Подробнее Запомнить город


ЮВА: Дракон опасен непредсказуемостью

08.01.19
размер текста:

Регион Юго-Восточной Азии не входит в число основных рынков сбыта для украинских металлургов. Но растущий торговый протекционизм в ЕС и обострение конкуренции в регионе MENA (Ближний Восток и Северная Африка) делают ЮВА привлекательным для производителей, желающих поддержать и нарастить стальные продажи.

По итогам 2017 г. страны ЮВА импортировали около 50 млн т металлопродукции. Речь идет прежде всего о членах организации АСЕАН: Вьетнаме, Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Таиланде и Филиппинах. Это так называемые "новые азиатские драконы" с быстро растущей экономикой. В 2017 г. они вместе дружно "проглотили" 73,8 млн т стали. Т.е. потребности в стальной продукции обеспечивались за счет собственного производства только на 32%.

По оценкам South East Asia Iron&Steel Institute, за 2018 г. "аппетит" "драконов" вырастет еще на 5-6%, до 78 млн т. А генеральный директор сингапурской компании NatSteel (входит в индийскую группу Tata Steel) Ашиш Анупам на октябрьской конференции World steel association в Токио выразил уверенность, что ЮВА в целом и АСЕАН в частности останутся крупными импортерами стали по крайней мере до 2030 г. По его прогнозу, к этому времени стальное потребление в регионе вырастет до 145 млн т, т.е. удвоится по сравнению с итогами 2017 г.

Оптимизм NatSteel основан на впечатляющих масштабах инфраструктурного и жилищного строительства в регионе, бурном развитии автопрома и судостроения. Поэтому, казалось бы, надо немедленно заказывать билеты на авиарейс в Ханой, Джакарту, Бангкок или Куала-Лумпур и лететь навстречу новым долгосрочным контрактам. Однако при более внимательном рассмотрении не все так радужно.

Особенности азиатского сбыта

Из всего стального импорта в АСЕАН 67% пришлось на поставки из Китая, остальные объемы поделили металлурги Южной Кореи и Японии. Но есть нюансы: например, многие вьетнамские прокатные заводы закупают стальную заготовку только у китайских производителей – поскольку те ранее вложились в строительство этих заводов и сейчас они являются совместными предприятиями. Очевидно, что в таком случае сторонним импортерам со своими полуфабрикатами заинтересовать вьетнамских прокатчиков очень сложно.

Кроме того, стальная выплавка во Вьетнаме увеличивается темпами, намного обгоняющими рост спроса: за 11 мес. 2018 г. – а 36,2%, до 12,839 млн т, благодаря вводу в эксплуатацию II очереди доменного производства на меткомбинате Formosa Ha Tinh в июне 2018 г. Т.е. даже китайской заготовке становится все труднее находить дорогу на вьетнамский рынок. Причем на ввоз заготовки и сортового проката с 2016 г. еще и действуют защитные пошлины в размере 19,3%, независимо от страны происхождения.

В результате стальной импорт в страну сокращается, а экспорт – растет. По данным Vietnam Steel Association, за январь-август 2018 г. ввоз металлопродукции снизился на 11%, до 9,3 млн т, а зарубежные отгрузки местных металлургов уже за январь-июль взлетели на 40,4%, до 3,41 млн т. Да, импорт все еще в 3 раза превышает экспорт, но если посмотреть на динамику, становится понятно, что до нулевого паритета не так уж и далеко, каких-то 2-3 года.

При этом средняя стоимость ввозной металлопродукции составила 742 долл./т, а экспортной – 720 долл./т. Из этого следует, что спрос в стране есть на более высокомаржинальные стальные изделия, чем у местных производителей – поскольку в натуральных объемах на полуфабрикаты приходится свыше половины импорта. Но если конкурировать с вьетнамцами по готовой продукции, то уже сейчас в стране есть избыток мощностей по выпуску арматуры, холоднокатаного листа и проката с полимерными покрытиями.

И тесно им становится уже не только на внутреннем рынке, но и на внешних. Поэтому Офис торгового представителя США в мае 2018 г. ввел заградительные пошлины на вьетнамский прокат из китайской заготовки: 199,76% – антидемпинговые пошлины плюс 256,44% – компенсационные пошлины на х/к и г/к рулон в дополнение к стандартным 25% ввозных тарифов.

По итогам января-июля 2018 г. США оставались вторым по величие рынком сбыта для вьетнамской стали: 15,6% от всего экспорта, с приростом на 71,6% в натуральных объемах, до 532,8 тыс. т. Однако далее американским продажам надо искать замену и, скорее всего, вьетнамцы попытаются сделать это "не отходя от кассы", т.е. в рамках ЮВА. Поскольку уже за 7 мес. 2018 г. главным направлением импорта была соседняя Камбоджа – поставки туда выросли на 49%, до 717,6 тыс. т, забрав 21% стального экспорта.

