Подробнее Запомнить город


Укрнафта: в тесноте, да и в обиде

10.08.20
размер текста:

Если говорить о государственно-частном партнерстве в бизнесе, то компания "Укрнафта" является классическим примером, как не надо делать. Имея 50%+1 акцию в "Укрнафте", государство не только не способно ею управлять, но и ежегодно теряет миллиарды гривен, уходящих на счета миноритарных акционеров – юридических лиц из условной группы "Приват" Игоря Коломойского.

Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев считает, что активы "Укрнафты" нужно разделить между частными и государственными акционерами, и даже надеется достичь консенсуса по данному поводу до конца года. Но это утопическая идея. Вынудить Коломойского выкупить госдолю и разойтись, как в море корабли, – такой план намного реалистичнее.

Миллиарды проходят мимо

Почему с "Укрнафтой" надо расставаться? Уже по той банальной причине, что она не приносит пользы своим владельцам. По крайней мере, не всем. За первую половину 2020 г. компания получила свыше 2,6 млрд грн убытков, за 2019 г. – более 4 млрд грн. Правда, в 2018 г. в бухгалтерских отчетах "Укрнафты" фигурировала прибыль – 6,43 млрд грн. Но государству из этой суммы все равно ничего не досталось. Согласно воле акционеров, 90% этой прибыли должно было уйти на выплату дивидендов. Но правление "Укрнафты" через суды блокировало это решение. Как следствие бюджет недосчитался 2,9 млрд грн.

Свою позицию в судах компания мотивировал тем, что у нее имеются непокрытые убытки за другие периоды и непогашенная налоговая задолженность. Вместе с тем, несмотря на такую финансовую недостаточность, в феврале-апреле текущего года "Укрнафта" подписала мировые соглашения с 5 компаниями, которым она в 2015 г. поставила 1 млн т сырой нефти общей стоимостью 7,6 млрд грн. Покупатели до сих пор не рассчитались за товар. Ну, ничего, "Укрнафта" не только не потребовала никаких штрафных санкций за задержку платежей (даже инфляционных), но и согласилась подождать еще 3-6 года с расчетом. Все компании, которым так повезло, контролируются офшорами, связанными с Игорем Коломойским и его партнером Геннадием Боголюбовым.

Наконец, совсем свежий финт имел место в июне текущего года, когда "Укрнафта" вдруг продала 260 тыс. т добытой нефти по цене более чем в 2 раза ниже рыночной (примерно по 18 долл. за баррель). Компания на одной этой продаже потеряла более 1 млрд грн. Половины указанной суммы недосчиталось государство. Тогда как частные акционеры свое не упустили. Исторически весь ресурс на аукционах выкупают приватовские структуры. Условия хранения и вывоза сырья из терминального парка Кременчугского НПЗ (из того же приватовского пула) отсекают любых посторонних участников. Комбинация простая до невозможного: допущенные участники торгов получают нефть по дешевке, продают на переработку по нормальной цене, разницу кладут в карман.

В конце 2000-х подобная схема в "Укрнафте" была поставлена на конвейер. Как утверждает директор консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн, в 2009 г. из компании таким образом было выведено около 800 млн долл. Говорить о возвращении к старым практикам на аукционах, может, еще рано (надо проследить, как пройдут следующие торги). Но нельзя отрицать тот факт, что руководство "Укрнафты" сознательно пошло на убыточную сделку. Оно, конечно, сколько угодно может оправдываться тем, что стартовую цену определяет аукционный комитет, состоящий преимущественно из госчиновников. Но и. о. председателя правления "Укрнафты" Олег Гез ни слова не сказал против несправедливой цены. И не прогадал. Скандальный аукцион состоялся 17 июня. А уже 31 июля "Укрнафта" подписала с ним полноценный контракт – без всяких там "и.о", и без всяких там конкурсов. До этого Олег Гез ходил в статусе исполняющего год и три месяца.

