Подробнее Запомнить город


Карпатыгаз:огонь на себя

29.09.15
размер текста:

Однажды финансовый директор компании "Карпатыгаз" Артур Сомов пошутил, что инвестиция – это неудавшаяся спекуляция. Сегодня его компания поступает от обратного, угрожая Украине судебным иском на 3 млрд долл. Правда, это очень рискованная игра, поскольку "Карпатыгаз" сознательно вызывает на себя ответный шквальный огонь. Уже и так возникнет вопрос: почему не Shell, не Chevron, не "Газпром" в конце концов, а непонятная и непубличная фирма с уставным фондом в 1 млн грн. и нулевой бизнес-историей получила свободный доступ к большинству газовых запасов страны и стала крупнейшим частным партнером государственного ДК "Укргазвыдобування"? В случае иска этот вопрос станет во главу угла.

Рентораздражитель

Сенсационную информацию о том, что некая компания "Карпатыгаз" предъявляет Украине иск на 3 млрд долл., обнародовал в сентябре на заседании парламентского комитета по вопросам ТЭК его глава Николай Мартыненко. С помощью такого убойного аргумента он пытался убедить коллег поддержать закон о снижении ренты на добываемый в стране природный газ. Оказалось, никто особо и не возражал. Вскоре и премьер Арсений Яценюк, и один из лидеров Блока Порошенко в ВР Игорь Кононенко сообщили, что коалиция вынесет на голосование согласованный законопроект об уменьшении налогового давления на газодобытчиков. Однако джин из бутылки уже вылетел.

Мартыненко дал повод обвинять себя в открытом лоббировании интересов "Карпатыгаза", а самой компании оказал медвежью услугу, привлекая к ней серьезный общественный интерес, о чем она ничуть не мечтала. До сих пор "Карпатыгаз" работал по принципу "Деньги любят тишину", и даже не все члены комитета по ТЭК знали о его существовании. Просто компания не является прямым субъектом добычи газа в стране. С "Укргазвыдобуванням" она работает по договору о совместной деятельности. Но этот договор охватывает 40 газовых площадей, в которых содержится более 70% неизвлеченных запасов отечественного газа. Причем действовать он должен до 2031 года. И доля госкомпании в этой совместной деятельности составляет менее половины – 49,99%. "Карпатыгазу" причитается 0,01%, а остальные 50% – его учредителю, зарегистрированной в Швеции компании Misen Energy.

"Карпатыгаз" спокойно пережил смену властных элит в Украине в 2014 году, но рентные новации правительства Арсения Яценюка вывели его из себя. Во второй половине 2014 Кабмин поднял ставку рентной платы на добываемый в стране газ с 28% до 55%. Эта мера касалась негосударственных добытчиков и скважин глубиной до 5000 м. Но "Карпатыгаз" оказался в еще худшем положении, поскольку для "Укргазвыдобування" ставка ренты устанавливалась еще выше – 70%. Шведско-украинскому предприятию как партнеру госкомпании приходилось платить столько же. Уже в начале года финдиректор "Карпатыгаза" Артур Сомов предупредил, что при таком налогообложении компания вдвое сократит добычу в 2015 году – с 950 млн до 500 млн куб. м.

Страшный посыл действия не возымел. Более того, к осени Кабмин согласился вернуть в 2016 году (а, возможно, и с 1 октября 2015) старые ставки ренты для частных добытчиков, купивших у государства лицензии на добычу. Но на договоры о совместной деятельности такую поблажку решили не распространять. Не исключено, что с целью выдавливания "Карпатыгаза" с украинского газового рынка. После этого представители компании решились на обострение отношений с властями в Киеве, а заодно и прибегли к лоббистской помощи Николая Мартыненко. Но тот, похоже, слишком рьяно ввязался в драку. Очень скоро Артуру Сомову пришлось сглаживать заявление влиятельного депутата. По словам финансового директора "Карпатыгаза", никакой иск еще не подан, хотя и готовится, и касается он налоговой дискриминации газодобытчиков в Украине. Откуда взялась сумма в 3 млрд долл. и детали претензий в компании не объясняют. Оставили без ответа и запрос МинПрома к шведской Misen Energy. Все выглядит так, что владельцы "Карпатыгаза" совсем не заинтересованы доводить спор до суда. Ведь тогда придется раскрывать всю подноготную вхождения на украинский газовый рынок. А дело было так.

