Подробнее Запомнить город


Битва за квоту

09.07.18
размер текста:

После введения Межведомственной комиссией по международной торговле квот на импорт серной кислоты обсуждение данного вопроса перенеслось из МЭРТ в Государственную регуляторную службу. На прошедшем на днях в ГРС совещании схлестнулись представители производителей и потребителей кислоты, причем аргументы последних оказались гораздо сильнее.

Как известно, 2 июля МКМТ не вняла неоднократным предупреждениям от представителей горно-металлургического комплекса и установила квоту на импорт серной кислоты в Украину сроком на три года. Согласно принятому решению в первый год действия квоты (с 1 сентября 2018 до 31 августа 2019 года) ее размер должен составить 43,7 тыс. тонн. Из которых 30,8 тыс. тонн приходится на Беларусь, 8,6 тыс. тонн на Россию и 4,3 тыс. тонн на другие страны.

В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что размер предлагаемой квоты крайне мал. Как писал ранее МинПром, сегодня объем рынка товарной кислоты в Украине составляет 100-110 тыс. тонн в год. Причем дефицит предложения оценивается экспертами ГП "Укрпромвнешэкспертизы" в 70-80 тыс. тонн. Эта цифра практически полностью соответствует потерянным поставкам со стороны "Крымского титана" и Константиновского химзавода, который сейчас находится в состоянии банкротства – 75 тыс. тонн в 2013 году.

Таким образом, предложенная квота покроет только половину дефицита на рынке. И вопрос, где взять недостающую половину в случае выборки квоты, остается открытым. Причем на рынке наблюдается рост спроса, в частности, наиболее активный со стороны фармацевтических компаний и производителей пестицидов.

Более того, украинские коксохимические заводы, которые сами раньше продавали излишки кислоты, теперь вынуждены ее покупать. Это вызвано тем, что ранее заводы потребляли украинский уголь с содержанием серы до 4%, а после того как значительная часть шахт оказалась на неподконтрольной территории, перешли на импортные угли, содержащие 0,5-0,6% серы. Это хорошо видно на примере Авдеевского коксохимического завода, который заместил уголь "Краснодонугля" поставками из США и Австралии. Как рассказал гендиректор предприятия Муса Магомедов, производство серной кислоты на АКХЗ после перехода на другие марки угля снизилось в три раза и сегодня составляет в среднем 60 тонн в сутки. А на сутки работы заводу необходимо 150 тонн кислоты. То есть если раньше на АКХЗ был даже небольшой излишек кислоты, то сегодня предприятие должно каждый день стабильно получать 90 тонн покупного сырья.

А что, если не будет?

Собственно говоря, именно этот вопрос более всего и волнует сегодня потребителей кислоты. Даже не цена, которая в случае введения ограничений на рынке вырастет, по оценкам гендиректора АКХЗ, в 2-3 раза. Но цена кислоты составляет доли процента в себестоимости выпускаемой продукции, поэтому вопрос ее подорожания можно перетерпеть. Проблема в том, что отсутствие кислоты однозначно приведет к резкому сокращению объемов производства на коксохимических предприятиях, которые используют ее для очистки коксового газа от аммиака.

"Если бы я не понимал, что это чистая экономика, то считал бы, что это вообще диверсия, – эмоционально сказал на заседании М.Магомедов. – Осенью начинается отопительный сезон. У меня не будет серной кислоты в необходимом количестве, что я буду должен делать? Я буду должен снижать объемы производства, причем в разы. В нашем городе нет газа. Проложили газопровод, а компании Курченко не дают проталкивать через него газ. А из-за того, что я буду вынужден снизить объемы производства. получается, что в Авдеевке не будет и отопления тоже".

В свою очередь президент ОП "Укрметаллургпром" Александр Каленков обратил внимание на тот факт, что "Сумыхимпром" уже много лет находится в состоянии банкротства, а все поставки на предприятие ведутся по коррупционным и давальческим схемам через посредников. "На ВостГОКе постоянные проблемы, их то НАБУ проверяет, то еще какие-то контролирующие органы, и они не могут работать в нормальном штатном режиме", – напомнил президент "Укрметаллургпрома".

Учитывая эти факты, понятно, почему металлурги сомневаются, что производители кислоты со столь сомнительной репутацией смогут их обеспечить своей продукцией в нужном объеме и в необходимый срок.

Все хорошо, прекрасная маркиза

В свою очередь юридический представитель "Сумыхимпрома" Евгений Иванец, выступая на заседании, бодро заявил, что мощности национальных производителей составляют более 1 млн тонн кислоты в год и они в состоянии "более чем в несколько раз обеспечить спрос на внутреннем рынке". При этом, по его словам, мощности самого "Сумыхимпрома" превышают полмиллиона тонн. Впрочем, такое решительное заявление плохо соотносится с официальной статистикой предприятия, которое смогло в первом квартале произвести всего 72 тыс. тонн серной кислоты.

