Подробнее Запомнить город


Продам воздух. Чистый. Дорого.

26.10.08
размер текста:

Средства на экологические разработки традиционно выделяются по остаточному принципу. Однако феномен изменения климата уже стал одной из наиболее серьезных мировых проблем. Лучшим способом ее решения считается Киотский протокол. Украине он позволяет использование двух механизмов: торговли излишками квот и ПСО (проекты совместного осуществления). Сейчас в нашей стране есть десятки готовых экологических проектов, которые осуществляются по так называемому второму пути ("Трек 2").

Что почем на экологическом рынке

Киотский протокол (КП) стал первым международным соглашением о рыночных принципах охраны природы. Его революционным новшеством можно считать то, что документ впервые для решения глобальных экологических проблем предлагает использовать экономические механизмы и стимулы. В узком смысле КП дает возможность систематически финансировать сокращение выбросов парниковых газов, в широком – направлен на повышение энергоэффективности экономики государств и подразумевает увеличение затрат предприятий на экологию.

Основная цель документа – до 2012 года сократить общие выбросы парниковых газов (углекислого газа, метана, закиси азота и др.) на 5,2% по сравнению с уровнем 1990 года. Для этого государства, ратифицировавшие соглашение, взяли на себя количественные обязательства по сокращению выбросов парниковых газов (ПГ).

К примеру, страны ЕС по условиям протокола должны сократить выбросы в общей сложности на 8%, Канада и Япония – на 6%, РФ, Новая Зеландия и Украина имеют право на осуществление того же объема выбросов, как и в 1990 году, а некоторые страны (Норвегия, Австралия, Исландия) могут увеличить их количество.

Чтобы побудить государства исполнять взятые на себя обязательства, эксперты ООН продумали экономические механизмы международной кооперации – так называемые "механизмы гибкости". По сути, они основаны на том, что место выброса ПГ прямо не влияет на климат, поэтому имеет смысл система купли-продажи, переуступки и компенсации выбросов вредных веществ между экологически "чистыми" и "грязными" странами.

Так, международная эмиссионная торговля (ст. 17 КП) подразумевает покупку и продажу разрешений на промышленные выбросы – если страна не полностью расходует свою квоту на выбросы, она может переуступить или продать "излишек" другой державе.

Механизм чистого развития (ст. 12 КП) и механизм проектов совместного осуществления (ст. 6 КП) в целом схожи между собой и дают возможность государствам, имеющим количественные обязательства, "сокращать" свои выбросы за счет финансирования экологических проектов в других странах. Поскольку ограничения на выбросы ПГ установлены только для развитых стран (так называемые страны "Приложения 1"), они, как правило, выступают покупателями проектных сокращений выбросов. Продавцами же могут быть как развитые страны (и тогда говорят о ПСО – проектах совместного осуществления), так и развивающиеся, не имеющие обязательств по ограничению и сокращению выбросов (и тогда это механизм чистого развития).

Для Украины, которая является участницей КП и входит в перечень стран из "Приложения 1", возможно использование двух механизмов: торговли излишками квот и ПСО. Кстати, несмотря на все сложности, которые налагает данный статус, 29 апреля текущего года эксперты МГЭИК официально признали, что наша держава выполнила все предусловия для реализации абсолютно всех механизмов Киотского протокола.

Механизм международной эмиссионной торговли в Украине именуется проще: "торговля квотами". Возможно, именно такой "упрощенный" вариант и привел к тому, что этот инструмент оценивается многими довольно неоднозначно. Общественные организации на всех углах кричат о "разбазаривании национального добра". Промышленники опасаются, что интенсивное развитие украинской экономики приведет к нехватке квот и необходимости их покупать. Политики же потирают руки в предвкушении заманчивой перспективы делать деньги из воздуха в прямом смысле слова. При этом речь идет не о "торговле воздухом", а о продаже невостребованных излишков квоты.