Дожимай и добывай

В июне 2002 года между государственным предприятием "Львивгазвыдобування" и новосозданным ООО "Карпатыгаз" был подписан договор о совместной деятельности. Частная сторона при этом не имела никаких общенациональных амбиций, о чем свидетельствует не только ее название, но и предмет договора. Он касался всего лишь одной скважины на сравнительно бедном Летнянском месторождении во Львовской области. В таком статусе договор дожил до 2010 года, когда все кардинально поменялось. Компания добавила к старому договору несколько новых дополнений, и на нее словно высыпался рог изобилия. За четыре последующих года "Укргазвыдобування" захотело вести с ней совместную деятельность на более чем сотне скважин, на большинстве крупнейших месторождений, таких как Шебелинское, Юлиевское, Ефремовское, Кобзивское, Яблуновское, Хрестыщенское, Тимофеевское и др. (всего 40 объектов). Поменялось, впрочем, и руководство компании. Один из подписантов щедрых дополнений со стороны государства, главный инженер "Укргазвыдобування" Борис Сынюк в августе 2010 возглавил "Карпатыгаз". Эту директорскую должность он занимает до сих пор.

Что же такого предложила государственным газодобытчикам частная компания, против чего те не смогли устоять? На самом деле ничего необычного. Идея "Карпатыгаза" состояла в том, чтобы на старых, в значительной мере опустошенных газовых месторождениях устанавливать дожимные компрессорные установки, позволяющие извлекать дополнительные объемы голубого топлива. Технология не нова, установки тоже не оригинальные – "Карпатыгаз" закупает их у американских машиностроителей. В компании утверждают, что сейчас в стране работают уже 7 ДКС, 4 из которых введены в эксплуатацию в 2015 году. Но крупной может считаться только одна из них – Хрестыщенская – на 60 МВт. У всех остальных мощности гораздо скромнее. При этом обещанного эффекта – 6-8 млрд куб. м годового прироста газодобычи – станции пока не обеспечивают.

Пожалуй, главным преимуществом совместной деятельности для "Карпатыгаза" является практически полное отсутствие затрат на разведку и обустройство месторождений. Он довыкачивает углеводороды из давно изученных недр, в отличие от большинства других частных газодобытчиков в Украине. В июне финансовый директор компании Артур Сомов рассказывал, что за 5 последних лет суммарный оборот "Карпатыгаза" в Украине составил порядка 6,6 млрд грн. Но он уверенно растет, и к середине 2015 года выходил на уровень 350 млн грн в месяц. Правда, большую часть этой выручки съедают налоги. Хотя операции по закупке оборудования, продаже газа, переработке конденсата оставляют в Украине достаточно места для маневра, чтобы не все до последней копейки отдавать фискалам. Иногда те обижаются. Например, прокуратура Шевченковского района г. Киева заметила за "Карпатыгазом" 47 млн грн. недоплаченных налогов за период 2011-2013 годов. Впрочем, компания с доводами правоохранителей не согласилась.

Можно предположить, что "Укргазвыдобуванню" проще было бы взять кредиты на дожимные станции, чем ввязываться в долгосрочный 20-летний проект с малознакомым партнером. Но тут объяснение одно: поступками госкомпании двигали высшие силы, а не простая логика. В 2010 году сделке о совместной деятельности покровительствовали самые влиятельные люди в стране. Да они и сейчас держат ее под контролем из-за шведской витрины. А кредит, кстати, "Карпатыгаз" привлек. Но, похоже, не слишком удачно. Так что 9 октября текущего года в Хозяйственном суде Киева будет рассматриваться дело о взыскании с этой компании почти 353 млн грн. в пользу ООО "Сбербанк Лизинг Украина".

Не очень шведская семья

Головокружительный успех "Карпатыгаза" многие связывали с тем, что компанию взяли под свое покровительство влиятельный в 2010-2011 годах глава Минэнерго Юрий Бойко и не менее влиятельный бизнесмен Дмитрий Фирташ. На это указывали некоторые депутаты, участники украинского газового рынка. К такому же выводу пришли и журналисты шведского издания Espressen, которые в 2014 провели собственное расследование. "Карпатыгаз" и ее шведские основатели продолжают упорно отнекиваться от этих связей. Даже вопреки фактам.