Более того, другой представитель "Сумыхимпрома" заявление Е.Иванца об объемах производства фактически опроверг, сказав, что предприятие сможет выпускать 48 тыс. тонн кислоты только с августа, после запуска еще одной системы сернокислотного цеха. Из этого объема предприятие якобы сможет продавать на рынок 6 тыс. тонн кислоты ежемесячно. И тут же добавил, что ранее "Сумыхимпром" в срочном порядке увеличил производство минеральных удобрений после введения санкций на поставки этой продукции в Украину.

"А санкции-то никто не снял, – обратила внимание глава Госрегуляторной службы Ксения Ляпина. – У вас сообщающиеся сосуды – если вы увеличите количество поставок кислоты на рынок, то сократите выпуск удобрений".

А М.Магомедов напомнил о недавнем срыве поставок продукции "Сумыхимпрома" на АКХЗ. Он отметил, что ранее АКХЗ обращался к "Сумыхимпрому" с запросом, сколько предприятие сможет поставить кислоты в июле, но ответа так и не получил. "Мы заканчиваем бюджетировать месяц 15 июня. Сегодня 6 июля и от вас нет ответа, сколько тонн вы отгрузите", – напомнил гендиректор, обратив внимание на тот факт, что у компании "Торгсервис", которая занимается поставкой продукции "Сумыхимпрома", есть всего пять автомобилей для перевозки кислоты, а также на острый дефицит железнодорожных цистерн.

Впрочем, юридический представитель "Сумыхимпрома" утверждал, что цистерны якобы есть и в достаточном количестве – 238 единиц и, по его словам, всего 92 цистерны, по расчетам потребителей, достаточно для покрытия спроса на внутреннем рынке. Е.Иванец также заявил, что "цистерны при нормальном графике делают оборотность около трех раз в месяц".

"Вы знаете, сколько сейчас ходят вагоны и цистерны по Украине? Сейчас из центра Украины до западных переходов вагоны идут в среднем 26 суток", – заметил А.Каленков. При этом президент "Укрметаллургпрома" подчеркнул, что на сентябрь 2017 года в Украине было всего 142 пригодные к эксплуатации цистерны для перевозки кислоты, которые могут перевезти за год максимум 40 тыс. тонн продукции, на июль 2018 года количество природных цистерн меньше сотни.

Во время обсуждения проблемы с цистернами внезапно обнаружились существенные расхождения между количеством цистерн, которые, как утверждает "Сумыхимпром", у него есть, и данными железной дороги. В частности, представители предприятия утверждали, что у них в наличии 60 пригодных к эксплуатации цистерн и еще 20 они могут оперативно отремонтировать и ввести в строй. Но представитель "Укрзализныци" с цифрами в руках настаивал, что цистерн за предприятием числится всего 25.

Манипуляция, коррупция и конфликт интересов

Некоторые утверждения, которые высказывались производителями серной кислоты, вызывали, мягко говоря, удивление. В частности, Е.Иванец заявил о том, что украинские производители урановой руды и взрывчатки сами смогут стать зависимыми от импорта серной кислоты из России и Беларуси. Достаточно странно утверждение, поскольку все эти предприятия сами производят кислоту для своего производства в нужных объемах и ничто не мешает делать им это и дальше.

Также он сообщил о нулевой себестоимости кислоты у иностранных производителей. "Нулевая себестоимость? – переспросила глава ГРС Ксения Ляпина. – Я, честно говоря, такого бухгалтера уволила бы через пять минут. Нет в мире ничего с нулевой себестоимостью, даже если это побочный продукт, он все равно имеет свою себестоимость".

"Как вы можете говорить о продукции с нулевой себестоимостью? Для ваших предприятий это такой же побочный продукт. Вы его используете для производства основного вида продукции. Какая разница, что вы можете 500 тыс. тонн кислоты произвести, если вы производите, во-первых, меньше, а во-вторых, на рынок выставляете меньше 10% от этого количества", – добавил президент "Укрметаллургпрома".

А.Каленков также выразил уверенность, что в ситуации с введением квот на импорт серной кислоты налицо конфликт интересов, поскольку принявшее данное решение МЭРТ напрямую управляет "Сумыхимпромом" и ВостГОКом. Это мнение полностью разделила и глава Госрегуляторной службы, отметив, что решение принималось под лозунгом борьбы с российским импортом, а в итоге доля российской квоты составляет четвертую часть. "Они говорят, так это меньше, чем было завезено. А кем было завезено? Их же прокладкой. То есть они для своей прокладки и оставили эту квоту", – уверена она.

