А также не допущены никакие другие шаги по уничтожению частного предпринимательства. Если для этого надо снять Черновецкого и Довгого — предприниматели готовы идти до конца. Комитет ведет переговоры со всеми фракциями Киевсо­вета, кроме Блока Черновецкого и ГАКа. Отмена сессии на этой неделе стала шоком для предпринимателей. Однако, по словам Ландар это была исключительно их собственная недоработка, в результате чего комитет не предупредил фракции о намечающемся многочисленном митинге. В результате главы фракций на согласительном совете сильно не сопротивлялись напору Довгого и дали согласие на перенос сессии.

Сбор депутатских подписей за проведение внеочередной сессии начался уже в среду вечером. По словам Аллы Ландар, было собрано 67 подписей (БЮТ, Блок Кличко, Блок Литвина, ПР, Блок Катеринчука). Митингующие предлагали депутатам обсудить 19 протестов, которые столичная прокуратура вынесла в отношении последних креативных новшеств местной власти. Однако самих протестов ни у депутатов, ни у бизнесменов не оказалось. К тому же власть, запланировавшая следующее заседание уже через неделю, никак не отреагировала на просьбы бизнеса и присоединившегося к нему депутатского большинства. Поэтому митинг состоялся, а сессия — нет. Что, однако, не помешало оппозиции и регионалам выразить поддерж­ку предпринимателям и перед телекамерами, и перед народом. А нам — обратиться к столичному прокурору на предмет достоверности этих самых протестов.

Единственным осадком, который, по словам той же Ландар, остался в душе организаторов митинга, стал отказ лидера столичного БЮТа г-на Семиноги помочь с участниками. Надо сказать, этот штрих довольно ярко характеризует позицию фракции Тимошенко в Киевсовете. И если столичные регионалы вынуждены дрейфовать в сторону оппозиции только потому, что им не пристало отрываться от большой партии, намеревающейся вывести людей на улицу уже в марте, то с БЮТом все сложнее. Как говорят те же регионалы в адрес БЮТ, «нельзя быть немного беременными» (читай — в оппозиции). На самом деле еще Алек­сандр Зинченко поставил фракцию в конструктивную по отношению к мэру позицию в Киевсовете. Но теперь, отправившись по команде премьера покорять космос (местные шутники говорят, что в Киеве теперь два космонавта), бютовским конструктивом активно занялся г-н Семинога. На повестке дня столичного БЮТа — назначение своего человека на пост главы Шевченковского района. Вместо Пилипишина. На этот счет не первый день ведутся консультации с мэром. Неплохие позиции у БЮТа и в Подольском районе, где у блока уже есть свой зам. По нашей информации, романтический настрой Семиноги по отношению к Леониду Михайловичу пошел вразрез с командой премьера, которую осведомили о намечающемся на четверг митинге и которая велела поднимать людей.

Прокурорский нейтралитет

Все последние недели взбудораженная деятельностью Черновецкого общественность панически пересчитывает виртуальные прокурорские протесты, после­довавшие за прожектами городского головы. Что, по мнению прокурора столицы Евгения Блаживского, уже не плохо. Однако наше блицобщение касалось не столько математики закона, сколько его сути, которую никак не может разглядеть творчески одаренный мэр.

— Евгений Николаевич, эти пресловутые прокурорские протесты против решений мэра, они вообще существуют в природе? Потому что многие депутаты жалуются, что вы ничего не выдаете им на руки. При этом они же строят догадки, мол, если прокурор сделал громкое заявление, не факт, что он подкрепил его документально.

