Подробнее Запомнить город


А.Мельниченко: Сговоры на рынке должен искать весь госаппарат

12.10.09
размер текста:

Поиском сговоров на рынке нефтепродуктов должен заниматься не только Антимонопольный комитет, но и весь государственный аппарат страны. Такое мнение в интервью "Минпрому" высказал и.о. главы АМКУ Александр Мельниченко. Также он рассказал о шагах, которые предпринимает комитет в этом направлении, а также о предложениях АМКУ, направленных на стабилизацию ситуации на рынке.

- Александр Иванович, в последнее время в СМИ появляется информация о том, что Антимонопольный комитет не препятствует картельным сговорам на рынке нефтепродуктов. Как Вы это прокомментируете?

- Если такое мнение есть, то меня это несколько обескураживает. Ведь за первые 7 месяцев этого года Антимонопольный комитет выявил 70 антиконкурентных действий. Если спросить любое антимонопольное ведомство Европы, то они удивятся этой цифре, потому что ничего подобного у них не нет. Кроме того, с начала года нами выявлено 30 злоупотреблений монопольным положением. Только на нефтетрейдеров наложено штрафов на общую сумму 4,5 млн грн.

Думаю, что проблема существует в другой плоскости, и она сводится к следующему. В первую очередь, если кто-то думает, что Антимонопольный комитет ответственен в государстве за цены, в частности на нефтепродукты, то это – большая ошибка. Для этого существуют отраслевые министерства: Минэкономики и Минтопэнерго. И если мы откроем положения об этих министерствах, то прочитаем, что именно они ответственны за развитие конкуренции. А что такое развитие конкуренции? Это – стратегия развития отрасли, фотография рынка, отображающая, кто работает и с какими предложениями выходит, это ценовая и договорная политика.

Что касается Антимонопольного комитета, то он выступает как орган принятия решений по двум категориям дел: злоупотребление монопольным положением и антиконкурентные действия субъектов хозяйствования. И в этой части комитет наработал большой материал. Можно ли дать лучший результат по количеству расследований? Наверное, можно. Вы еще до конца года услышите о целом ряде решений, которые мы готовим сейчас к принятию.

- По Вашему мнению, какие шаги необходимо предпринять для более эффективного регулирования ситуации на рынке нефтепродуктов?

- Необходимо перенести рычаги влияния на развитие конкуренции – на рынок должно выходить больше сильных игроков. Кроме того, больше внимания нужно уделять формированию стратегического резерва, а также интервенциям. Однако главное заключается в создании в государстве ситуации, когда не один Антимонопольный комитет ищет сговоры, а весь государственный аппарат, в том числе и правоохранительные органы, от которых мы, кстати, не получили за год ни одного обращения.

- Антимонопольный комитет выдвигал свои предложения по данному вопросу?

- Мы обратились с письмом к первому вице-премьер-министру Александру Турчинову с просьбой создать рабочую группу, которая станет прообразом мозгового центра по выработке стратегии в ряде отраслей, которые входят в понятие ТЭК. Также мы выдвинули свои предложения относительно распределения ответственности между министерствами и Антимонопольным комитетом, а также выработке совместных действий по созданию полной картины того, что происходит на рынке. Причем сюда нужно будет включить и политику ввоза нефтепродуктов, и формирование элементов биржевой торговли, и создание государственного резерва. А все эти вопросы абсолютно выходят за рамки полномочий Антимонопольного комитета.

Для того чтобы эти механизмы заработали, мы уже заключили соответствующее соглашение с Госпотребстандартом. Я подписал совместно с руководством этого ведомства соответствующие письма на места, где территориальные отделения Госпотребстандарта в случае установления фактов некачественных бензинов должны информировать АМКУ, который будет налагать штрафы за недобросовестную конкуренцию.

Я также написал письмо министру топлива и энергетики с просьбой информировать нас о новых фактах, которые обнаруживаются на рынке, а также о своих планах по развитию конкуренции. То есть мы всеми силами подталкиваем разные ветви власти к созданию единого государственного механизма влияния на этот суперстратегический рынок товара. И тут вряд ли нас кто-то упрекнет, что мы равнодушны или не вносим предложений по работе. Мы их внесли столько, что дай Бог все реализовать.

Что же касается стратегии самого комитета, мы заканчиваем ее разработку. Но это стратегия правоприменения, которая дает понимание того, с какими группами, когда и как мы будем работать относительно расследования дел. Как только мы закончим доработку стратегии, то сразу же через решения будем доносить до участников рынка.

