Подробнее Запомнить город


Почему Украина не может отказаться от кредита МВФ?

19.09.18
размер текста:

Недавняя новость: Беларусь отказалась от кредитов Международного валютного фонда. Возможно, многим данный факт не покажется чем-то особенным, но можно вспомнить и Польшу, которая приняла аналогичное решение годом ранее. Почему же мы так зависим от этой организации? Если названные страны отказались от кредитов МВФ, способна ли и Украина поступить так же? И если подобное невозможно сегодня, то как сделать это реальным в будущем?

МВФ – довольно специфическая организация, ее нельзя назвать классическим кредитором. Фонд был создан в 1945 году по итогам договоренностей на Бреттон-Вудской конференции. Главная цель его создания – помогать странам преодолевать дефицит платежного баланса, который являлся дестабилизирующим фактором в экономике.

По мере развития и усложнения экономики данная организация также эволюционировала. В 1989 году появился стандартный для всех стран перечень реформ, получивший название "Вашингтонский консенсус". Чтобы добиться макроэкономической стабильности и, что более важно, устойчивого экономического роста, необходимо было реализовать именно эти реформы.

Всего их было 10:
1. Снижение дефицита бюджета.
2. Снижение налогов.
3. Снижение ограничений для иностранных инвестиций.
4. Дерегуляция экономики.
5. Приватизация.
6. Защита прав собственности.
7. Приоритет образования и здравоохранения.
8. Плавающий обменный курс.
9. Открытие рынка для свободной международной торговли.
10. Либерализация финансовых потоков.

Как уже говорилось, это стандартный перечень, который рекомендовался всем странам, что оказывались в трудном экономическом положении и были вынуждены обратиться к МВФ. Все эти реформы, по мнению экономистов Фонда, призваны были стабилизировать инфляцию, вернуть доверие рынков, устранить дефицит платежного баланса, что в свою очередь благоприятствовало экономическому росту.

Тем не менее уже скоро данные рекомендации были поставлены под сомнение рядом авторитетных экономистов. Среди них оказалось даже много бывших сотрудников самого МВФ – Рагурам Раджан, Уильям Истерли, Джеймс Квак. Сомнение вызвал тот факт, что, хотя страны неукоснительно следовали всем рекомендациям фонда, это не привело к ожидаемой стабильности.

Очень примечательный пример – Аргентина. Из прилежного ученика МВФ страна в конце 1990-х превратилась по сути в образец неукоснительного выполнения всех реформ МВФ. Тем не менее, когда все ждали, что страна станет на путь устойчивого экономического роста, ее экономику вдруг залихорадило и она погрузилась в ужасный кризис 2002 года, а затем последовал и дефолт. После такого провала экономисты МВФ невнятно бормотали о недостаточных реформах, хотя до этого они расхваливали Аргентину, которая, по их словам, выполнила все условия "Вашингтонского консенсуса".

Основной причиной аргентинского, и не только, кризиса является то, что, кроме краткосрочного положительного эффекта для экономики, реформы МВФ не устраняют дестабилизирующей роли внешней экономики. Напротив, они даже усиливают ее, так как в результате либерализации финансовых потоков "горячие деньги" как заходят, так и выходят из страны. Это и стало одним из факторов обрушения экономики Аргентины. Паника на международных рынках не обошла стороной страну. А отток "горячих денег" только усугубил ситуацию.

Но "горячие деньги" были не единственной причиной кризиса. Реформы МВФ не помогли Аргентине отказаться от ее специализации. Да и не должны они этого делать. Аргентина сильно зависит от экспорта сырьевых товаров. Поскольку экспортные доходы являются составляющей частью платежного баланса, то любое падение цен на эти товары, что является обычной ситуацией, также дестабилизирует ситуацию. Кроме того, с учетом своей сырьевой направленности страна становится очень зависимой от импорта промышленных товаров. И в результате такой зависимости каждая сырьевая экономика становится подвержена негативному эффекту Гронингена, или голландской болезни.

Этот эффект возникает тогда, когда страна, экспортируя ресурсы, увеличивает потребление импорта. Конкурентный промышленный импорт вытесняет продукцию обрабатывающего сектора внутри страны. К тому же увеличение экспорта сырья провоцирует инфляцию. Инфляционный экономический рост некоторое время может скрывать проблемы в обрабатывающей промышленности, а экономика в целом может даже демонстрировать развитие. Проблема заключается в том, что при любом снижении цен на сырьевые товары инфляционный рост быстро сменяется таким же падением. Что, по сути, и произошло в Аргентине.

Вернувшись к Украине, мы увидим прямую взаимосвязь с Аргентиной. Хотя наша страна не является таким прилежным учеником, как южноамериканское государство, уже заметны симптомы начала болезни. В Украине наблюдается аналогичный инфляционный рост, на фоне стагнации производственного сектора. У нас высокая зависимость экономики от экспорта сырьевых товаров, хронический торговый дефицит, что в свою очередь негативно влияет на платежный баланс. И у нас маленькие, по мировым меркам, потоки "горячих денег", способные сильно двинуть валютный курс в обе стороны.

Поэтому можно сделать следующий вывод. В данный момент мы не можем отказаться от работы с МВФ. По той простой причине, что при отсутствии их финансовой помощи у нас быстро иссякнут международные резервы. Это произойдет из-за имеющегося дефицита торгового баланса и погашения старых долгов. Курс валюты, соответственно, станет неуправляемым. Ведь за счет резервов НБУ регулирует чрезмерные валютные колебания.