Как видим, только за последних полгода "Укрнафта" провела целый ряд действий не в пользу государственного совладельца. Если же брать на анализы весь период с 2003 г., когда в компанию зашел менеджмент, лояльный у Игорю Коломойскому, то счет потерь пойдет, наверно, на сотни миллиардов. Только ее задолженность по налогам с пеней и штрафами составляет сегодня порядка 30 млрд грн. Кроме того, по подсчетам НАБУ, более 14 млрд грн было выведено из "Укрнафты" в 2014-2015 гг. во время операций продаже нефти и закупки нефтепродуктов. В середине 2000-х "Укрнафта" выкупила несколько сотен АЗС у фирм Коломойского, потратив на это около 2 млрд грн (по тогдашнему кусу это 400 млн долл.). Причем заправки скупались оптом, в т. ч. и совсем убитые, стоимость которых была завышена в десятки раз. Это только самые яркие моменты, которые сразу приходят на память. А сколько было разного по мелочи – и не сосчитаешь. И кстати, под управлением "приватовского" менеджмента, добыча нефти по компании снизилась в 2 раза – с 2,9 млн т до 1,4 млн т годовых, добыча газа упала в 3 раза – с 3,3 млрд кубометров до 1,1 млрд кубометров годовых.

Биться или мириться?

Что ж, у "Укрнафты" тоже есть свои претензии к НАК "Нафтогаз Украины", олицетворяющей государство в составе ее акционеров. И за них менеджмент сражается значительно жестче, чем за державный интерес. Ключевой спор касается природного газа, добытого "Укрнафтой" в 2005-2010 гг. Она закачивала его в подземные хранилища, а НАК по настоянию правительства продавала этот ресурс населению по льготным ценам. "Укрнафта" своего согласия на такую продажу не давала, поэтому считает, что около 10 млрд кубов у нее просто украли. Такую позицию ее юристы отстаивают в судах. "Нафтогаз" многие годы этот долг не признавал, но в начале 2020 г. лед неожиданно тронулся. В феврале стороны подписали мировое соглашение, подгадав его так, чтобы одним махом перекрыть всю налоговую задолженность "Укрнафты".

Процедура следующая: "Нафтогаз" признает, что самовольно присвоил газ «Укрнафты», поэтому готов заплатить за него 15 млрд грн, а вдобавок еще и внести предоплату на сумму 14,6 млрд грн за ресурс будущих периодов, который он будет покупать у "Укрнафты". Итого, денег ей должно хватить впору на выплату налогов и штрафов. Но и здесь кроются свои хитринки. Во-первых, цена на газ зафиксированана уровне котировок в марте 2019 г., а не в феврале 2020-го, когда они снизились примерно на 30% (в итоге вылезает переплата более 3 млрд грн). Во-вторых, "Укрнафта" отказалась брать должок натурой (хотя так было бы проще всего), поскольку такая операция не обнулит ее убытки в бухгалтерской отчетности. В-третьих, мировая касается только 2 млрд кубов из 10-ти, но она создает прецедент, позволяющий теперь требовать от НАК и остальных выплат по схожей схеме.

С таким бэкграундом в отношениях мечтать о честном и справедливом распределении активов "Укрнафты" между частным и государственным собственниками не приходится. Даже если допустить, что председатель правления "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев в это искренне верит. Не так давно верил и его зам Юрий Витренко. Но теперь он уволен и из "Нафтогаза", и с должности главы наблюдательного совета "Укрнафты". Намного реалистичнее смотрит на ситуацию экс-министр экономики Украины Айварас Абромавичюс. "Я не очень понимаю, как с частным акционером вообще можно сосуществовать, – заявил он недавно. – Поэтому или вместе продавать этот актив, или выкупать у частного акционера, или частный акционер должен выкупить у государства – это единственные пути решения".

Конечно, команда Коломойского может не проявлять желания ни продавать, ни покупать акции – ей и так неплохо. Но для этого у государства все же остается несколько рычагов влияния, способных повлиять на ее позицию. Традиционно, и кнуты, и пряники. Ну, например, уголовные дела о миллиардных хищениях в компании за период 2014-2015 гг. еще никто не закрывал. Хоть и до суда не довел. Есть также нюансы с лицензиями на недропользование. Насчитывается более десятка месторождений, где срок действия лицензий заканчивается в 2020-2021 гг. (по некоторым даже уже истек). Есть ли резон их пролонгировать недропользователю, который не платит вовремя ни налоги, ни дивиденды? В конце концов, остаются еще те неурегулированные 8 млрд кубов природного газа, о которых упоминалось выше. Потенциально их можно обменять на акции. Если 2 млрд кубов оценили в 15 млрд грн, значит, 8 млрд кубов потянут на все 60 млрд грн. Кстати, Андрей Коболев говорил недавно, что оценка активов "Укрнафты" уже завершена. Интересно было бы услышать цифру.

