Подробнее Запомнить город


Кризис: промышленность страдает молча

11.11.08
размер текста:

Кризис на Украине разыгрался не на шутку. По мнению директора российского Института экономического анализа Андрея Илларионова, наша страна переносит мировой экономический спад еще тяжелее, чем РФ, которая, как известно, входит в четверку мировых аутсайдеров. Посему заявления Литвицкого и других "оптимистов от власти" о том, что в нашей стране кризиса нет, сродни известной фразе об отсутствии в СССР секса. Критические настроения уже проникли во все сферы жизни и деятельности державы и ее жителей: КГГА пускает с молотка коммунальные "майбахи", цены на яйца в супермаркетах "перешагнули" психологическую отметку в 10 грн., банки уволили уже порядка 30% служащих, а труд водителей маршруток теперь оплачивается дороже, чем работа учителей и врачей. На фоне всего этого новость о том, что сейчас впервые с 2002 года темпы роста объемов промышленного производства упали до 6,3%, никого особо не печалит. А что? Всем плохо. Вот только банкам хоть как-то, но помогают (все-таки финансы – кровь страны, которую охотно пьют ее лидеры), да и народ систематически кормят обещаниями, что "жить станет лучше, жить станет веселее" (как ни крути – потенциальный электорат). А вот промышленный сектор оказался в роли витязя на распутье. Причем все чаще кажется, что дороги от указующего камня – по большей части тупиковые.

Ситуация же на распутье на сегодня такова. Последствиями третьего этапа глобального кризиса (первая волна распространилась в 2007 году, а вторая стартовала в начале текущего года) стали серия банкротств ведущих мировых финансовых компаний и распространение финансового кризиса на реальный сектор мирового хозяйства. Падение спроса на мировых рынках привело к неминуемому обвалу цен на сырье и, как результат, к стагнации ведущих экономических систем. В августе-сентябре цена на металл в среднем по восьми регионам мира упала на 18,3%, цены на нефть снизились на 26,5%, и это не предел.

Посему еще в начале октября было заявлено, что украинские меткомбинаты больше не могут конкурировать с зарубежными производителями, поскольку стоимость украинского металлопроката на 20-25% выше китайского и российского. В связи с этим на складах компаний скопилась продукция в объеме месячного производства, остановлено 17 из 36 украинских доменных печей, и металлурги рассматривают возможность полного замораживания работы предприятий. Притом, что до сегодня около 75% металлопродукции шло на экспорт и лишь 20-25% оставалось "для домашних нужд". Теперь же, когда ЕС в состоянии кризиса не может ее покупать, оказалось, что внутренний украинский рынок не развит и не в состоянии освоить такой объем продукции. Подобная обстановка и в других промышленных секторах страны – объемы производства химической продукции сократились на 9,1%, кокса и продуктов нефтепераработки – на 4,9%. То есть во всех экспортно-ориентированных секторах экономики на сегодняшний день наблюдается замедление роста из-за недооценки внутреннего рынка.

Из этого вытекает две существенные проблемы. Во-первых, спад даже в одной металлургии может привести к значительному недовыполнению бюджета в октябре-декабре, а также по итогам года, поскольку 16 металлургических комбинатов и заводов Украины приносят 12% всех налоговых поступлений страны. В целом же, по данным Комитета Верховной рады по вопросам промышленной и регуляторной политики, доля предприятий горно-металлургического комплекса в ВВП – 27%, а в общем объеме валютных поступлений от экспорта ГМК занимает добрую половину. Во-вторых, остановка предприятий из-за низкой рентабельности и отсутствия спроса влечет за собой серьезную угрозу их банкротства, поскольку лишает промышленников возможности погашать кредитные обязательства. Которых, напомню, только к концу текущего года частный сектор экономики должен погасить больше 8,8 млрд долл.

