Подробнее Запомнить город


"Дефолт лягає непосильним тягарем на репутацію влади, закінчуючи її політичну кар'єру"

размер текста:

Політичні наслідки дефолту для ключових осіб, безпосередньо пов'язаних з управлінням державними фінансами, були значно гіршими. За винятком країн з диктатурою, неврегульовний дефолт лягав непосильним тягарем на політичну репутацію влади, закінчуючи їх політичну кар'єру.

Темой последних недель стал дефолт. Модное слово вбросили политики, уцепили аналитики, а развила пресса.

"Экономическая правда" взялась разобраться, откуда взялись прогнозы суверенного дефолта Украины, которые так рьяно подхватила западная пресса.

Как "раскрутили" тему дефолта

17 февраля Верховная Рада уволила Виктора Пинзеника с поста министра финансов. По этому случаю депутат Ксения Ляпина сказала, что отставка Пинзеника - шаг к дефолту Украины.

По тому же случаю другой депутат - Ирина Акимова заявила, что "отставка Пинзеника, скорее всего, служит индикатором дефолта правительства, не страны, слава Богу". Изящность мысли Акимовой мало кто понял, зато ключевое слово расслышали все.

Депутат Анатолий Гриценко оказался гением парадокса. Сначала он заявил, что "никакого дефолта от того, что Пинзеник отправлен в отставку по собственному желанию, не будет".

Однако тут же добавил: "Если честно, то внутренний дефолт в Украине уже наступил, государство уже показало, что оно банкрот. Оно не способно платить своевременно зарплаты, пенсии, стипендии, финансировать самые критические потребности местных бюджетов и крупные инфраструктурные проекты".

Премьер Юлия Тимошенко внесла свою лепту в общее черное дело. "Слово дефолт используется просто как дополнительный инструмент влияния на международные финансовые организации, на рейтинговые агентства, чтобы просто уничтожить Украину. Я хочу обратиться ко всем украинским политикам и должностным лицам - сверху донизу - прекратите манипулировать этим словом", - заявила она.

Премьер рассказала, что и Украина, и государственные компании "выплачивают все кредиты, которые брались в предыдущие 17 лет, своевременно, в полном объеме, обслуживают проценты".

Однако по традиции ее слова восприняли с точностью до наоборот, по принципу "раз отрицает, значит, есть причина". Тема дефолта к тому времени уже перекочевала к аналитикам. Причем, мрачные прогнозы давали преимущественно зарубежные эксперты.

По словам Ульриха Лейтманна из Commerzbank, вероятность суверенного дефолта Украины оценивается в 90%. Это может произойти в ближайшие два квартала", - заявил он изданию EUobserver.

Среди его аргументов - резкое падение производства в стране, девальвация гривны, политическая нестабильность и торможение переговоров с МВФ.

Некоторые эксперты также не исключают использования Ющенко своего влияния на Национальный банк Украины, чтобы предупредить продажу правительством Тимошенко ценных бумаг для покрытия долговых обязательств.

Александр Морозов из HSBC допустил, что президент Виктор Ющенко может сделать так, чтобы НБУ не выпускал деньги для финансирования нужд правительства.

"Президент может спровоцировать такой вид суверенного дефолта для получения политических дивидендов. В таком случае Тимошенко не сможет выполнить обязательства перед своим электоратом относительно выплаты зарплат, пенсий и тому подобное", - отметил он.

Такие прогнозы усугубляются тем, что дефолт ударил бы по европейским банкам, работающим в Украине.

Украинские аналитики оказались более сдержанными. Они принялись анализировать вероятность, с которой правительство откажется выплачивать 2,4 миллиарда долларов по внешним обязательствам. По итогу, все уверили, что дефолт Украины маловероятен.

"Даже если гривна обесценится еще в два или три раза, государство без проблем найдет средства для выплат по внешнему долгу", - уверен экономист инвестиционной компании Concorde Capital Андрей Пархоменко.

По словам руководителя информационно-аналитического центра "Форекс-клуб" Николая Ивченко, суверенный дефолт Украины маловероятен. "Это скорее запугивание, чтобы Украина не расслаблялась", - считает он.

