Подробнее Запомнить город


ЮВА: Дракон опасен непредсказуемостью

08.01.19
размер текста:

Регион Юго-Восточной Азии не входит в число основных рынков сбыта для украинских металлургов. Но растущий торговый протекционизм в ЕС и обострение конкуренции в регионе MENA (Ближний Восток и Северная Африка) делают ЮВА привлекательным для производителей, желающих поддержать и нарастить стальные продажи.

По итогам 2017 г. страны ЮВА импортировали около 50 млн т металлопродукции. Речь идет прежде всего о членах организации АСЕАН: Вьетнаме, Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Таиланде и Филиппинах. Это так называемые "новые азиатские драконы" с быстро растущей экономикой. В 2017 г. они вместе дружно "проглотили" 73,8 млн т стали. Т.е. потребности в стальной продукции обеспечивались за счет собственного производства только на 32%.

По оценкам South East Asia Iron&Steel Institute, за 2018 г. "аппетит" "драконов" вырастет еще на 5-6%, до 78 млн т. А генеральный директор сингапурской компании NatSteel (входит в индийскую группу Tata Steel) Ашиш Анупам на октябрьской конференции World steel association в Токио выразил уверенность, что ЮВА в целом и АСЕАН в частности останутся крупными импортерами стали по крайней мере до 2030 г. По его прогнозу, к этому времени стальное потребление в регионе вырастет до 145 млн т, т.е. удвоится по сравнению с итогами 2017 г.

Оптимизм NatSteel основан на впечатляющих масштабах инфраструктурного и жилищного строительства в регионе, бурном развитии автопрома и судостроения. Поэтому, казалось бы, надо немедленно заказывать билеты на авиарейс в Ханой, Джакарту, Бангкок или Куала-Лумпур и лететь навстречу новым долгосрочным контрактам. Однако при более внимательном рассмотрении не все так радужно.

Особенности азиатского сбыта

Из всего стального импорта в АСЕАН 67% пришлось на поставки из Китая, остальные объемы поделили металлурги Южной Кореи и Японии. Но есть нюансы: например, многие вьетнамские прокатные заводы закупают стальную заготовку только у китайских производителей – поскольку те ранее вложились в строительство этих заводов и сейчас они являются совместными предприятиями. Очевидно, что в таком случае сторонним импортерам со своими полуфабрикатами заинтересовать вьетнамских прокатчиков очень сложно.

Кроме того, стальная выплавка во Вьетнаме увеличивается темпами, намного обгоняющими рост спроса: за 11 мес. 2018 г. – а 36,2%, до 12,839 млн т, благодаря вводу в эксплуатацию II очереди доменного производства на меткомбинате Formosa Ha Tinh в июне 2018 г. Т.е. даже китайской заготовке становится все труднее находить дорогу на вьетнамский рынок. Причем на ввоз заготовки и сортового проката с 2016 г. еще и действуют защитные пошлины в размере 19,3%, независимо от страны происхождения.

В результате стальной импорт в страну сокращается, а экспорт – растет. По данным Vietnam Steel Association, за январь-август 2018 г. ввоз металлопродукции снизился на 11%, до 9,3 млн т, а зарубежные отгрузки местных металлургов уже за январь-июль взлетели на 40,4%, до 3,41 млн т. Да, импорт все еще в 3 раза превышает экспорт, но если посмотреть на динамику, становится понятно, что до нулевого паритета не так уж и далеко, каких-то 2-3 года.

При этом средняя стоимость ввозной металлопродукции составила 742 долл./т, а экспортной – 720 долл./т. Из этого следует, что спрос в стране есть на более высокомаржинальные стальные изделия, чем у местных производителей – поскольку в натуральных объемах на полуфабрикаты приходится свыше половины импорта. Но если конкурировать с вьетнамцами по готовой продукции, то уже сейчас в стране есть избыток мощностей по выпуску арматуры, холоднокатаного листа и проката с полимерными покрытиями.

И тесно им становится уже не только на внутреннем рынке, но и на внешних. Поэтому Офис торгового представителя США в мае 2018 г. ввел заградительные пошлины на вьетнамский прокат из китайской заготовки: 199,76% – антидемпинговые пошлины плюс 256,44% – компенсационные пошлины на х/к и г/к рулон в дополнение к стандартным 25% ввозных тарифов.

По итогам января-июля 2018 г. США оставались вторым по величие рынком сбыта для вьетнамской стали: 15,6% от всего экспорта, с приростом на 71,6% в натуральных объемах, до 532,8 тыс. т. Однако далее американским продажам надо искать замену и, скорее всего, вьетнамцы попытаются сделать это "не отходя от кассы", т.е. в рамках ЮВА. Поскольку уже за 7 мес. 2018 г. главным направлением импорта была соседняя Камбоджа – поставки туда выросли на 49%, до 717,6 тыс. т, забрав 21% стального экспорта.