К.Ляпина подвергла критике сам механизм получения квоты. Она выразила опасение, что распределение квот в будущем может проводиться по принципу "кто первый встал, того и тапки". "Самый худший и самый опасный принцип. Потому что тот, кто ближе к телу принимающего решения, а это Министерство экономического развития и торговли, тот первый придет и выберет абсолютно все квоты", – предостерегает глава ГРС.

Поскольку до вступления в силу решения МКМТ остается еще два месяца, не исключена его отмена или, по крайней мере, корректировка. Для этого в Госрегуляторной службе создали мониторинговую группу, которая будет собираться каждые 10 дней. На заседание группы приглашены представители производителей и потребителей серной кислоты, которые должны предоставить информацию о подтвержденных поставках за этот период. Стоит отметить, что потребители на заседании заявили о готовности покупать больше продукции у отечественных производителей, главное, чтобы эта продукция была у них в наличии.

Василий Январев

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
20.02.19, Игорь Воронцов
Инициатива железнодорожной госмонополии грозит "заморозить" даже тот слабый экономический рост, который сейчас есть в Украине. Предлагаемая руководством Укрзализныци автоматическая индексация тарифов на грузоперевозки означает сверхприбыль для монополиста и многомиллиардные убытки для промышленности и АПК.
13.02.19, Ярослав Ярош
25 февраля собрание акционеров Днепровского металлургического завода намерено утвердить привлечение кредита Ощадбанка на сумму до 30 млн долл. С большой вероятностью средства с этой линии пойдут на финансирование строительства машины непрерывного литья заготовок. Проект анонсировал в 2017 г. еще старый хозяин ДМЗ – российский холдинг "Евраз". Новый владелец завода Александр Ярославский не отказался от задумки.
08.02.19, Игорь Воронцов
Производство металлоконструкций в Украине по итогам 2018 г. вернулось к уровню 2011-2012 гг. Несмотря на уверенный рост показателей, многие участники рынка оценивают прошедший год как менее успешный, чем предыдущий, и констатируют, что подъем в 2019 г. будет ограничиваться скромными возможностями национальной экономики.
25.01.19, Ярослав Ярош
В течение февраля национальная компания "Энергоатом" планирует провести серию общественных слушаний в 9 областных центрах Украины относительно достройки третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС и их влияния на окружающую среду. Это означает, что один из крупнейших долгостроев в истории Украины снова пытаются вернуть в активную фазу. Согласно последним подсчетам проект будет стоить 72,4 млрд грн. Его основная цель – увеличение экспорта электроэнергии в ЕС.
23.01.19, Игорь Воронцов
Увеличение спроса в ряде регионов мира толкает вверх закупочные цены на стальной лом. В результате существующая в Украине экспортная пошлина в размере 42 евро/тонну перестает выполнять свою задачу – обеспечение стабильной работы украинской металлургии, стратегически важной отрасли для национальной экономики.
18.01.19, Игорь Воронцов
Чушковый чугун по итогам января-ноября 2018 г. оказался "палочкой-выручалочкой", вытянувшей в позитивную динамику весь экспорт украинской металлопродукции. Однако и в этом сегменте украинским металлургам становится все сложнее находить сбыт на внешних рынках. К традиционным конкурентам в лице россиян добавились производители из Ирана, Индии, Бразилии.
15.01.19, Ярослав Ярош
Под конец 2018 г. украинский рынок металлолома погрузился чуть ли не в дзен: покупатели не метались из-за нехватки запасов, продавцы наслаждались хоть и медленным, зато стабильным ростом цен. Но любая идиллия недолговечна, а эта тем более. Нынешняя сбалансированность на внутреннем рынке опирается только на одну ногу – административно-тарифное регулирование. Вторая – эффективность ломозаготовки – продолжает хромать.
08.01.19, Игорь Воронцов
Регион Юго-Восточной Азии не входит в число основных рынков сбыта для украинских металлургов. Но растущий торговый протекционизм в ЕС и обострение конкуренции в регионе MENA (Ближний Восток и Северная Африка) делают ЮВА привлекательным для производителей, желающих поддержать и нарастить стальные продажи.
04.01.19, Ярослав Ярош
Украинские производители подшипников празднуют промежуточную победу. В декабре Межведомственная комиссия по международной торговле возбудила антидемпинговое расследование против импорта подшипников с цилиндрическими роликами происхождением из Казахстана. Но конечной мишенью в этом деле является российский холдинг ЕПК, чья продукция давно мозолит глаза Харьковскому подшипниковому заводу – инициатору расследования.
27.12.18, Игорь Воронцов
Рост стоимости активов в мировом горно-металлургическом комплексе и оживление процессов M&A свидетельствуют о подъеме и окончательном завершении кризиса в отрасли. При этом "болезни", которые к нему привели, никуда не делись: избыточные сталеплавильные мощности по-прежнему велики, а барьеры торгового протекционизма в уходящем году стали еще выше.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!