"Ситуация в Украине действительно сложная. Рыночные ожидания относительно Украины показывают, что страна находится в состоянии, очень близком к дефолту. В то же самое время, мы не настолько пессимистичны. Мы уверены, что Украина вряд ли войдет в состояние дефолта по суверенным облигациям в этом году", - отметил глава департамента анализа инструментов с фиксированным доходом ИК "Тройка Диалог" Александр Кудрин.

Он подчеркнул, что последние две-три недели поток новостей более негативный, чем позитивный. Среди осложняющих жизнь факторов - срыв переговоров с МВФ, отставка министра финансов, сложная ситуация в банковском секторе и негативные действия рейтинговых агентств.

Кудрин привел несколько важных параметров. Суверенный внешний долг Украины составляет всего лишь 10,6% к ВВП. В этом году собственно по обязательствам государства предстоит выплатить 2,5 миллиарда долларов. Если добавить к этому возможные выплаты по гарантированному долгу, сумма увеличивается до 4,5 миллиардов.

Однако это не страшно, учитывая, что резервы НБУ превышают 25 миллиардов долларов.

"Еврооблигации Украины торгуются так, как если бы люди ожидали, что будет дефолт. Моя точка зрения, что рынок ошибается, и те котировки, с которыми торгуются суверенные, корпоративные еврооблигации Украины, свидетельствуют о том, что инвесторы страхуются с излишком", - считает директор аналитического подразделения ИК "Драгон Капитал" Андрей Беспятов.

Итак, опрос показал: вероятность дефолта крайне незначительна. Еще два эксперта, которые во время кризиса 1998 года работали в министерстве финансов, и непосредственно сталкивались с дефолтом. - Игорь Митюков и Максим Бланк - отметили, что большого риска нет, однако государство должно работать над ситуацией.

Третий экс-сотрудник Минфина - Виталий Лисовенко, - к сожалению, не захотел отвечать на вопросы "ЭП".

Максим Бланк: "Дефолт ложился непосильным бременем на политическую репутацию ключевых лиц страны, завершая их политическую карьеру"

В 1996 - 2001 годах работал в министерстве финансов, в момент дефолта - начальник управления долговой политики Минфина. Сегодня директор компании Astrum Investment Management.

- Чем, на ваш взгляд, ситуация сегодня отличается от кризиса 1998 года? Например, с точки зрения должников и кредиторов.

- Ситуация отличается кардинально - как с точки зрения общего состояния кредиторов, так и с точки зрения состояния дел в экономике Украины.

С макроэкономической точки зрения, сейчас Украина находится в намного более сильной позиции в сфере государственных финансов, чем в 1998 году. Фискальная система намного более эффективна, уровень золотовалютных резервов намного выше, долговая нагрузка на бюджет намного меньше.

Несмотря на существенные риски в банковском секторе, связанные с девальвацией гривны, у Национального банка при участии правительства есть достаточно механизмов для выхода из банковского кризиса с наименьшими потерями.

И несмотря на существенное снижение цен и объемов торговли по основным экспортным статьям Украины, ключевые предприятия будут в состоянии эффективно реорганизовать свои стратегии развития в условиях кризиса, если своевременно приведут свои финансовые потоки к пессимистически прогнозируемым сценариям.

В то же время, в 1998 году сам финансовый кризис носил исключительно локальный характер - он начался как Азиатский кризис, и перерос в кризис Восточно-Европейский.

Сейчас мы переживаем общемировой экономический кризис. Если в 1998-2000 годах доступ к рынкам капитала был затруднен для стран-заемщиков с низкой инвестиционной привлекательностью, то сейчас он не меньше ограничен и для банков-кредиторов.

- Существуют ли предпосылки для суверенного дефолта Украины? Если да, то какие?

- Да, существуют. Это риски, неразрывно связанные с политическими факторами.

Существенная девальвация гривны и экономический спад существенно ухудшат бюджетные показатели на фоне отсутствия доступа к источникам финансирования дефицита бюджета.

В условиях разворачивающейся президентской кампании, реструктуризация долга может выглядеть как один из способов увеличения внутреннего финансирования страны. Однако, на мой взгляд, это глубоко ошибочный подход.

В текущей ситуации возможности кредиторов пойти навстречу платежеспособным заемщикам, к которым относится Украина, будут крайне ограниченны. Очевидным для всех будет отсутствие экономических предпосылок для реструктуризации долга, и его преимущественно политическая мотивация.