Еще 11,5% пришлось на поставки в Малайзию и 11% – в Индонезию, прирост в натуральных объемах составил 88,5% и 22,3%, до 391,6 тыс. т и 372,5 тыс. т. При этом уже в июне правительство Индонезии тоже отреагировало на энтузиазм вьетнамцев, охладив его антидемпинговыми пошлинами на п/п прокат. В Малайзии это сделали гораздо раньше – в январе 2016 г., через 2 мес. расширив защитные меры и на х/к рулон вьетнамского производства. В середине ноября 2018 г. под малазийские антидемпинговые пошлины попала оцинковка из Китая и Вьетнама.

Это показывает, что, несмотря на привлекательную для импортеров статистику стальной торговли, страны ЮВА и прежде всего АСЕАН умеют защищать своих производителей не хуже европейцев и американцев. Причем даже внутри АСЕАН никто особо друг с другом не церемонится, единого рынка, как в ЕС, нет и в помине. Зато есть местные особенности. Об одной из них, позволяющей китайцам уверено лидировать по объемам стального импорта, говорилось выше. Аналогично действуют японцы и южнокорейцы.

Взять, к примеру, Таиланд, который воздерживается от защитных пошлин на ввоз х/к автолиста. Казалось бы, занимая 9-е место среди ведущих мировых стран-автопроизводителей, логично было бы наладить его собственный выпуск – благо, за внутренний сбыт можно не волноваться. Однако завоз автолиста идет главным образом из Японии. И при этом в Таиланде находятся заводы Honda, Toyota Motors, Mitsubishi, Mazda, Isuzu и Nissan – которые как раз и обеспечивают тайскому автопрому место в топ-10 мирового рейтинга.

Теперь понятно, почему именно японский автолист в Таиланде имеет приоритет при импорте. Тогда как собственное стальное производство стагнирует: за январь-ноябрь 2018 г. показатель снизился на 2% в годовом сравнении, до 4 млн т.

Обманчивая стабильность

Прыжок "азиатских драконов" имеет свойство иногда переходить в падение. Обычно это происходит неожиданно для остального мира. Достаточно вспомнит азиатский кризис 1998 г. Вот почему не стоит обманываться стремительным ростом экономик АСЕАН. Например, в Малайзии в 2014-2016 гг. потребление стали превышало 10 млн т. в год, а в 2017 г. - сократилось до 9,4 млн т., по данным малазийской металлургической ассоциации MISIF.

В октябре президент MISIF Датук Лим Нон Тье прогнозировал дальнейшее снижение спроса на сталь в строительном секторе Малайзии на 5% по итогам 2018 г. – из-за сокращения финансирования инфраструктурных проектов государством. При этом даже в относительно благополучном 2016 г. крупнейший в стране металлургический комбинат Megasteel был остановлен из-за падения объемов выпуска и накопленных убытков.

Сейчас металлурги Малайзии связывают свои надежды с планами правительства по строительству третьего в стране автозавода – это даст дополнительный спрос на г/к и х/к лист, который, кроме Megasteel, производят Southern Steel и Mycron Steel. И уже сейчас они лоббируют вопрос о введении заградительных пошлин на данную продукцию.

Отдельно надо сказать о строительстве новых сталеплавильных мощностей в ЮВА для покрытия растущего спроса. Ранее во Вьетнаме была принята программа стоимостью 12 млрд долл. по доведению стальной выплавки до 25 млн т в год. Но энтузиазм властей несколько охладила крупная экологическая катастрофа при вводе в эксплуатацию I очереди Formosa Ha Tinh в 2016 г. Поэтому выдача разрешений на строительство новых предприятий пока приостановлена.

Зато в Индонезии еще нет такого негативного бэкграунда. Поэтому там планы наиболее масштабны и реализуются полным ходом. Так, с конца декабря 2017 г. местная Gunung Steel Group и китайская Shenwu Technology Corp. строят меткомбинат на 3 млн т в год в провинции Южный Калимантан. Стоимость проекта – 3 млрд долл. Кроме того, китайская Tsingshan Holding Group, один из ведущих мировых производителей нержавейки, решила заняться выпуском углеродистой стали в индустриальном парке Morowali на о.Сулавеси, где у нее уже идут несколько проектов по нержавейке. Годовая мощность этого комбината составит 4-5 млн т в год, его стоимость оценивается в пределах 4-5 млрд долл.

Таким образом, если ранее южноазиатская металлургия была представлена главным образом электросталеплавильными заводами, то теперь основной акцент делается на создании "традиционных" вертикально-интегрированных комбинатов. К упомянутому малайзийскому Megasteel на 5 млн т стали в год, построенному в 1999 г., в 2013-2016 гг. присоединился индонезийский комбинат Krakatau Steel на 6 млн т, построенный при участии южнокорейского металлургического гиганта Posco.

