Подробнее Запомнить город


Свободная торговля с восточным креном

28.11.18
размер текста:

Подписание договоров о режиме свободной торговли с ЕС (в 2016 г.) и Канадой (в 2017 г.) способствовало росту товарооборота между Украиной и этими партнерами, хотя и не снесло до основания все торговые барьеры. Теперь в Киеве готовы сделать подобный шаг и в восточном направлении. Точнее два шага. Договор о ЗСТ с Турцией уже почти готов, а с Китаем – только на начальной переговорной стадии. Однако ожидания относительно выгодности новых зон неоднозначные.

Турция – горячо

В начале ноября во время встречи в Стамбуле президенты Украины и Турции говорили о том, чтобы подписать договор о свободной торговле еще до конца 2018 г. Незадолго до этого первый вице-премьер Степан Кубив заявлял, что список товарных позиций, на который будет распространятся свободный режим, согласован на 90%. Однако, не стоит опережать события. В 2016 г. Порошенко и Эрдоган при встрече также утверждали, что документ о ЗСТ почти на выходе.

Сейчас, по словам украинского президента, несогласованными остается ряд товарных позиций в текстильной промышленности и сельском хозяйстве. А вот в черной металлургии все нестыковки уже вроде как сняты. Согласно правительственным источникам в Анкаре, на которые ссылаются, турецкие медиа, металлопродукция не будет полностью вынесена за скобки соглашения. Однако от украинских экспортеров, вероятно, потребуют взять на себя некие добровольные ограничения. Насколько они будут приемлемыми для отечественных сталепроизводителей, покажут детали. Хотя хуже вряд ли станет. После того, как Турция в октябре решила применять 25-процентную пошлину на плоский и сортовой прокат, прутки, нержавейку, трубы, профили и др., некоторые из наших экспортных позиций (особенно арматура и катанка) рискуют стать невъездными.

В 2017 г. Украина поставила в Турцию 1,63 млн тонн проката на 680 млн долл. В текущем году примерно те же 1,6 млн т были проданы за 9 месяцев. Но теперь более 30% этого экспорта попало под ограничения. Правда, пока что решение считается промежуточным, и 25% пошлины будет взиматься только после превышения установленных турецким правительством квот. Месяц спустя после объявления защитных мер квоты были выбраны лишь на 6,4-11,7% (по разным товарным группам). Но все равно ходить под таким дамокловым мечом неприятно. Во-первых, нет полной уверенности в том, что через 200 дней квоты рассосутся, а пошлины останутся. Во-вторых, ситуация на внутреннем рынке Турции может оживиться. Это сейчас там царят упаднические настроения и слабый спрос, вызванный резким ухудшением общей экономической ситуации в стране во второй половине 2018 г.

Соответственно украинский сектор ГМК с осторожным оптимизмом ждет подписания ЗСТ с Анкарой. Ведь в структуре отечественного экспорта на рынок Турции более 40% занимают черные металлы. Против 4% с турецкой стороны. Второй крайне заинтересованный блок – это аграрии. Однако у них настроения более тревожные и смешанные. С одной стороны, в прошлом году на турецкий рынок пролилось украинское зерно. Прирост экспорта в этой товарной группе составил невероятные 1420% за год. С другой – большинство продукции АПК на турецком берегу налетает на глухую тарифную защиту. По данным управляющего партнера консалтинговой компании WDD Group Виталия Кузьмина, там уровень тарифной защиты в 4 раза выше, чем в Украине: 42,7% против 9,5%. Поэтому комментируя в издании "Зеркало недели" потенциальные риски и выгоды подписания договора о ЗСТ с Турцией, он высказывает опасения, что Анкара пытается обхитрить Киев, а создание зоны может привести к уменьшению нашего позитивного сальдо в торговле, а возможно, и к его превращению в негативное.

Впрочем, сгущать краски преждевременно. Сегодняшнее состояние торговли с одним из крупнейших из своих партнеров вполне приемлемо для Украины, а то, что Турция стремится выровнять баланс вполне ожидаемо. Ведь по итогам 2017 г. двустороннее торговое сальдо экспорта-импорта составило 1,26 млрд долл. в пользу Украины. Три года назад этот разрыв был еще шире – почти 2 млрд долл. Как видим, Турции немного удалось поправить свое положение, но вряд ли ее устраивает нынешний статус-кво. Она постоянно будет стремиться к паритетному сальдо. Но вместе с тем, обе страны декларируют взаимное желание удвоить или даже утроить товарооборот, чтобы места на рынках хватило большему количеству производителей. По итогам прошлого года, увеличение товарооборота составило примерно 20%, достигнув 3,78 млрд долл. В 2018-м ожидается преодоление 4-миллиардного рубежа. Однако стороны ориентируются на более масштабные цифры. "Наша цель к 2023 г. выйти на товарооборот в 10 млрд долл.", - заявил в ноябре замминистра торговли Турции Йилмаз Батур.