"Подписавшие Киотский протокол страны определили, что объем выбросов в атмосферу парниковых газов в 1990 году является базовым. Это и есть квота выбросов той или иной страны, – объясняет директор Департамента развития экологического рынка при Национальном агентстве экологических инвестиций Украины (НАЭИУ) Тарас Бебешко. – Если в стране выбросы больше показателя 1990 года, начиная с 2008 года это государство должно купить разрешение на объем превышения. Продавцом может быть страна, у которой выбросы меньше, чем в 1990 году. Поскольку в 1990 году Украина выбрасывала в атмосферу 925 млн условных тонн СО2, а теперь выбросы не превышают 420 млн тонн, мы спокойно можем участвовать в такой торговле. Тем более что после развала СССР и остановки промышленных предприятий уровень выбросов у нас резко снизился. Сейчас излишков у нас порядка 2,5 млрд тонн (это уже после исчисления обязательного для всех стран резерва). Из них мы добровольно резервируем еще 1,5 млрд тонн на случай "стремительного взлета" производства. То есть около 3/5 нами было положено в запасной резерв, и только 2/5 мы сейчас собираемся выставить на продажу. Это не затронет интересов нашей промышленности и не собьет цену на мировом рынке".

Что касается средств от "продажи воздуха" – этот процесс четко регламентирован отечественным законодательством: "Постановлением Кабмина № 221 в Украине введены так называемые СЗИ – "схемы зеленых инвестиций". Это значит, что все средства, получаемые в результате эмиссионной торговли, должны использоваться исключительно на целевые проекты, направленные на сокращение выбросов газов, на увеличение их поглощения, адаптацию к изменению климата" – утверждает Тарас Бебешко. По прогнозам экспертов, наиболее востребованными средства будут в самых нерентабельных отраслях страны: например, в сфере ЖКХ, куда достаточно трудно привлечь иностранных инвесторов, придется работать по проектам "зеленых инвестиций", за счет продажи излишков квот.

Пока что в плане реализации механизма эмиссионной торговли Украина дальше переговоров не продвинулась, поэтому рапортовать о результатах еще рано. Однако Минприроды в начале 2008 года уже направило в секретариат Киотской конвенции предложение о продаже эмиссий на сумму 12 млрд евро на период 2008-2012 гг. Часть из них готова купить Япония, о чем наша страна планирует договориться до конца текущего года.

Впрочем, продажа квот – не панацея, а лишь возможность привлечь средства в энергосберегающий сегмент экономики нашей страны. Куда более привлекательной для Украины является ст. 6 КП, прописывающая такой инструмент, как ПСО. Практический смысл данного инструмента заключается в том, что атмосфера у нас общая, и не имеет значения, в какой стране сокращаются выбросы.

Экономический же смысл проектов совместного осуществления состоит в том, что сократить выбросы в стране с архаичными технологиями будет на порядок дешевле, чем в державе с уже модернизированным производством. К примеру, по данным Мирового банка, на каждую тонну снижения выбросов углекислого газа в Японии нужно затратить 600 долл., в странах ЕС в среднем – 270 долл., в России – 20 долл., а в Украине – не выше 10 долл.

К тому же потенциал сокращений выбросов ПГ в Украине составляет около 200 млн тонн СО2. То есть нам еще сокращать и сокращать, а западным инвесторам – экономить и экономить. О том, что это наше конкурентное преимущество для участия в проектах совместного осуществления, неоднократно говорил директор ООО НПП "Центр экологического аудита и чистых технологий" профессор Григорий Шматков.

По словам ученого, в стране есть десятки готовых экологических проектов, которые необходимо собрать, проанализировать и активно предлагать для реализации. В частности, по данным Минприроды, на сегодняшний день украинский портфель состоит из 100 проектов, 29 из которых обнародованы для получения общественных комментариев. "Наиболее успешными из тех, которые уже работают, можно назвать шахту им. Засядька и проект по Бориславу", – отмечает Тарас Бебешко.