С другой стороны, ждать, что работа с МВФ поможет вылезти нам из ямы, тоже наивно. Почему? Дело в том, что сотрудничество с МВФ не устраняет сырьевой специализации Украины. Фонд помогает стабилизировать экономику, но не способен помочь нарастить промышленный экспорт. Это уже проблема самой страны.

Но если ее не решить, голландская болезнь станет хронической. И если действительно стоит цель отказаться от кредитов МВФ, то прежде  всего надо думать о том, как создать промышленный экспорт. Кстати, Польша отказалась от кредитов Фонда именно по этой причине. В противном случае мы все больше будем зависеть от внешних кредиторов, а страна – страдать от каждого изменения международной конъюнктуры в потоках капитала и цен на сырьевые товары.

Павел Вернивский, эксперт института им. Александра Поля

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 3
22:44 | 03.10.2018
Joe
Статью писали люди которые об Аргентине ничего не знают.
Такие явления как дерегуляция экономики, защита прав собственности и либерализация финансовых потоков в Аргентине отсутсвуют, от слова совсем.
11:17 | 20.09.2018
Кризис создан искусственно.
В Вашем сообщении содержатся запрещенные слова!
Вы не верно ввели символы с картинки!------ Что это ещё за хрень? Вашу мать
10:03 | 19.09.2018
Аноним
нищая наркоманка 404

...
Новости партнеров


Статьи
21.05.19, Игорь Воронцов
Металлургические предприятия Китая наращивают стальную выплавку стремительными темпами. По итогам апреля показатель повысился на 12,7% по сравнению с тем же месяцем 2018 года, до 85,03 млн тонн. В целом за январь-апрель прирост составил 10,1%, до 314,96 млн тонн.
17.05.19, Ярослав Ярош
За последнюю декаду апреля российской "Транснефти" удалось загрязнить ядовитой хлорорганикой около 6000 км трубопроводной системы "Дружба". Только по предварительным подсчетам российские потери составят свыше 1 млрд долл. Как говорится, и диверсантов не надо. Украина же на истории с грязной нефтью может даже подзаработать в краткосрочной перспективе, хотя потерять – в длинной.
07.05.19, Ярослав Ярош
22 апреля Госкомитет по геологии и недрам продал через систему ProZorro 7 лотов на право добычи полезных ископаемых общей стоимостью 143 млн грн. Самые дорогие куски скупили компании, близкие к владельцу крупнейшей украинской сети супермаркетов АТБ Геннадию Буткевичу и немного к министру внутренних дел Арсену Авакову. В корзине их покупок – цирконий, титан, бериллий, графит.
23.04.19, Игорь Воронцов
Проблемы турецкой экономики, а вместе с ними и турецкой металлургии, играют на руку украинским стальным производителям. На фоне падения выплавки в Турции они получили прекрасную возможность увеличить продажи в странах Южной Европы и Ближнего Востока. Конкуренция на этих рынках между украинскими и турецкими металлургами традиционно носит жесткий характер.
19.04.19, Ярослав Ярош
Год спустя после выкупа у российского холдинга Evraz Александр Ярославский завел под единую крышу два своих металлургических актива. Теперь деятельность Днепровского металлургического завода и ГОКа "Сухая Балка" (Кривой Рог) будет координировать управленческая компания DCH Steel Management. Хотя для построения полнокровной горно-металлургической вертикали этого недостаточно. Угледобыча и обогащение руды остаются слабыми звеньями всей конструкции.
12.04.19, Игорь Воронцов
Южнокорейская корпорация Posco, пятый по величине стальной производитель в мире, в начале текущего года объявила об отказе от крупных инвестиций за рубежом, завершив десятилетие активной экспансии на внешних рынках.
09.04.19, Ярослав Ярош
НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укрнафта" начали процесс цивилизованного развода, в финале которого государство должно выйти из акционеров "Укрнафты", а бизнес-группа Игоря Коломойского оформить над ней полный контроль, в т. ч. и де-юре. Переход может затянуться на несколько лет, но первый шаг уже сделан. 28 марта акционеры "Укрнафты" и руководство НАК "Нафтогаз Украины" согласовали механизм взаимного очищения от долгов. Как часто бывает в подобных случаях, в конце многоходовки денег недосчитается бюджет.
03.04.19, Игорь Воронцов
Экологический налог в Украине регулярно повышается, но экологическая обстановка как минимум не становится лучше. Несмотря на уменьшение числа действующих промышленных предприятий, уровень вредных выбросов остается стабильно высоким. Почему так происходит, и что с этим делать?
29.03.19, Ярослав Ярош
За последний год Одесский припортовый завод не удалось ни продать, ни запустить. В начале 2019 г. ОПЗ нашел для себя очередного сомнительного партнера, обещавшего обеспечить предприятие природным газом. Но это партнерство заблокировала НАК "Нафтогаз Украины", которая, возможно, сама готова оформить опеку над припортовым.
25.03.19, Павел Вернивский
В развитых странах доля сектора услуг в ВВП давно доминирует, и промышленность, на первый взгляд, оказалась на вторых ролях, что дало возможность экономистам заявить о вступлении общества в новую стадию – постиндустриальную. Но если внимательно присмотреться, то можно заметить, что промышленность никуда не делась, просто косвенно занятые в ней работники де-факто учитываются по другой статье.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!