В целом же краткосрочные долги украинской стороны составляют 28 млрд долл. и это на данный момент – один из самых больших показателей среди стран с таким же уровнем развития экономики. Нет, в структуре этих долгов не только задолженность металлургов, химиков и энергетиков. Это общая сумма всех корпоративных долговых обязательств "частников" отечественной экономики. Однако промышленникам от этого не легче. Стремительно растущая не только в нашей стране "долговая пирамида" (необходимость залазить в новые долги для погашения старых) вызывает понятные опасения у иностранных инвесторов. Их негативные ожидания приводят к снижению кредитных лимитов на украинские предприятия и банки, а также к росту ставок на ресурсы. С другой стороны, западные инвесторы снижают лимиты и "друг на друга", так как узнать, кто и насколько серьезно пострадал от кризиса, очень сложно.

В результате банки, предоставляющие средства в иностранной валюте и являющиеся кредиторами украинских компаний по краткосрочным кредитам, могут не рефинансировать эти кредитные линии, а привлечение новых займов становится фантастической операцией. Это означает, что компании, не имеющие чистой выручки в валюте (главным образом в долларах или евро), будут вынуждены полагаться на ослабленную банковскую систему страны. Которая, напомним, по прогнозам экспертов, уже до конца этого года и особенно в 2009 и 2010 годах столкнется с кризисом ликвидности.

Ситуация "лошадка бегает по кругу", когда направиться за помощью ни к кому нельзя, потому что все сами готовы к тебе обратиться с такой же просьбой, уже нашла свое отображение в реальном секторе экономики. "В Украине кризис не просто приходит в реальную экономику, он уже в ней, – считает управляющий партнер аудиторской компании Ernst & Young Алексей Кредисов. – И сейчас мы – одна из стран, которой меньше всего в этом повезло в силу структуры нашего экспорта. Те три крупнейших пузыря, которые надуваются в последнее время, – недвижимость, металлургия и финансы – все имеют место быть у нас, причем с определенным перекосом из-за особенностей украинской экономики. Причем уже не секрет, что дальше кризис затронет абсолютно все сегменты. По данным нашего исследования, 78% топ-менеджмента украинских компаний подтвердили, что чувствуют влияние экономического кризиса. Для 56% компаний его последствия выразились в снижении продаж.

Оценивая перспективы своего бизнеса на 2009 год, 50% руководителей ожидают спад темпов роста их доходов (16% из них – значительный). В отношении персонала 65% компаний сообщили об изменении планов по найму минимум на ближайшие полгода. Наибольшее сокращение ожидает вспомогательный персонал (25% компаний) и административное звено (15%). А ведь только в одной металлургии работает более полумиллиона человек!"

Как будет развиваться ситуация дальше – вопрос достаточно философский. Директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский убежден, что сейчас все будет зависеть от того, сколько у кого набрано кредитов: "Те, у кого очень большие кредитные средства, по которым надо рассчитаться в ближайшие сроки, должны искать пути для сотрудничества с банками и возможности для рефинансирования, в корне пересматривать стратегическую политику.

Возможно, собственникам придется продавать часть своих предприятий, как это сейчас происходит с россиянином Дерипаской, рискующим потерять контроль над "Норильским никелем", или с украинцем Жеваго, который в начале октября вынужден был продать 20% акций Ferrexpo, чтобы рассчитаться с кредиторами из JP Morgan". Правда, россияне в самый критический момент кризиса (простите за невольную тавтологию) могут рассчитывать на поддержку государства: с недавнего времени компании, испытывающие проблемы с выплатой зарубежных займов, смогут получить кредит в госкорпорации "Банк внешнеэкономической деятельности и развития", созданной на средства Центробанка России, которому правительство разрешило разместить на депозитах во Внешэкономбанке 50 млрд долл. (около 1,25 трлн рублей). А вот украинские бизнесмены и промышленники, выражаясь фигурально, будут в похожей ситуации выглядеть сиротами "без роду, племени и державы".

В целом, по мнению экономистов, украинских промышленных должников условно можно разделить на три большие группы. Первая – это скороспелые империи, возникшие благодаря заемным средствам и активно расширявшие свой бизнес, занимая деньги у западных банков под залог акций собственных компаний (типичными представителями этой группы аналитики называют "Индустриальный Союз Донбасса" и Ferrexpo). Вторая группа – это более-менее стабильные предприятия, взявшие кредиты для расширения присутствия на внутреннем рынке (автомобилестроительная корпорация "Богдан").