— Вы знаете, я вряд ли сейчас буду комментировать реплики депутатов — прокуратуру давно хотят видеть в роли невестки. Особенно в нынешних украинских политических реалиях. Поэтому отвечу по существу. Протесты есть. Вынесены они практически на уже принятые и даже только задекларированные решения Киевсовета. Мне трудно сейчас сказать — 19 или 15, однако все самые одиозные решения и намерения власти нами опротестованы. Это касается тарифов, МАФов, Бюро ритуальных услуг, транспортного сбора за въезд в Киев, за въезд на кладбища столицы в том числе, введения платных медицинских услуг, платных школьных кружков и т. д. Да вы и сами можете ознакомиться с этими документами. Единственная просьба — не публиковать, так как протест, являясь документом прокурорского реагирования, направляется конкретному органу или должностному лицу, который издал опротестованный документ.

— С каких это пор прокуратура стала такой закрытой организацией, а не структурой, призванной защищать закон и своевременно оповещать общество о своих победах?

— Наша пресс-служба регулярно оповещает общественность. Что же касается защиты закона, то мы его защищали и будем защищать всеми законными методами. Например, в зале Киевсо­вета, когда наши протесты будут внесены в повестку дня сессии. Представитель прокуратуры обязательно предоставит депутатам все документы и ответит на все вопросы, касающиеся нашей позиции. На самом деле ситуация довольно неоднозначная. С одной стороны, если смотреть на идеи мэра чисто с обывательской стороны, то что, к примеру, плохого в том, если у нас в городе появятся дома престарелых? Или в том, что патологоанатомические отделения будут выведены за пределы больниц и их специалисты получат независимость от главных врачей, которые иногда хотят скрыть истинную причину смерти пациента. Здесь я как законник рассуждаю.

Проблема в том, что любую, даже самую гениальную, идею можно испортить ее бездарным исполнением. Особенно если действия исполнителя выходят за рамки закона. Ведь если мэр так хочет ввести транспортный сбор за въезд в столицу, дабы поберечь экологию Киева, то лучше ему обратиться с соответствующим законопроектом в парламент. И получить (или не получить) на то законные основания. Этот тезис касается большинст­ва последних нововведений Леонида Михайловича. Да и время, честно говоря, не благоприятствует подобному практичному подходу. Страна и город переживают кризис. Наполнять же бюджет всеми мыслимыми и немыслимыми способами — чревато серьезными социальными проблемами.

— Кстати, а вы не считаете серьезной социальной проблемой принуждение работников бюджетной сферы — врачей и учителей — носить флаги и шары в поддержку Черновец­кого? А также последовавшие за этим увольнения четырех главных врачей, якобы отказавшихся гнать своих подчиненных на торжественный митинг.

— Я понимаю, о чем вы говорите. Однако это история из сферы трудовых споров. И если к нам обратятся люди, мы им подробно разъясним, как действовать в такой ситуации и как защищать свои права.

— Но к вам, кажется, уже обратилась по этому поводу группа народных депутатов.

— Я закончу. Если в результате обращений граждан найдутся основания для возбуждения уголовного дела, то прокуратура этим займется. Что касается обращения вышеупомянутой вами группы депутатов, то по факту их заявления такая проверка нами уже организована. В отношении персоналий врачей — там не все так просто и однозначно, как пытаются представить в СМИ. В одном из названных родильных отделений были проблемы с землей. Однако это тема совершенно другого разговора, требующего подготовки как с моей, так и с вашей стороны.

— В нынешних политических реалиях понятия прокуратура и принципиальная позиция — вещи не совместимые… Депу­таты рассказывают много историй, когда вы выносите протесты, а после их ветирования теми же депутатами не спешите обращаться в суд.

— Прежде чем поддерживать или не поддерживать подобные тезисы депутатов, советую вам познакомиться с конкретными результатами работы столичной прокуратуры. Вот вам полная справка с полным отчетом о наших победах за последние три года. («ЗН» публикует этот документ. — Авт.) И в судах в том числе. Что касается второй досрочной каденции Леонида Михайловича, то за это время прокуратура уже вынесла 38 протестов по земельным решениям, а 40 исков подала в суд.

— Я вот тут смотрю, последние протесты касаются решений Кивсовета еще 2007—2008 годов. Почему так долго спит прокуратура?