Ярослав Ярош

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
10.09.20, Ярослав Ярош
Турецкие металлурги восстали против системы квот на импорт стали в ЕС и пытаются ее разрушить, обратившись во Всемирную торговую организацию. Процесс вряд ли будет быстрым, но он тронулся. И Турция уже имеет опыт побед в подобных спорах.
20.07.20, Ярослав Ярош
Украина владеет одними из богатейших в мире месторождений титановых руд. Но так и научилась эффективно торговать этим сырьем. Закрытость рынка создает благодатные условия для "схематоза". Ни одна из команд, управляющих государственными титановыми активами, не сумела удержаться от такого искушения. В том числе и та, что сейчас у руля.
13.07.20, Василий Январев
В Украине стартовала очередная попытка оживить отечественную промышленность. Комитет Верховной Рады по вопросам экономического развития выступил с инициативой внедрить, такой всемирно признанный инструмент промполитики, как локализация машиностроительной продукции при госзакупках. Инициаторы изменений, профильные эксперты и производственники уверяют, что законопроект №3739 будет полезным для украинской экономики, но хватит ли у государства политической воли довести дело до конца?
06.07.20, Елена Курашина
Государственный монополист "Укрзализныця" в очередной раз создал проблему для грузоперевозчиков. Причина благая – обеспечение безопасности движения. Но ее формальная реализация уже поставила ряд крупнейших отечественных предприятий на грань остановки.
26.06.20, Ярослав Ярош
За два первых квартала 2020 г. спрос на сталь в мире фатально просел. За два следующих, есть надежда, он будет восстанавливаться. Но медленно и осторожно. Поэтому по итогам года в минусе окажутся все крупнейшие сталепроизводители за исключением, возможно, Китая. Такие выводы вытекают из последнего отчета ассоциации WorldSteel. Ухудшить и без того сдержанный прогноз может вторая волна коронавируса и желание некоторых участников рынка слишком быстро возобновить производство. Это как в случае с водолазом, опустившимся глубоко на дно - резкое всплытие может его убить.
23.06.20, Василий Январев, Елена Курашина
Необдуманное введение квот на импорт серной кислоты в июле 2018 года резко ухудшило ситуацию для отраслей, использующих ее в своих производственных процессах. Цена на этот ресурс для потребителей выросла более чем вдвое, но самое худшее, что дефицит кислоты грозит масштабными техногенными и экологическими катастрофами на металлургических и коксохимических предприятиях.
12.06.20, Василий Январев, Елена Курашина
Коронавирусный кризис внес серьезные коррективы в украинский рынок труда. На фоне роста безработицы, сокращения зарплат, а также невозможностью для многих заробитчан вернуться на свои рабочие места в странах ЕС конкуренция за хорошие рабочие места в Украине резко обострилась. Особенно в крупных промышленных компаниях, которые держаться на плаву и способны обеспечивать своим сотрудникам приемлемый уровень зарплат.
02.06.20, Анна Долгих
О важности существования независимого регулятора на транспорте в контексте создания системы прозрачных тарифов потребители транспортных услуг уже набили оскомину, рассказывая об этом на всевозможных площадках для коммуникации между бизнесом и властью. Но очередной предложенный проект создания НКРТ еще далек от совершенства.
28.05.20, Ярослав Ярош
"Укрзализныця" задекларировала самое масштабное обновление локомотивного парка за все времена независимости. В период 2021-2025 гг. она намерена приобрести 205 новых локомотивов, для чего начала предварительный отбор поставщиков. Но украинские промышленники дружно раскритиковали условия такого отбора. Камнем преткновения стала норма локализации производства локомотивов в Украине. УЗ согласна минимум в 15%. Машиностроители заявляют, что способны обеспечить и 50-процентную глубину локализации.
28.04.20, Ярослав Ярош
Под предлогом пандемии европейское стальное лобби готовит почву для сокращения квот на импорт стальной продукции на территорию ЕС. В течение апреля Еврокомиссию буквально засыпали просьбами кардинально закрыть внутренний рынок. В обращениях, как правило, речь идет об урезании квот на 75% как минимум на полгода. По плану новые параметры квот Еврокомиссия должна официально объявить 1 июля. Но большинство металлургов из ЕС настаивает на экстренном пересмотре.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!