И, наконец, третья группа – это прибыльные компании с достаточно прочным запасом ликвидности, которые могут рассчитывать на собственные средства и даже миллиардные займы ("Метинвест", "АрселорМиттал Кривой Рог"). Диагноз по этим трем группам ставится такой: наиболее устойчивыми к кризису окажутся представители третьей группы, да и собственники предприятий "второго звена" смогут выжить при минимальной кредитной поддержке. А вот "заемным" бизнес-империям следует готовиться к большим сложностям, вплоть до перераспределения собственности, поскольку показатель защиты долговых обязательств (отношение собственного капитала компании ко всем заемным средствам) у них зачастую не превышает единицы.

Так, в одном из украинских СМИ недавно публиковались расчеты ИК "Велес Капитал" для НАК "Нафтогаз Украины", которая по итогу первого полугодия 2008 года имела перед банками рекордную в Украине долгосрочную задолженность на сумму 7,25 млрд грн., а краткосрочную – 0,82 млрд грн. Согласно этим расчетам, показатель защиты обязательств "Нафтогаза Украины" равняется 0,48, естественно, мало кто захочет кредитовать или перекредитовывать такого "обязательного" должника. "Кризис сильно повлиял и еще повлияет на подход банков к работе с корпоративными клиентами, – соглашается председатель правления ОАО "Эрсте Банк" Андрей Рожок. – Сегодня мы готовы кредитовать только очень качественные и надежные проекты с понятными и управляемыми рисками и больше будем стараться работать с постоянными клиентами по комплексным проектам, включающим не только кредитование, но и другие продукты – депозиты, зарплатные проекты, счета".

Поэтому сегодня на нашем пресловутом распутье вопрос "где взять деньги на погашение долгов" (не говоря уже о модернизации производства, которую многие промышленники отложили "до лучших времен") звучит очень остро. В ситуации закрытых внешних рынков (которые еще неизвестно когда откроются) компании могут рассчитывать или на собственные ресурсы, или на внутренний рынок в стране. А поскольку решение проблем внутреннего рынка полностью зависит от действий правительства и НБУ, вопрос "выживания" промышленного сектора, по идее, должен стать одним из приоритетных направлений антикризисной политики державы. Чего пока, к сожалению, не наблюдается.

Мнение экспертов:

Анатолий Кинах, глава Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП):
Так называемый антикризисный закон – это только небольшая верхушка айсберга, но никак не решение проблемы. Он не решает вопросов снижения негативных последствий кризисных явлений и обязательно должен быть усилен целым перечнем других нормативных актов в различных сферах экономики, начиная от налогообложения, кредитных ресурсов, поддержки малого и среднего бизнеса, внутреннего рынка. Для нас имеет огромное значение не только стабилизация банковской системы и возвращение доверия граждан к банкам – очень важно не допустить охлаждения экономики и снижения темпов ее развития. Потому что пострадали такие отрасли, как, например, металлургия (вдвое снизила объемы производства) или АПК (внутренний рынок перенасыщен продукцией и селяне не получили финансово-экономического результата своей деятельности).

Все государства мира сейчас задействовали мощные пакеты документов, направленные на развитие и расширение внутренних рынков и недопущение охлаждения экономики. Это комплексные мероприятия, где объединяются усилия власти, центробанков, представителей экономики, ее реального сектора. Это надо в первую очередь делать и в Украине.

Мы не ратуем за то, чтобы из Стабилизационного фонда направлялись прямые ресурсы на поддержку отрасли или предприятия. Речь идет о том, что сегодня при стабильно отрицательном сальдо внешней торговли и потере европейских рынков надо максимально смягчить этот удар. Надо обязательно создать условия инвестиционного развития внутреннего рынка, роста спроса и платежеспособности на нем в тот период, когда на мировом рынке будет рецессия. Вот о чем идет речь, а не о том, что мы должны прямыми перечислениями помогать какому-то предприятию. Необходимо создание системы стимулов развития экономики, включая методы ускоренной амортизации, реинвестирования прибыли в модернизацию, стимулов для банков по концентрации кредитных ресурсов в приоритетных направлениях, в том числе и частичная компенсация из бюджета высокой стоимости кредитных ресурсов. К примеру, сейчас в Украине кредитная ставка приближается к 25-30%.