Так, заявление Misen Energy, что они – обычная публичная компания, котирующаяся на Стокгольмской бирже и имеющая в своих рядах более 3 тыс. акционеров (физических и юридических лиц), среди которых уважаемые скандинавские пенсионные и инвестиционные фонды, является только половиной правды. Вся правда в том, что уставная доля этих тысяч ничего не значит по сравнению с пакетами акций трех кипрских фирм – Nellston Holdings Ltd (29,64%), Norchamo Ltd. (29,64%) и Blankbank Investment Ltd (19,76%). Журналист Espressen, побывавший в прошлом году на собрании акционеров Misen Energy, так и не получил внятного ответа от представителей этих фирм, чьи интересы они выражают. Но если тщательно пройтись по бенефициарной цепочке упомянутых оффшоров, заводящей не только на Кипр, но и в Лихтенштейн, и на Виргинские острова, то периодически натыкаешься на названия, фигурирующие в других бизнесах Дмитрия Фирташа. Например, некая фирма Heico Ventures, выступающая одним из учредителей Norchamo Ltd., замечена, по данным сайта "Наши гроши", и среди учредителей кипрских структур Ostchem в 2010-2011 годах. Под брендом Ostchem работают химические заводы из группы Дмитрия Фирташа. Еще один мостик от Heico ведет к украинскому предприятию "Укрэнергомонтаж", которое, в свою очередь, не чуждо людям из бизнес-круга Фирташа и Бойко.

Но, кроме этого, на похожие мысли наталкивает и подбор руководящего персонала для "Карпатыгаза" и Misen Energy. Так, упоминаемый уже Артур Сомов в 2000 годах работал финансовым директором компании "Газтек", управляющей рядом украинских облгазов и входящей в орбиту (да-да) Фирташа. До прошлого года членом совета директоров Misen Energy и директором по корпоративным вопросам "Карпатыгаза" был Сергей Петухов, ранее работавший в подразделениях Ostchem и Group DF. Сейчас его в руководстве ни шведской, ни украинской компании нет. Он назначен заместителем министра юстиции Украины по вопросам европейской интеграции. Зато теперь в "борде" газового инвестора появилась Наталия Приходько – директор по стратегическому планированию и контролю компании "Карпатыгаз". Такое же имя и фамилия у одного из помощников (на общественных началах) народного депутата Сергея Левочкина – давнего приятеля Бойко и Фирташа. Совпадение, наверно.

Данных о том, куда уходят корни Nellston Holdings, к сожалению меньше, зато третий из больших акционеров Misen Energy – Blankbank Investment – выводит косвенно на Сергея Кацубу, одного из бывших топ-менеджеров "Нафтогаза Украины". Интересы Blankbank Investment в шведской компании представляет земляк Кацубы – харьковский бизнесмен Сергей Пробылов. Из "Нафтогаза" Сергей Кацуба ушел еще в конце 2012 года, после того как был избран депутатом Верховной Рады, уступив свою должность в НАК 26-летнему брату Александру. Но еще при Сергее Кацубе в договор о совместной деятельности между "Карпатыгазом" и "Укргазвыдобуванням" были внесены дополнения, согласно которым третьей стороной и оператором проекта стала научно-производственная фирма "Техпроект", в которой сам Сергей Кацуба некоторое время работал, его отец ею руководил, а его брат числился собственником.

Зачем необходимо было привлекать в партнеры "Карпатыгазу" еще и "Техпроект" в пресс-службе ГК "Укргазвыдобування" не ответили. Но сегодня заметно, что в госкомпании уже не очень довольны этим сотрудничеством. Между сторонами начались разбирательства в судах, а в мае "Укргазвыдобування" вывело из совместной деятельности 7 газовых локаций, среди которых, в частности, Шебелинское, Тимофеевское, Куличихинское, Залужанское месторождения и др. Причиной такого решения было указано невыполнение в полной мере инвестиционных обязательств со стороны компании "Карпатыгаз". К тому же в июне ГК возглавил новый председатель правления Олег Прохоренко, менее лояльно настроенный к шведско-украинским инвесторам, чем его предшественники. Вместе с тем к полному разрыву договора о совместной деятельности с "Карпатыгазом" или хотя бы к замене его на договор о разделе продукции в госкомпании пока не готовы. Не все решается здесь. По поводу будущего этого странного партнерства внутри правящей коалиции столкнулись друг с другом сильные лоббистские течения с разными интересами, но примерно равносильные.