Еще 11,5% пришлось на поставки в Малайзию и 11% – в Индонезию, прирост в натуральных объемах составил 88,5% и 22,3%, до 391,6 тыс. т и 372,5 тыс. т. При этом уже в июне правительство Индонезии тоже отреагировало на энтузиазм вьетнамцев, охладив его антидемпинговыми пошлинами на п/п прокат. В Малайзии это сделали гораздо раньше – в январе 2016 г., через 2 мес. расширив защитные меры и на х/к рулон вьетнамского производства. В середине ноября 2018 г. под малазийские антидемпинговые пошлины попала оцинковка из Китая и Вьетнама.

Это показывает, что, несмотря на привлекательную для импортеров статистику стальной торговли, страны ЮВА и прежде всего АСЕАН умеют защищать своих производителей не хуже европейцев и американцев. Причем даже внутри АСЕАН никто особо друг с другом не церемонится, единого рынка, как в ЕС, нет и в помине. Зато есть местные особенности. Об одной из них, позволяющей китайцам уверено лидировать по объемам стального импорта, говорилось выше. Аналогично действуют японцы и южнокорейцы.

Взять, к примеру, Таиланд, который воздерживается от защитных пошлин на ввоз х/к автолиста. Казалось бы, занимая 9-е место среди ведущих мировых стран-автопроизводителей, логично было бы наладить его собственный выпуск – благо, за внутренний сбыт можно не волноваться. Однако завоз автолиста идет главным образом из Японии. И при этом в Таиланде находятся заводы Honda, Toyota Motors, Mitsubishi, Mazda, Isuzu и Nissan – которые как раз и обеспечивают тайскому автопрому место в топ-10 мирового рейтинга.

Теперь понятно, почему именно японский автолист в Таиланде имеет приоритет при импорте. Тогда как собственное стальное производство стагнирует: за январь-ноябрь 2018 г. показатель снизился на 2% в годовом сравнении, до 4 млн т.

Обманчивая стабильность

Прыжок "азиатских драконов" имеет свойство иногда переходить в падение. Обычно это происходит неожиданно для остального мира. Достаточно вспомнит азиатский кризис 1998 г. Вот почему не стоит обманываться стремительным ростом экономик АСЕАН. Например, в Малайзии в 2014-2016 гг. потребление стали превышало 10 млн т. в год, а в 2017 г. - сократилось до 9,4 млн т., по данным малазийской металлургической ассоциации MISIF.

В октябре президент MISIF Датук Лим Нон Тье прогнозировал дальнейшее снижение спроса на сталь в строительном секторе Малайзии на 5% по итогам 2018 г. – из-за сокращения финансирования инфраструктурных проектов государством. При этом даже в относительно благополучном 2016 г. крупнейший в стране металлургический комбинат Megasteel был остановлен из-за падения объемов выпуска и накопленных убытков.

Сейчас металлурги Малайзии связывают свои надежды с планами правительства по строительству третьего в стране автозавода – это даст дополнительный спрос на г/к и х/к лист, который, кроме Megasteel, производят Southern Steel и Mycron Steel. И уже сейчас они лоббируют вопрос о введении заградительных пошлин на данную продукцию.

Отдельно надо сказать о строительстве новых сталеплавильных мощностей в ЮВА для покрытия растущего спроса. Ранее во Вьетнаме была принята программа стоимостью 12 млрд долл. по доведению стальной выплавки до 25 млн т в год. Но энтузиазм властей несколько охладила крупная экологическая катастрофа при вводе в эксплуатацию I очереди Formosa Ha Tinh в 2016 г. Поэтому выдача разрешений на строительство новых предприятий пока приостановлена.

Зато в Индонезии еще нет такого негативного бэкграунда. Поэтому там планы наиболее масштабны и реализуются полным ходом. Так, с конца декабря 2017 г. местная Gunung Steel Group и китайская Shenwu Technology Corp. строят меткомбинат на 3 млн т в год в провинции Южный Калимантан. Стоимость проекта – 3 млрд долл. Кроме того, китайская Tsingshan Holding Group, один из ведущих мировых производителей нержавейки, решила заняться выпуском углеродистой стали в индустриальном парке Morowali на о.Сулавеси, где у нее уже идут несколько проектов по нержавейке. Годовая мощность этого комбината составит 4-5 млн т в год, его стоимость оценивается в пределах 4-5 млрд долл.

Таким образом, если ранее южноазиатская металлургия была представлена главным образом электросталеплавильными заводами, то теперь основной акцент делается на создании "традиционных" вертикально-интегрированных комбинатов. К упомянутому малайзийскому Megasteel на 5 млн т стали в год, построенному в 1999 г., в 2013-2016 гг. присоединился индонезийский комбинат Krakatau Steel на 6 млн т, построенный при участии южнокорейского металлургического гиганта Posco.