Правительство Японии работает над снижением годовой ставки с 0,5 до 0,25%, а в перспективе японцы хотят снизить кредитную ставку до нуля с тем, чтобы направить кредитные ресурсы в развитие экономики. Это то, что надо делать Украине и немедленно. Предприятиям будет не нужен отраслевой государственный протекционизм, если будут развиты методы стимулирующего характера.

Сергей Киселев, эксперт Национального института стратегических исследований Украины:
Что касается активных действий правительства – прежде всего речь должна идти об исправлении дисбаланса между экспортом и импортом, потому что у нас негативное сальдо по торговле за 8 месяцев составило 12,5 млрд долл., что довольно много. Ранее это покрывалось прямыми иностранными инвестициями – за первую половину года у нас действительно был неплохой приток, к нам пришло около 7 млрд долл., а в прошлом году за тот же период – в два раза меньше. Но сейчас во всем мире инвесторы стали намного осторожнее относиться к вложениям, соответственно возникает проблема стабилизации баланса импорта-экспорта, а также перевода стратегических экспортных потоков, которые у нас сейчас остались без потребителя за границей, на внутренний рынок.

Это упомянуто в антикризисном законе, но механизм осуществления четко не обозначен. Просто записано: "стимулировать приход на внутренний рынок экспортных потоков товаров, которые сейчас остались без спроса". Это вполне правильная и логичная мысль, но она не может быть юридической нормой. Это идея, директива, направление, но никак не норма. В каких-то аспектах ее расширяют и прописывают подробнее – например, "средства СФ могут использоваться на предоставление кредитов для завершения строительства". То есть частично это проступает, но все равно четкой системы не видно.

Второе направление – усиление притока иностранных инвестиций, для чего нужно активно создавать стимулы. Раньше приток был, но большей частью инвесторы шли в банковский сектор (сейчас у нас 40% всей банковской системы – это иностранный капитал). Сегодня есть острая необходимость усиливать инвестиции в другие сектора экономики и делать упор не на импорт, а на производство в самой стране. Как например, с автомобилями – раньше у нас очень сильно доминировал импорт, а сейчас основная масса машин (за некоторым исключением) производится в Украине. Есть необходимость этот опыт перенести на другие сектора экономики, чтобы таким образом опосредованно поддерживать промышленность. Кстати, тут же можно и разработать систему госзаказов на отечественную промышленную продукцию.

Александр Пасхавер, директор Центра экономического развития:
Реалистичность антикризисных мер связана с тем, что мы можем перераспределить те средства, которые у нас есть, и тратить каждую гривну бюджета на инвестиции. Необходимо привлекать частный капитал под инфраструктурные проекты, если говорить о формировании стимулов для реального сектора, в том числе металлургии и строительства. И привлечь капитал для таких проектов, например, как строительство дорог и мостов и т. д. Это даст реальный результат для поддержки производства.

Необходимо избежать возникновения множества левых идей под лозунгами "конец либерализму". И одна из таких идей – национализация, как это делается во многих странах мира. Но у нас коррупционное общество. То, что можно в других государствах, – нельзя делать у нас. Что можно власти – это помогать предприятиям на временной основе двумя простейшими способами: взять в залог пакеты акций или же взять опцион – купить пакет с тем условием, чтобы потом продать его тому же предприятию по рыночной цене. Я категорически настаиваю на том, чтобы государство брало акции проблемного предприятия во временное пользование и ни в коем случае не приобретало "голосующий" пакет. Это вопрос финансовый – дай предприятию финансовую помощь, дай ему возможность удержаться и попробуй на этом заработать. Но не вмешивайся в процесс. Это слишком коррупционно. Национализацию можно рассматривать только как инструмент форс-мажорный. Ясно, что предприятия частного капитала не могут управляться государством – это рушит всю канву экономических механизмов, той модели, которая строилась в Украине с 1995 года.