- В июле Минтопэнерго отказалось от практики расчета "ценового коридора" для светлых нефтепродуктов на АЗС. Насколько такой шаг был оправдан?

- Поскольку это решение было принято за рамками конкуренции в сфере собственно ценовой политики, то оценку ему должно давать правительство. Единственное, что я могу сказать, – мы не были удовлетворены действиями этой экспертной группы. Мы высказали свою позицию, что когда формировался этот "ценовой коридор", то безосновательно не учитывались цены наших национальных заводов, а также недостаточно обоснованно учитывалась инвестиционная составляющая. Вы помните, в стоимость каждого литра бензина закладывалось определенное количество десятков копеек, в то время как сети в начале и середине года не развивались. Но все равно каждый, кто покупал литр бензина, отчислял определенные средства на эту инвестиционную составляющую. Также мы полагали, что не все хорошо в формировании цены с точки зрения привязки к тому же Platts. По нашим расчетам, бензин должен был снизиться в цене как минимум на одну гривну, когда шло мировое падение, и мы соответствующее предложение направили абсолютно всем: правительству, Минтопэнерго, Минэкономики. Возможно, желание сделать непубличной ценовую политику экспертных групп и связано с критикой Антимонопольного комитета – мы их зацепили "за живое".

- Как Вы сказали, с начала года АМКУ оштрафовал нефтетрейдеров на 4,5 млн грн. Последний крупный штраф в 500 тыс. грн. был наложен 18 августа на ООО "Оптима Трейд". Останавливают ли такие штрафы нарушителей или их необходимо повышать?

- Наше отношение к штрафам следующее. Они должны преследовать не столько цель наказания, сколько исправлять положение на рынке, предупреждать нарушения. Поэтому там, где субъект хозяйствования признает нарушение, устраняет последствия, выстраивает ценовую и договорную политику в рамках закона, мы сознательно не идем на наложение больших санкций, понимая, что для этого нет основания. Но там, где предприниматель не признает нарушений и продолжает действовать по-прежнему, наступает режим суровой ответственности. Тогда и размер штрафных санкций может доходить до 10% годового оборота.

Примером здесь могут послужить санкции, наложенные в апреле на субъектов рынка авиатоплива (трейдеры "Кребо", "Укртатнафта" и "ЛукАвиаОйл" были оштрафованы на 125, 110 и 20 млн грн. соответственно). Ранее некоторые из них привлекались к ответственности, но нарушения не прекратились. Поэтому на порядок взлетела ответственность, и были выдвинуты требования относительно снижения цены на авиатопливо и услуги.

Я считаю, что у АМКУ сегодня достаточно рычагов влияния относительно правонарушений. Единственное плохо, что территориальное отделение может штрафовать всего до 17 тыс. грн., чего недостаточно на сегодняшний день. Поэтому мы в законопроекте поставили этот вопрос перед Верховной Радой.

- Удалось ли АМКУ взыскать с компании "Сентоза плюс" (или ее правопреемника) штрафы за злоупотребление монопольным положением на рынке светлых нефтепродуктов в 2004-2005 гг.?

- Во всех судах мы победили. В то же время штрафы, к сожалению, до сих пор не взысканы. Но это не вина Антимонопольного комитета, это – работа судебных исполнителей. Как сделать, чтобы подобное не повторилось? Я очень надеюсь, что после завершения судебной реформы будут воплощены в жизнь механизмы, не позволяющие нарушителям избегать ответственности. С другой стороны, мы всегда будем применять все правовые механизмы для того, чтобы государственная исполнительная служба работала на соответствующем уровне.

- Какие рынки в Украине наиболее монополизированы, за исключением естественных монополий?

- Есть монополизация и ее признаки в жилищно-коммунальной, строительной сфере, а также в сферах телекоммуникаций и охраны здоровья, в частности фармацевтики. Кстати, Антимонопольный комитет именно в этом году впервые занялся фармацевтикой. Причем, это те сферы, которые касаются жизни каждого человека.

- В начале текущего года премьер-министр Юлия Тимошенко заявила, что резкий скачок цен на медикаменты является результатом монопольного сговора на рынке. Проводил ли АМКУ расследование в этом сегменте и каковы его результаты?