На мой взгляд, попытка объявить мораторий на выплаты по государственному долгу и предложить программу реструктуризации государственного долга в текущих условиях провалятся и неминуемо приведут к суверенному дефолту.

- Что ждет Украину в случае, если произойдет дефолт?

- Экономические последствия дефолта не так страшны, как политические.

Современная экономическая теория предопределяет четыре основные последствия суверенных дефолтов: репутационная стоимость, измеряемая параметрами доступа к рынкам капитала; стоимость для общей внешнеэкономической деятельности; стоимость для национальной экономики, определяемая стоимостью параметрами устойчивости финансовой системы и политическая стоимость.

В этом месяце наш аналитический департамент завершил исследование, охватывающее историю суверенных дефолтов и реструктуризаций, начиная с конца 19 века. Мы обнаружили отсутствие серьезных долгосрочных экономических последствий суверенных дефолтов, невысокие риски судебного преследования, связанные с суверенным иммунитетом.

Доступ к рынкам капитала для стран, прошедших через дефолт, восстанавливался примерно в тоже время, как и для стран, его избежавших, с аналогичным уровнем риска. В целом, эффект всех негативных экономических последствий сглаживался на протяжении в среднем двух лет.

Однако политические последствия для ключевых лиц, непосредственно связанных с управлением государственными финансами, были существенно хуже. За исключением стран с диктатурой, неурегулированный дефолт ложился непосильным бременем на политическую репутацию ключевых лиц страны, завершая их политическую карьеру.

- Какие рекомендации вы можете дать нынешнему правительству и Министерству финансов?

- Я бы посоветовал уделить максимальное внимание пересмотру государственного бюджета и проблемам корпоративного долга.

Государственный бюджет - самый эффективный механизм государственной политики. К сожалению, принятый бюджет мало учитывает возрастающий эффект кризисных явлений. Существенной коррекции следует подвергнуть и доходную, и расходную часть бюджета.

Я хорошо понимаю роль правительства, которое максимально пытается учесть "свежую" реальную картину экономики страны, модифицируя бюджет.

Однако целесообразно упреждающе изменить ключевые показатели бюджета - избегать возможных затрат по статьям капитальных вкладов, обеспечить уверенную защиту по растущей безработице, заложить новые стимулы для форсирования экономического роста. Разумеется, планируемый дефицит бюджет должен соответствовать реальным источником его покрытия.

Очень важный вопрос - корпоративный долг. В отличие от суверена, корпоративный сектор намного более уязвим к финансовой несостоятельности - он не обладает иммунитетом к отчуждению имущества.

На уровне правительства и НБУ должна быть выработана совместная инициатива по уменьшению влияния кризиса на банки и предприятия, которые попали в ловушку ликвидности.

Там, где есть экономическая стоимость, пусть будет государственная поддержка. Там, где ее нет - эффективный механизм банкротства. В решении вопросов внутренней реструктуризации государство не должно занимать сторон дебитора или кредитора, в отношении внешней задолженности - занимать умеренно-протекционистскую политику в отношении заемщиков, трезво оценивая все риски избыточного давления на кредиторов.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Дайджест
23.06.18, Financial club
Санкции против российских компаний оказались болезненными для украинского рынка. Украинская биржа была вынуждена отказаться от российского ПО, что привело к параличу как торгов фьючерсами и опционами, так и к отключению интернет-трейдинга – стали невозможны безадресные анонимные сделки с ценными бумагами.
Вопрос, какой быть таможни, остается открытым.
Когда возможно серьезное падение курса гривны.
Чтобы эффективно бороться с тенью, нужно сначала отказаться от обывательских иллюзий.
23.06.18, ubr.ua
Благодаря новым полномочиям Нацбанк сможет в любой момент вводить новые лимиты на покупку СКВ и ее перечисления
Новая весовая система значительно хуже прежней.
22.06.18
Расширенные возможности для валютных спекуляций банков могут раскачать рынок.
Новий керівник Мінфіну розповіла ЕП, що буде з мінімалкою, чи реально виконати бюджет і отримати транш МВФ, та кому будуть підпорядковуватися податківці.
22.06.18, ubr.ua
Чиновники обвинили финансистов в некачественном финмониторинге.
22.06.18, Сегодня
Судебные тяжбы ослабляют российский Газпром.
21.06.18
20.06.18
19.06.18
18.06.18
16.06.18


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!