Также необходимо взять на вооружение пример США, которые помогают не только банкам, но и тем, кто взял кредиты (например застройщикам). Несомненно, нужны какие-то меры по облегчению отдачи кредитов, потому что это опасно и для банка, который не возвращает свои средства. Поэтому мне представляется неправильной ориентация, что нужно помогать исключительно банковскому сектору, нужно разработать совместную программу. Надо гарантировать тем, кто взял кредит, лояльное отношение банка на основе помощи государства.

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
23.11.20, Ярослав Ярош
На территории Украины залегает около 11% мировых запасов титановых руд. В стране имеется продолжительный опыт их добычи и обогащения, но переработка в продукты более высокого передела постепенно сходит на нет. Производство титанового пигмента за последнее десятилетие сократилось втрое, а выпуск металлического титана (в виде губки) вообще находится на грани исчезновения. Но, возможно, медленно умирающую отрасль еще получиться превратить в локомотив цветной металлургии.
17.11.20, Василий Январев
В поисках средств на покрытие долгов перед зелеными энергетиками Национальная комиссия, осуществляющей регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг в очередной раз повысила тариф на передачу электроэнергии. Эксперты и участники рынка предупреждают – подобная практика углубит кризис в промышленности, что неизбежно повлечет за собой катастрофу, как в энергетике, так и во всей украинской экономике.
27.10.20, Ярослав Ярош
В современном бизнесе человеческий капитал набирает все больший удельный вес и все чаще становится главным активом компаний. Причем не только в высокотехнологических отраслях, но и в классической промышленности. Конкуренция за квалифицированный персонал на рынке обостряется. И чтобы избежать утечки, как "белых", так и "синих воротничков", корпорации в XXI веке значительно увеличили бюджеты на программы создания комфортных условий труда для персонала, в т. ч. и в промышленную безопасность.
23.10.20, Василий Январев
Продвигаемая Министерством инфраструктуры инициатива списания якобы изношенных грузовых вагонов напоминает старый одесский анекдот про "шашечки или ехать". Обновление парка грузовых вагонов предлагается провести исключительно по формальному признаку срока их службы – "шашечки", более того в случае реализации этой инициативы "ехать" по железным дорогам станет гораздо сложнее.
12.10.20, Ярослав Ярош
В сентябре цены на железорудное сырье на глобальных рынках достигли своего шестилетнего максимума. В октябре они немного двинули вниз, но в первой декаде еще оставались в пределах 120 долл/тонну. Это на 30% с лишним выше, чем было в начале коронавирусного года. Никто тогда на ожидал столь стремительного подъема. Да и сейчас прогнозы относительно дальнейшего поведения котировок ЖРС разновекторные. Но больше экспертов склонны к тому, что в обозримой перспективе они сохранятся на достаточно высоком уровне.
08.10.20, Елена Курашина
Министерство инфраструктуры намерено ввести временные ограничения на срок эксплуатации вагонов. Цель благая – обновить вагонный парк в стране, но в сегодняшних украинских реалиях эта инициатива обернется жесточайшим дефицитом подвижного состава.
08.10.20, Василий Январев
Стабильный госзаказ в течение последних лет на продукцию украинских производителей пожарной техники позволил им встать на ноги. Однако данный положительный эффект может быть нивелирован если Украина не будет защищать внутренний рынок. Или еще хуже – начнет за кредитные средства массово закупать пожарную технику за рубежом.
07.10.20, Василий Январев
Отсутствие требований локализации и открытость украинского внутреннего рынка коммунальной техники делает его весьма доступным для иностранных производителей. От решений, которые примет украинская власть уже этой осенью во многом будет зависеть, кто его освоит – отечественный производитель или иностранный.
28.09.20, Елена Курашина
Начатое президентом Украины Владимиром Зеленским летом прошлого года "экологическое" наступление на крупнейший металлургический комбинат " АрселорМиттал Кривой Рог " закончилось без особых практических результатов. Более того, как стало известно МинПрому, предприятие не успевает провести ряд мер по экологической модернизации и, видимо, будет добиваться очередного продления сроков их реализации.
10.09.20, Ярослав Ярош
Турецкие металлурги восстали против системы квот на импорт стали в ЕС и пытаются ее разрушить, обратившись во Всемирную торговую организацию. Процесс вряд ли будет быстрым, но он тронулся. И Турция уже имеет опыт побед в подобных спорах.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!