- Да, действительно, мы сейчас завершаем первый этап расследования, и планируем где-то в ноябре выйти на принятие первых решений в этой сфере. Но это только начало пути, потому что в работе находятся 24 тыс. аптек и понятно, что аппарата комитета может не хватать – у нас нет районных подразделений, а только областные территориальные отделения. Поэтому совместно с Минздравом будем работать над созданием такого механизма, который повлияет на политику в сфере фармацевтики.

- На какой стадии находится создание Нацкомиссии регулирования транспорта, обязанность сформировать которую зафиксирована в законе о естественных монополиях?

- Над созданием этой комиссии Антимонопольный комитет работает уже 10 лет. Все наши предложения, которые мы вносили всем работавшим ранее руководителям государства, не встречали какого-то сопротивления и осуждения. Все говорят, что предложения правильные и их нужно реализовать, но… Как всегда, возникает украинское знаменитое "но". И вот выясняется, что этим "но" является позиция Минтранса. Все министры транспорта очень хотят не только быть стратегами развития отрасли, но еще и управлять бизнесом, потому что под эгидой Минтранса находится "Укрзализныця" и прочие субъекты хозяйствования. Конечно, руководить бизнесом очень интересно и заманчиво, но, на мой взгляд, государственный орган не должен управлять бизнесом. И этот государственный абсурд, конечно же, необходимо прекратить.

Я знаю позицию действующего правительства. Они хотят создать Нацкомиссию, но есть проблемы, связанные и с политической конкуренцией, которая существует в государстве, и с необходимыми финансовыми вливаниями, которые для этого требуются. Но, несмотря на все сопротивление представителей отрасли, которые, как герой известного фильма с фразой "Шеф, все пропало!", говорят о том, что отрасль развалится, я уверен, что данное решение обязательно будет принято.

- Является ли правомерным решение Кабмина обязать государственные генерирующие компании закупать уголь только у госшахт, игнорируя предложения частных компаний?

- Правительство на то и правительство, что оно вправе принимать такие решения. Антимонопольный комитет не может дать разрешения на монополию. Но правительство имеет такое право на основании ст. 33 Закона о защите экономической конкуренции, который разрешает подобные действия в случае, если выигрыш для общественных интересов превышает ущерб для конкуренции. Тогда правительство может ставить вопросы о предоставлении каких-то исключительных прав субъектам хозяйствования.

- Как же тогда АМКУ может оказывать давление на Кабмин?

- Мы работаем абсолютно легитимно. То есть в случае, если какая-то позиция правительства нам кажется невыигрышной для конкуренции, для бизнеса, для экономики, мы выносим свои предложения и рекомендации. Очень часто правительство прислушивается к нам и учитывает позицию Антимонопольного комитета, они очень скрупулезно относятся к нашей позиции. Вместе с тем правительство имеет свой люфт ответственности и имеет свои права. Точно так Верховная Рада может законом создать монополию – это исходит прямо из Конституции Украины, это – их право.

- Как Вы прокомментируете информацию о Вашем возможном переходе на работу в Высший хозяйственный суд?

- Здесь все очень просто. В свое время, когда еще работал легитимный глава Антимонопольного комитета (Алексей Костусев, - ред.), я подал заявление на переход в суд. Прошел конкурсный экзамен и выдержал его. И насколько известно, материалы на мое назначение, а оно происходит путем голосования в Верховной Раде, попали в комитет по правосудию, где и пребывают уже два года. В то же время, поскольку там вопрос остается нерешенным, я продолжаю работать в Антимонопольном комитете. В прошлом году 3 октября я стал исполнять обязанности главы АМКУ.

Где мне работать дальше? Я считаю, что это решение должно приниматься соответствующими государственными органами, которым лучше знать, где применить мои профессиональные знания и мой профессиональный опыт. В принципе, я отдал 12 лет суду, и считаю, что не существует бывших судей. Более того, я до сих пор считаю себя судьей. В то же время Антимонопольному комитету я отдал уже 15 лет. Мне везде работать интересно, я никакой работы не боюсь.