Третьим интегрированным предприятием стал вьетнамский Formosa Ha Tinh, построенный при участии тайваньских корпораций Formosa и China Steel и японской JFE Steel. Ожидается, что в 2019 г. его мощности возрастут до 7 млн т и далее до 10-12 млн т. Поставщиком железной руды для Formosa Ha Tinh стала австралийская корпорация Rio Tinto, Megasteel покупает руду у бразильской Vale, а индонезийцы работают на местном сырье. Из этого следует, что в целом собственное стальное производство в ЮВА растет не менее стремительно, чем спрос. При этом оно становится более конкурентным за счет перехода к "традиционной" технологии выплавки стали из руды.

Игорь Воронцов

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
17.05.19, Ярослав Ярош
За последнюю декаду апреля российской "Транснефти" удалось загрязнить ядовитой хлорорганикой около 6000 км трубопроводной системы "Дружба". Только по предварительным подсчетам российские потери составят свыше 1 млрд долл. Как говорится, и диверсантов не надо. Украина же на истории с грязной нефтью может даже подзаработать в краткосрочной перспективе, хотя потерять – в длинной.
07.05.19, Ярослав Ярош
22 апреля Госкомитет по геологии и недрам продал через систему ProZorro 7 лотов на право добычи полезных ископаемых общей стоимостью 143 млн грн. Самые дорогие куски скупили компании, близкие к владельцу крупнейшей украинской сети супермаркетов АТБ Геннадию Буткевичу и немного к министру внутренних дел Арсену Авакову. В корзине их покупок – цирконий, титан, бериллий, графит.
23.04.19, Игорь Воронцов
Проблемы турецкой экономики, а вместе с ними и турецкой металлургии, играют на руку украинским стальным производителям. На фоне падения выплавки в Турции они получили прекрасную возможность увеличить продажи в странах Южной Европы и Ближнего Востока. Конкуренция на этих рынках между украинскими и турецкими металлургами традиционно носит жесткий характер.
19.04.19, Ярослав Ярош
Год спустя после выкупа у российского холдинга Evraz Александр Ярославский завел под единую крышу два своих металлургических актива. Теперь деятельность Днепровского металлургического завода и ГОКа "Сухая Балка" (Кривой Рог) будет координировать управленческая компания DCH Steel Management. Хотя для построения полнокровной горно-металлургической вертикали этого недостаточно. Угледобыча и обогащение руды остаются слабыми звеньями всей конструкции.
12.04.19, Игорь Воронцов
Южнокорейская корпорация Posco, пятый по величине стальной производитель в мире, в начале текущего года объявила об отказе от крупных инвестиций за рубежом, завершив десятилетие активной экспансии на внешних рынках.
09.04.19, Ярослав Ярош
НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укрнафта" начали процесс цивилизованного развода, в финале которого государство должно выйти из акционеров "Укрнафты", а бизнес-группа Игоря Коломойского оформить над ней полный контроль, в т. ч. и де-юре. Переход может затянуться на несколько лет, но первый шаг уже сделан. 28 марта акционеры "Укрнафты" и руководство НАК "Нафтогаз Украины" согласовали механизм взаимного очищения от долгов. Как часто бывает в подобных случаях, в конце многоходовки денег недосчитается бюджет.
03.04.19, Игорь Воронцов
Экологический налог в Украине регулярно повышается, но экологическая обстановка как минимум не становится лучше. Несмотря на уменьшение числа действующих промышленных предприятий, уровень вредных выбросов остается стабильно высоким. Почему так происходит, и что с этим делать?
29.03.19, Ярослав Ярош
За последний год Одесский припортовый завод не удалось ни продать, ни запустить. В начале 2019 г. ОПЗ нашел для себя очередного сомнительного партнера, обещавшего обеспечить предприятие природным газом. Но это партнерство заблокировала НАК "Нафтогаз Украины", которая, возможно, сама готова оформить опеку над припортовым.
25.03.19, Павел Вернивский
В развитых странах доля сектора услуг в ВВП давно доминирует, и промышленность, на первый взгляд, оказалась на вторых ролях, что дало возможность экономистам заявить о вступлении общества в новую стадию – постиндустриальную. Но если внимательно присмотреться, то можно заметить, что промышленность никуда не делась, просто косвенно занятые в ней работники де-факто учитываются по другой статье.
18.03.19, Ярослав Ярош
Более 10 лет руководство комбината "ArcelorMittal Кривой Рог" вело разговоры о строительстве новой агломерационной фабрики на предприятии. Но в начале 2019-го из дирекции АМКР прилетели другие вводные. Комбинат решил отказаться от прежней идеи. Теперь вместо новой аглофабрики должна появиться фабрика по окомкованию ЖРС. Такой объект, согласно предварительным расчетам, и экологичнее, и экономически выгоднее. Но при этом реконструкция обогатительного хозяйства на АМКР затянется и подорожает.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!