Проекты "второго пути"

Проект на шахте им. Засядько в Донецкой области – один из первых, запущенных по программе ПСО. Он начал действовать еще в 2004 году, когда разработчики за собственные деньги привлекли международных экспертов, провели работы, продемонстрировали достижение определенных сокращений. Первую регистрацию, так называемое "письмо одобрения", предприятие получило в 2006 году, после чего по заключенному с Австрией и Японией фьючерсному контракту шахта получила 2,5 млн евро на закупку оборудования по утилизации метана и запуск когенерационной электростанции. Этот проект действительно успешен, и пока это единственное предприятие, которое полностью завершило ПСО и получило возможность передать единицы сокращения выбросов (ЕСВ) в уплату кредита Японии.

ПСО на нефтяном промысле Борислава (Ивано-Франковская обл.) направлен на утилизацию попутного газа, выделяемого при добыче нефти. Модернизация предполагает использование этого газа в качестве дополнительного источника энергии (раньше его просто сжигали). Заодно это позволит значительно снизить выбросы в окружающую среду. С целью рационального использования газа компанией ООО "Восточноевропейский энергетический союз" совместно с НТЦ "Биомасса" был разработан проект по строительству электростанции для переработки газа в электроэнергию с помощью газопоршневых двигателей американской компании Caterpillar. Предложенная технология позволяет уменьшить количество выбросов на 318 тыс. тонн СО2. Затраты на реализацию проекта на сегодня составляют около 6,5 млн евро. Около 30% компания "Восточноевропейский энергетический союз" планирует покрыть за счет продаж ЕСВ с помощью Австрийской программы СО/МЧР, а остальную часть – за счет кредитных средств.

Еще один показательный в своей результативности проект осуществляется компанией "Истил" на базе Донецкого сталелитейного завода. Здесь была внедрена новейшая экологически чистая технология выплавки, рафинирования и непрерывной разливки стали. В частности, замена печного трансформатора привела к снижению выбросов на 60 тыс. тонн, установка парогенератора дала снижение выбросов на 70 тыс. тонн, автоматизация нагрева слитков уменьшила количество ПГ на 90 тыс. тонн. Итого, по суммарным подсчетам, предприятие ежегодно "экономит" от 200 до 240 тонн промышленных выбросов ПГ в атмосферу.

Такая модернизация стала возможной благодаря кредитному соглашению, подписанному между "Истил" и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в 2003 году, согласно которому украинскому заводу перечислялось 85 млн долларов кредитных средств для финансирования программы по увеличению энергоэффективности. "Сэкономленные" на период 2008-2012 гг. выбросы уже выкуплены ЕБРР для Нидерландов за 3 млн евро.

Кстати, все вышеперечисленные проекты осуществлялись по так называемому второму пути ("Трек 2") – достаточно долгому и утомительному процессу, требующему неоднократного согласования со множеством международных организаций. На сегодняшний день благодаря тому, что Украина признана страной, выполнившей все требования КП, мы имеем право перейти на "Трек 1" и утверждать ПСО на национальном уровне, а не на международном. "В рамках процедуры "Трек 1" для решения основных вопросов понадобится всего несколько месяцев, если будет соблюдаться срок выполнения, предусмотренный законодательством, – считает Тарас Бебешко. – Это существенно упрощает и ускоряет процесс согласования. Пока на "Трек 1" начали переходить только отдельные страны. Мы среди первых, наравне с Германией".

... ...
 