Ярослав Ярош

МинПром

... ...
 


Комментарии
комментариев: 1
22:37 | 29.09.2015
Микола
написано много слов....и все слова ни о чем!....если бизнес работает успешно, значит, он приносит прибыль и доходы всем...а пытаться напустить туман на "Укргазвыдобування" или их лучших партнеров - пустая трата времени.

...
Новости партнеров


Статьи
21.05.19, Игорь Воронцов
Металлургические предприятия Китая наращивают стальную выплавку стремительными темпами. По итогам апреля показатель повысился на 12,7% по сравнению с тем же месяцем 2018 года, до 85,03 млн тонн. В целом за январь-апрель прирост составил 10,1%, до 314,96 млн тонн.
17.05.19, Ярослав Ярош
За последнюю декаду апреля российской "Транснефти" удалось загрязнить ядовитой хлорорганикой около 6000 км трубопроводной системы "Дружба". Только по предварительным подсчетам российские потери составят свыше 1 млрд долл. Как говорится, и диверсантов не надо. Украина же на истории с грязной нефтью может даже подзаработать в краткосрочной перспективе, хотя потерять – в длинной.
07.05.19, Ярослав Ярош
22 апреля Госкомитет по геологии и недрам продал через систему ProZorro 7 лотов на право добычи полезных ископаемых общей стоимостью 143 млн грн. Самые дорогие куски скупили компании, близкие к владельцу крупнейшей украинской сети супермаркетов АТБ Геннадию Буткевичу и немного к министру внутренних дел Арсену Авакову. В корзине их покупок – цирконий, титан, бериллий, графит.
23.04.19, Игорь Воронцов
Проблемы турецкой экономики, а вместе с ними и турецкой металлургии, играют на руку украинским стальным производителям. На фоне падения выплавки в Турции они получили прекрасную возможность увеличить продажи в странах Южной Европы и Ближнего Востока. Конкуренция на этих рынках между украинскими и турецкими металлургами традиционно носит жесткий характер.
19.04.19, Ярослав Ярош
Год спустя после выкупа у российского холдинга Evraz Александр Ярославский завел под единую крышу два своих металлургических актива. Теперь деятельность Днепровского металлургического завода и ГОКа "Сухая Балка" (Кривой Рог) будет координировать управленческая компания DCH Steel Management. Хотя для построения полнокровной горно-металлургической вертикали этого недостаточно. Угледобыча и обогащение руды остаются слабыми звеньями всей конструкции.
12.04.19, Игорь Воронцов
Южнокорейская корпорация Posco, пятый по величине стальной производитель в мире, в начале текущего года объявила об отказе от крупных инвестиций за рубежом, завершив десятилетие активной экспансии на внешних рынках.
09.04.19, Ярослав Ярош
НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укрнафта" начали процесс цивилизованного развода, в финале которого государство должно выйти из акционеров "Укрнафты", а бизнес-группа Игоря Коломойского оформить над ней полный контроль, в т. ч. и де-юре. Переход может затянуться на несколько лет, но первый шаг уже сделан. 28 марта акционеры "Укрнафты" и руководство НАК "Нафтогаз Украины" согласовали механизм взаимного очищения от долгов. Как часто бывает в подобных случаях, в конце многоходовки денег недосчитается бюджет.
03.04.19, Игорь Воронцов
Экологический налог в Украине регулярно повышается, но экологическая обстановка как минимум не становится лучше. Несмотря на уменьшение числа действующих промышленных предприятий, уровень вредных выбросов остается стабильно высоким. Почему так происходит, и что с этим делать?
29.03.19, Ярослав Ярош
За последний год Одесский припортовый завод не удалось ни продать, ни запустить. В начале 2019 г. ОПЗ нашел для себя очередного сомнительного партнера, обещавшего обеспечить предприятие природным газом. Но это партнерство заблокировала НАК "Нафтогаз Украины", которая, возможно, сама готова оформить опеку над припортовым.
25.03.19, Павел Вернивский
В развитых странах доля сектора услуг в ВВП давно доминирует, и промышленность, на первый взгляд, оказалась на вторых ролях, что дало возможность экономистам заявить о вступлении общества в новую стадию – постиндустриальную. Но если внимательно присмотреться, то можно заметить, что промышленность никуда не делась, просто косвенно занятые в ней работники де-факто учитываются по другой статье.


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!