Беседовал Василий Январев

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
09.08.19, Ярослав Ярош
Антимонопольный комитет тоже переобувается. В августе он обнародовал итоги расследования по внутреннему рынку азотных удобрений, следствием чего могло стать даже предписание о необходимости принудительного разделения азотных активов Дмитрия Фирташа (Group DF) в Украине. Конечным выгодополучателем такого решения может оказаться Игорь Коломойский. Хотя кашу заварил и не он. Как минимум – появляется шанс отгрызть часть рынка минудобрений для приватовского "Днипроазота". Как максимум – можно попробовать приобрести за недорого один из химкомбинатов Д.Фирташа.
29.07.19, Ярослав Ярош
На закате своей каденции кабинет Владимира Гройсмана целых два раза сделал хорошо национальной компании "Энергоатом". Он присоединил к ней Восточный горно-обогатительный комбинат, занимающийся добычей урановой руды. И одобрил инвестиционный проект расширения производственных мощностей Новоконстантиновской шахты в Кировоградской области. В случае его реализации добычу урана в Украине можно будет удвоить в 2021 г.
11.07.19, Ярослав Ярош
1 июля Украина завершила самый быстротечный и самый массовый по количеству претендентов конкурс для частных добытчиков. 9 газоносных блоков получили своих потенциальных хозяев, проявивших готовность работать с государством на условиях раздела продукции. Но если раньше Киеву удавалось подписывать СРП с мировыми грандами, такими как Shell, Chevron, Eni, то сейчас список победителей не настолько звездный. В нем преимущественно отечественные компании, а также иностранцы из второго эшелона. Кабмин уже не может позволить себе переборчивость. На страну надвигается реальный дефицит природного газа.
04.07.19, Василий Январев
Нарастивший объемы производства после вынужденного простоя в 2017 году Днепровский металлургический комбинат столкнулся с новой угрозой – 31 мая Хозяйственный суд Днепропетровской области начал процедуру банкротства предприятия по иску компании "Технобудмонтаж Груп". Впрочем, у меткомбината есть все возможности пройти этот непростой период, не теряя объемы производства и не сокращая производственный персонал.
02.07.19, Павел Вернивский
Одно из первых важных сообщений, прозвучавших от команды президента Владимира Зеленского, – работа с Международным валютным фондом будет продолжена. При этом почти каждый политик, пытаясь убедить народ в необходимости работы с МВФ, говорит людям: другой альтернативы нет. Но действительно ли это так?
20.06.19, Василий Январев
На шахтоуправлении "Покровское" входит в финальную фазу крупнейший в угледобывающей отрасли страны инвестиционный проект. Компания готова вложить более 160 млн долл. в разработку нового угольного блока №11. Строительные работы стартовали на этом блоке еще в 2011 г., но у прежнего хозяина Виктора Нусенкиса не хватило ресурсов, чтобы завершить начатое. Приход на "Покровское" в качестве владельца холдинга "Метинвест" дал проекту второе дыхание.
14.06.19, Игорь Воронцов
Банкротство второго по величине стального производителя Великобритании, официально объявленное 22 мая, наглядно показывает, к чему приводят необдуманные регуляторные решения правительства страны. Это хороший повод задуматься и для украинских высокопоставленных чиновников: ведь всегда лучше учиться на чужих ошибках, чем самим наступать на грабли.
10.06.19, Игорь Воронцов
Импорт известкового камня в Украину растет опережающими темпами по сравнению с показателями местных добывающих предприятий. Отрасль находится под воздействием ряда общеэкономических негативных факторов, которые сохранятся и в текущем году. Несмотря на это, планы отдельных производителей на 2019 г. довольно оптимистичны. Они надеются расширить долю рынка, потеснив импортеров. Хотя последним пока удается наращивать объемы поставок.
06.06.19, Ярослав Ярош
Холдинг Виктора Пинчука взялся системно блокировать проникновение чужеродного импорта на внутренний рынок труб. В январе 2019-го "Интерпайп" добился от Антимонопольного комитета решения, которым был разблокирован доступ компании для ряда тендеров ДК "Укргазвыдобування". В мае он получил поддержку и со стороны Минэкоразвития. Межведомственная комиссия по международной торговле начала антидемпинговое расследование в отношении импорта стальных бесшовных горячедеформированных труб из Китая.
30.05.19, Игорь Воронцов, Виктория Финчук
Начавшийся спад в жилищном строительстве негативно сказался на загрузке мощностей украинской цементной промышленности. Основные надежды предприятий связаны с планами правительства по масштабному строительству цементобетонных дорог. Это может стать драйвером роста для всей украинской экономики – поскольку одно рабочее место в дорожном строительстве создает 12 рабочих мест в смежных отраслях. А при строительстве цементобетонных дорог создается 20 рабочих мест, по подсчетам ассоциации "Укрцемент".


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!