Также не стоит выпускать из внимания и торговый обмен услугами. В это сфере неоспоримое преимущество имеет Турция, как одно из любимейших мест отдыха украинских туристов. В прошлом году эта теплая страна предоставила Украине услуг на 357,5 млн долл., а получила в 2 раза меньше. При этом более 70% в структуре турецкого сервисного экспорта приходилось на туристическое обслуживание украинцев. В 2018 г. турпоток из Украины, по подсчетам операторов отрасли, вырос еще на 15-17%.

Китай – прохладно

Если споры о параметрах свободной зоны в торговле между Украиной и Турцией – это разговор двух более-менее равных партнеров, то в отношениях с Китаем имеют место совершенно разные весовые категории. КНР обладает второй по величине экономикой в мире. Украинский ВВП в 100 раз меньше китайского. Начинать с Поднебесной игру в ЗСТ – смелая, но рисковая идея. И в мире не так уж много желающих в эту игру сыграть. Сегодня у Китая подписаны соглашения о свободной торговле с 16 странами. В большинстве случаев – это близлежащие государства. Самое крупное из них Австралия. В Европе нашлось пока только три отважных – Исландия, Швейцария и Грузия. Значительно больше стран в настоящее время применяет разного плана защитные меры против наплыва китайских товаров. А США при президенте Дональде Трампе вообще развернули против Китая настоящую торговую войну.

В таком глобальном контексте Киеву вряд ли стоит спешить демонстрировать открытость. И все же в начале ноября, пребывая с визитом в Пекине, первый вице-премьер и министр экономики Украины Степан Кубив предложил начать совместные консультации об условиях создания зоны свободной торговли между двумя странами. Конечно, от первых консультаций до подписания итогового соглашения могут пройти годы. Но стоило ли давать Пекину дополнительную зацепку, за которую он сможет ухватиться. Вернувшись домой, Степан Кубив попытался обосновать свою позицию, лично подписав колонку «Китай в фокусе украинской торговой политики» на сайте "Экономическая правда". Однако аргументы первого вице-премьера сложно назвать железобетонными.

Они сводятся к тому, что было бы ошибкой не развивать отношения с игроком, имеющим глобальное влияние в мировой экономике и огромную емкость рынка внутреннего потребления. В частности, до 2023 г. в Китае ожидают рост импорта товаров до уровня 8 трлн долл. в год. Украине тоже хотелось бы получить долю от этой астрономической суммы. И как считает первый вице-премьер, за 5 лет реально увеличить украинско-китайский товарооборот до 20 млрд долл. (сейчас он приближается к 8 млрд USD). Но выиграют ли от этого потенциального роста национальное производители?

Пока что ситуация складывается для них не лучшим образом, поскольку сальдо Украины во взаимной торговле с Китаем традиционно имеет минусовое значение: в 2016 г. было -2,9 млрд долл., в 2017-м – -3,6 млрд долл., за восемь месяцев 2018-го – уже -3,2 млрд долл. В текущем году экспорт украинских товаров в Китай вырос меньше, чем на 1%, зато импорт в обратном направлении увеличился почти на 30%. За счет чего Министерство экономики и развития торговли Украины развернет тенденцию вспять, особенно в условиях свободной торговли, - четкого ответа нет.

Сейчас основу украинского экспорта в Китай составляет железорудное сырье. В 2017 г., по данным Государственной фискальной службы, в КНР отправлено руды более чем на 720 млрд долл. На эту позицию приходится более 40% от всех экспортных отгрузок китайским покупателям. И это серьезный перекос. Поэтому искать другие экспортные альтернативы – злободневное задание, в т. ч. и для правительства. Но выполняется оно пока на «троечку». Относительным успехом можно считать выход на китайский рынок украинской "молочки". С прошлого года уже 27 украинских предприятий имеют право поставлять в КНР молокопродукты, в т. ч. сыры, детское питание, сухое молоко и сыворотку. Позитивные сдвиги есть и в экспорте некоторых других пищевых продуктов (например, говядины, шрота), а также зерновых (прежде всего, кукурузы и ячменя). Суммарно экспорт по всем товарным статьям АПК даже немного перекрывает показатель по ЖРС. Но вот в других отраслях - пока штиль. Имеются отдельные контракты, но нет устойчивого тренда к росту экспорта. И вряд ли ЗСТ – именно то лекарство, которого не хватает.