— В наши функции не входит тотальный контроль за всеми решениями и действиями Киевсовета и чиновников. Исхо­дя из этого, к примеру, надзором за земельными решениями у нас занимаются два прокурора. А теперь соотнесите эту цифру с сотнями решений и нормативных актов той же администрации. Поэтому мы в первую очередь реагируем на обращения. На самом деле история с прокурорскими протестами также довольно неоднозначна. Если решение по отведению того или иного земельного участка пролоббировано в Совете, то даже после нашего протеста оно обязательно будет ветировано.

— А суд? Хотя…

— Прокурор представляет в процессе государство. Которое, как известно, приходит в суд лишь с намерением отстоять закон. Ну, плюс ораторские способности нашего представителя. Очень часто мы проигрываем бизнесу, который идет в суд отстоять свои капиталы и ничего для этого не жалеет.

— Вас часто обвиняют еще и в том, что по фактам судебных решений вы не заводите уголовные дела. Почему конкретные чиновники и депутаты не несут ответственности за свои действия?

— Потому что все решения Ки­евсовета — это решения коллективного органа. Безответственного, можно сказать. По закону. Это все равно, что привлечь к ответственности 450 депутатов ВР, проголосовавших какой-либо закон, затем ветированный президентом.

— Это правда, что так называемое дело студентов было развалено уже на уровне Верхов­ного суда? Что известные дутые кооперативы остались хозяевами сотен гектаров земли, а предприимчивые студенты требуют вернуть им землю?

— Правда. Подробнее о деле кооперативов — в справке.

— Так вы видите смысл в проделанной работе?

— Конечно, видим и принимаем все доступные нам меры, чтоб был восстановлен Закон, даже если мы на каком-то этапе проигрываем… Я не хочу, да и не имею права занимать чью-либо сторону в этом политическом состязании. И подвергать коллектив этому испытанию не хочу. Даже если нас бьют с разных сторон, это лучше, чем говорить, что мы чьи-то…

— Так уже говорят.

— Это самая большая проблема в нашей стране — говорят… Вот и в Киеве, и на уровне центральной власти, к большому сожалению, мало кому нужна профессиональная работа прокуратуры. Всем важен долгоиграющий процесс обоюдных разоблачений, одним из персонажей которого по традиции выступает прокуратура. Стоит ли в этом случае оправдываться? Отнюдь. Однако, думаю, что лучше и дальше создавать информационные поводы для того, чтобы о прокурорских протестах знала общественность.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
22.09.18, Deutsche Welle
Конституционный суд Украины может окончательно закрепить курс страны на членство в ЕС и НАТО. Как и на что повлияет это решение на фоне президентских и парламентских выборов 2019 года?
Россию с Германией нельзя победить растопыренными пальцами.
22.09.18, Сегодня
Новые дома разрешили строить без мусоропроводов, а ставки по депозитам выросли.
На каком этапе находится монетизация субсидий, и чего ждать потребителям в следующем году.
Чтобы остановить утечку капиталов в офшоры и привлечь деньги из-за границы, Украине, бывает, советуют самой стать налоговой гаванью. Но возможно ли это?
Проект госбюджета-2019 как попытка сохранить умеренность в условиях предвыборных рисков.
21.09.18
Что нужно сделать, чтобы получать желаемую зарплату.
21.09.18, Газета.ru
Как Ангела Меркель публично оскорбила Терезу Мэй‍.
Прошедшая в Киеве Blockchain & Bitcoin Conference подтвердила: всеобщий ажиотаж вокруг криптовалют остался в прошлом. Сегодня для Украины актуально принятие законодательства по криптовалютам и внедрение технологии блокчейн в госуправление
21.09.18, Капитал
Госдепартамент США в четверг, 20 сентября, внес новые российские фамилии и компании в санкционный список.
20.09.18
19.09.18
18.09.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!