Комментарии
комментариев: 0

...
Новости партнеров


Статьи
18.03.19, Ярослав Ярош
Более 10 лет руководство комбината "ArcelorMittal Кривой Рог" вело разговоры о строительстве новой агломерационной фабрики на предприятии. Но в начале 2019-го из дирекции АМКР прилетели другие вводные. Комбинат решил отказаться от прежней идеи. Теперь вместо новой аглофабрики должна появиться фабрика по окомкованию ЖРС. Такой объект, согласно предварительным расчетам, и экологичнее, и экономически выгоднее. Но при этом реконструкция обогатительного хозяйства на АМКР затянется и подорожает.
01.03.19, Игорь Воронцов
Наметившийся рост мировых цен на стальной лом угрожает стабильности работы украинских металлургических предприятий, обеспечивающих сотни тысяч рабочих мест и 25% валютных поступлений в страну. Ответом на вызов является законопроект №9474, принятый Верховной Радой 28 февраля за основу и в целом и направленный президенту Украины. Если он последует примеру законодателей и не станет затягивать с подписанием важного для отрасли документа, можно будет считать, что у металлургов есть сырье, а у бюджета – рост налоговых поступлений.
27.02.19, Ярослав Ярош
Глобальные торговые войны на стальном рынке украинскую металлургию пока особо не подкосили. Наоборот, по данным Министерства экономического развития и торговли, экспорт стальной продукции из страны вырос на 14,9%, или на 1,5 млрд долл. в денежном выражении, а по некоторым товарным позициям показал лучшие результаты с 2014 года.
20.02.19, Игорь Воронцов
Инициатива железнодорожной госмонополии грозит "заморозить" даже тот слабый экономический рост, который сейчас есть в Украине. Предлагаемая руководством Укрзализныци автоматическая индексация тарифов на грузоперевозки означает сверхприбыль для монополиста и многомиллиардные убытки для промышленности и АПК.
13.02.19, Ярослав Ярош
25 февраля собрание акционеров Днепровского металлургического завода намерено утвердить привлечение кредита Ощадбанка на сумму до 30 млн долл. С большой вероятностью средства с этой линии пойдут на финансирование строительства машины непрерывного литья заготовок. Проект анонсировал в 2017 г. еще старый хозяин ДМЗ – российский холдинг "Евраз". Новый владелец завода Александр Ярославский не отказался от задумки.
08.02.19, Игорь Воронцов
Производство металлоконструкций в Украине по итогам 2018 г. вернулось к уровню 2011-2012 гг. Несмотря на уверенный рост показателей, многие участники рынка оценивают прошедший год как менее успешный, чем предыдущий, и констатируют, что подъем в 2019 г. будет ограничиваться скромными возможностями национальной экономики.
25.01.19, Ярослав Ярош
В течение февраля национальная компания "Энергоатом" планирует провести серию общественных слушаний в 9 областных центрах Украины относительно достройки третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС и их влияния на окружающую среду. Это означает, что один из крупнейших долгостроев в истории Украины снова пытаются вернуть в активную фазу. Согласно последним подсчетам проект будет стоить 72,4 млрд грн. Его основная цель – увеличение экспорта электроэнергии в ЕС.
23.01.19, Игорь Воронцов
Увеличение спроса в ряде регионов мира толкает вверх закупочные цены на стальной лом. В результате существующая в Украине экспортная пошлина в размере 42 евро/тонну перестает выполнять свою задачу – обеспечение стабильной работы украинской металлургии, стратегически важной отрасли для национальной экономики.
18.01.19, Игорь Воронцов
Чушковый чугун по итогам января-ноября 2018 г. оказался "палочкой-выручалочкой", вытянувшей в позитивную динамику весь экспорт украинской металлопродукции. Однако и в этом сегменте украинским металлургам становится все сложнее находить сбыт на внешних рынках. К традиционным конкурентам в лице россиян добавились производители из Ирана, Индии, Бразилии.
15.01.19, Ярослав Ярош
Под конец 2018 г. украинский рынок металлолома погрузился чуть ли не в дзен: покупатели не метались из-за нехватки запасов, продавцы наслаждались хоть и медленным, зато стабильным ростом цен. Но любая идиллия недолговечна, а эта тем более. Нынешняя сбалансированность на внутреннем рынке опирается только на одну ногу – административно-тарифное регулирование. Вторая – эффективность ломозаготовки – продолжает хромать.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!