Ведь сегодня Украина гораздо больше озабочена защитой своих рынков от китайского импорта, чем наоборот. КНР фактически не прибегает к каким-то дополнительным тарифным ограничениям на импорт из Украины помимо тех, что применяет к товарам из других стран. И в то же время министерство Кубива уже применяет санкции или ведет антидемпинговые расследования против целого ряда товаров из Китая (речь, в частности, о шприцах, медицинских резиновых пробках, электролампочках, коррозионностойком прокате, бесшовных трубах, метизах и т. п.). Очевидно, результатом ЗСТ должен был бы стать отказ от подобных мер. Поэтому не самый худший вариант, если консультации о соглашении между Киевом и Пекином будут тянуться как можно дольше.

Ярослав Ярош

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
17.05.19, Ярослав Ярош
За последнюю декаду апреля российской "Транснефти" удалось загрязнить ядовитой хлорорганикой около 6000 км трубопроводной системы "Дружба". Только по предварительным подсчетам российские потери составят свыше 1 млрд долл. Как говорится, и диверсантов не надо. Украина же на истории с грязной нефтью может даже подзаработать в краткосрочной перспективе, хотя потерять – в длинной.
07.05.19, Ярослав Ярош
22 апреля Госкомитет по геологии и недрам продал через систему ProZorro 7 лотов на право добычи полезных ископаемых общей стоимостью 143 млн грн. Самые дорогие куски скупили компании, близкие к владельцу крупнейшей украинской сети супермаркетов АТБ Геннадию Буткевичу и немного к министру внутренних дел Арсену Авакову. В корзине их покупок – цирконий, титан, бериллий, графит.
23.04.19, Игорь Воронцов
Проблемы турецкой экономики, а вместе с ними и турецкой металлургии, играют на руку украинским стальным производителям. На фоне падения выплавки в Турции они получили прекрасную возможность увеличить продажи в странах Южной Европы и Ближнего Востока. Конкуренция на этих рынках между украинскими и турецкими металлургами традиционно носит жесткий характер.
19.04.19, Ярослав Ярош
Год спустя после выкупа у российского холдинга Evraz Александр Ярославский завел под единую крышу два своих металлургических актива. Теперь деятельность Днепровского металлургического завода и ГОКа "Сухая Балка" (Кривой Рог) будет координировать управленческая компания DCH Steel Management. Хотя для построения полнокровной горно-металлургической вертикали этого недостаточно. Угледобыча и обогащение руды остаются слабыми звеньями всей конструкции.
12.04.19, Игорь Воронцов
Южнокорейская корпорация Posco, пятый по величине стальной производитель в мире, в начале текущего года объявила об отказе от крупных инвестиций за рубежом, завершив десятилетие активной экспансии на внешних рынках.
09.04.19, Ярослав Ярош
НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укрнафта" начали процесс цивилизованного развода, в финале которого государство должно выйти из акционеров "Укрнафты", а бизнес-группа Игоря Коломойского оформить над ней полный контроль, в т. ч. и де-юре. Переход может затянуться на несколько лет, но первый шаг уже сделан. 28 марта акционеры "Укрнафты" и руководство НАК "Нафтогаз Украины" согласовали механизм взаимного очищения от долгов. Как часто бывает в подобных случаях, в конце многоходовки денег недосчитается бюджет.
03.04.19, Игорь Воронцов
Экологический налог в Украине регулярно повышается, но экологическая обстановка как минимум не становится лучше. Несмотря на уменьшение числа действующих промышленных предприятий, уровень вредных выбросов остается стабильно высоким. Почему так происходит, и что с этим делать?
29.03.19, Ярослав Ярош
За последний год Одесский припортовый завод не удалось ни продать, ни запустить. В начале 2019 г. ОПЗ нашел для себя очередного сомнительного партнера, обещавшего обеспечить предприятие природным газом. Но это партнерство заблокировала НАК "Нафтогаз Украины", которая, возможно, сама готова оформить опеку над припортовым.
25.03.19, Павел Вернивский
В развитых странах доля сектора услуг в ВВП давно доминирует, и промышленность, на первый взгляд, оказалась на вторых ролях, что дало возможность экономистам заявить о вступлении общества в новую стадию – постиндустриальную. Но если внимательно присмотреться, то можно заметить, что промышленность никуда не делась, просто косвенно занятые в ней работники де-факто учитываются по другой статье.
18.03.19, Ярослав Ярош
Более 10 лет руководство комбината "ArcelorMittal Кривой Рог" вело разговоры о строительстве новой агломерационной фабрики на предприятии. Но в начале 2019-го из дирекции АМКР прилетели другие вводные. Комбинат решил отказаться от прежней идеи. Теперь вместо новой аглофабрики должна появиться фабрика по окомкованию ЖРС. Такой объект, согласно предварительным расчетам, и экологичнее, и экономически выгоднее. Но при этом реконструкция обогатительного хозяйства на АМКР затянется и подорожает.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!