Третьим интегрированным предприятием стал вьетнамский Formosa Ha Tinh, построенный при участии тайваньских корпораций Formosa и China Steel и японской JFE Steel. Ожидается, что в 2019 г. его мощности возрастут до 7 млн т и далее до 10-12 млн т. Поставщиком железной руды для Formosa Ha Tinh стала австралийская корпорация Rio Tinto, Megasteel покупает руду у бразильской Vale, а индонезийцы работают на местном сырье. Из этого следует, что в целом собственное стальное производство в ЮВА растет не менее стремительно, чем спрос. При этом оно становится более конкурентным за счет перехода к "традиционной" технологии выплавки стали из руды.

Игорь Воронцов

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
15.01.19, Ярослав Ярош
Под конец 2018 г. украинский рынок металлолома погрузился чуть ли не в дзен: покупатели не метались из-за нехватки запасов, продавцы наслаждались хоть и медленным, зато стабильным ростом цен. Но любая идиллия недолговечна, а эта тем более. Нынешняя сбалансированность на внутреннем рынке опирается только на одну ногу – административно-тарифное регулирование. Вторая – эффективность ломозаготовки – продолжает хромать.
04.01.19, Ярослав Ярош
Украинские производители подшипников празднуют промежуточную победу. В декабре Межведомственная комиссия по международной торговле возбудила антидемпинговое расследование против импорта подшипников с цилиндрическими роликами происхождением из Казахстана. Но конечной мишенью в этом деле является российский холдинг ЕПК, чья продукция давно мозолит глаза Харьковскому подшипниковому заводу – инициатору расследования.
27.12.18, Игорь Воронцов
Рост стоимости активов в мировом горно-металлургическом комплексе и оживление процессов M&A свидетельствуют о подъеме и окончательном завершении кризиса в отрасли. При этом "болезни", которые к нему привели, никуда не делись: избыточные сталеплавильные мощности по-прежнему велики, а барьеры торгового протекционизма в уходящем году стали еще выше.
21.12.18, Ярослав Ярош
В 2018 г. большая приватизация снова провалена. И несостоявшиеся торги по "Центрэнерго" – как кислая вишенка на этом приевшемся торте. Правительство, возможно, даже отправит в отставку и. о. главы Фонда госимущества Виталия Трубарова. Не особо веря, что кадровые перестановки кардинально изменят ситуацию. Ведь у предшественника Трубарова тоже ничего не получилось. Да и накануне избирательной кампании в стране на эту стратегическую должность придется искать такого же временщика. Серьезные ставки пойдут уже после выборов.
18.12.18, Василий Январев
В уходящем году украинский горно-металлургический комплекс демонстрирует на первый взгляд неплохие показатели: производство увеличивается, финансовые показатели предприятий улучшаются. Но все это достигнуто в первую очередь за счет экспорта – внутренний рынок остается традиционно слабым, и это таит для отечественной металлургии немалые риски.
13.12.18, Игорь Воронцов
Металлургические предприятия КНР радикально улучшили свое финансовое положение по итогам января-сентября. Это позволяет китайцам упрочить мировое лидерство по объемам стальной выплавки. Причем секрет их успеха очень прост. Но далеко не все могут идти таким путем.
07.12.18, Ярослав Ярош
В 2018 г. Украина выйдет на третье место в Европе по потреблению сжиженного газа (LPG) на автотранспорте, обогнав Италию и отставая только от Польши и Турции. Емкость внутреннего рынка в денежном эквиваленте уже подобралась к 1 млрд долл. Но не стоит торопиться с фанфарами. Топливные трейдеры отмечают, что LPG-рынок в стране приближается к потолку, а платой за стремительный рост четырех прошедших лет стала его скрытая уязвимость – слишком разросшийся теневой сектор и слишком большая зависимость от России.
04.12.18, Игорь Воронцов
ПАО "Укрзализныця" анонсировала планы очередного многоэтапного повышения своих тарифов на грузоперевозки в 2019 г. В случае поддержки данной инициативы правительством ситуация в промышленности серьезно ухудшится и сама компания в итоге лишь потеряет объемы перевозок. Но монополист в своих решениях не привык руководствоваться ни рыночной логикой, ни государственными интересами, ни просто здравым смыслом.
30.11.18, Игорь Воронцов
Экспансия в Латинскую Америку, анонсированная председателем турецкой ассоциации экспортеров стали CIB Аднаном Асланом в начале ноября на отраслевой конференции Alacero в Колумбии, сыграла бы на руку украинским металлургам. Это хотя бы немного сняло напряжение там, где их интересы пересекаются в борьбе за сбыт, т.е. в ЕС и на Ближнем Востоке.
28.11.18, Ярослав Ярош
Подписание договоров о режиме свободной торговли с ЕС (в 2016 г.) и Канадой (в 2017 г.) способствовало росту товарооборота между Украиной и этими партнерами, хотя и не снесло до основания все торговые барьеры. Теперь в Киеве готовы сделать подобный шаг и в восточном направлении. Точнее два шага. Договор о ЗСТ с Турцией уже почти готов, а с Китаем – только на начальной переговорной стадии. Однако ожидания относительно выгодности новых зон неоднозначные.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!